Академия Мира. Два Бога за моим телом

Алекс Анджело

Академия Мира. Два Бога за моим телом

ПРОЛОГ

Боги существуют, пока в них верят. Дети богов сильны, пока верят в их родителей, и лишь добившись своего почитания, становятся истинными божествами с их властью и слабостью — смертью в случае забвения.

Спустя несколько лет после рождения все божественные дети отправляются в смертный мир. Исключений нет, ни для кого. Даже сильнейшие боги света и тьмы вынуждены следовать правилам.

Смертный мир принял обоих. Один — свет, но с характером тьмы, другой — тьма с характером света.

Остаться среди людей? Добиться возвышения? Или найти «кристалл жизни»?

«Кристалл жизни» — человек, рождающийся раз в тысячу лет. Он может вернуть божественное дитя в их мир, но и плата высока: разбитое кристальное сердце…

Заставь полюбить, подари счастье, обнажи тело и душу, а потом безжалостно уничтожь, забрав вместе с собой частичку сердца…

ГЛАВА 1

Академия Мира — место, куда стремятся поступить все без исключения. Магистры — самые величайшие колдуны и ведьмы современности. Лучшие материалы, лучшая библиотека во всем Каратусе, территория, достойная постройки дворца, потрясающей красоты сады

Словно мир богов открывает перед тобой врата в благополучную и успешную жизнь…

Но впечатления двойственны… И в первый же день я поняла, что попала в ад.

Чёткая иерархия по уровню силы, и в начале учебного года первокурсники никто. Мусор с обочины дороги, сорняки под ногами, об которые все не прочь вытереть ноги. Учёба становится гонкой на выживание, в которой магистры лишь преподают, а во всём остальном студенты предоставлены самим себе. Испытаниями, проходящими раз в месяц, администрация лишь поддерживает сложившуюся систему.

— Подойди, — раздался голос девицы. Брюнетка с шикарным бюстом, чуть ли не вываливающимся из её кофточки, тыкала в меня пальцем. Но самое главное — у неё имелся значок желтого уровня силы, значит, если не подчинюсь, станет худо.

На улице царили последние тёплые деньки, и я пошла на риск, позволила себе прогуляться, наплевав на безопасность.

Опустив взгляд, я подошла к брюнетке.

— Ты меня толкнула, — издевательски произнесла она. Её глаза блестели. Я уже не раз видела такое выражение лица у адептов академии, власть, словно наркотик, доставляла удовольствие, а чужое унижение приводило в экстаз.

— Извини, — тихо прошептала я, не поднимая глаз.

— Извини? И это всё? — девица специально повысила голос так, чтобы слышали все в округе.

Услышат, но никто не поможет. Лишь посмеются, а те, кто находится в таком же положении, что и я, забьются поглубже в свой укромный, но совсем не безопасный угол.

— Мне очень жаль, — вымолвила я, закрывая глаза и заставляя себя всё стерпеть. За прошедшую неделю моя гордость потерпела столько фиаско, что я начинала ненавидеть саму себя.

В первый месяц учебы все первокурсники получали серый уровень — самый низкий, кто угодно мог дать тебе приказ, унизить и сотворить что вздумается, лишь убийство оставалось под запретом. Существовала даже то ли присказка, то ли правило: «Всё, что случается в Академии Мира, остаётся в Академии Мира».

— Так тебе жаль? — брюнетка засмеялась.

— Мари, решила заняться чужим воспитанием? — к девице присоединилась её знакомая, а я упорно не поднимала головы.

За эту неделю научилась нескольким правилам: не привлекай внимания, не разговаривай, учись и выполняй все задания магистров, не ходи вечером одна, не перечь и не показывай своего лица… Я превратилась в тень в сером балахонистом плаще с капюшоном, покрывающим голову.

— Представь, эта безвольная задела меня своими лохмотьями, — даже тембр её голоса заставлял почувствовать себя никем.

«Алита, ты должна всё стерпеть», — звучало в голове, как молитва.

У меня был выбор: выйти замуж за почтенного аристократа графа Олдуса, который недавно перешагнул пятый десяток, или поступить в престижную Академию Мира. Мне казалось, что после успешной сдачи тяжелых экзаменов я была спасена и впереди меня ждало лишь светлое будущее, но…

— Ты слушаешь?! — меня толкнули, и я едва не упала. Но этого оказалось мало, и последовал новый толчок.

Страх, отчаяние и злость. Мне было безумно страшно, давление этого закрытого общества невыносимым грузом легло на плечи. Отчаяние возникало из-за отсутствия выхода из положения. Я не уйду из этой академии, что бы ни произошло. Адептам платили месячное пособие, которого с лихвой хватало и на собственное обеспечение, и на помощь семье. Мама, младшая сестрёнка и брат едва достигший четырнадцатилетнего возраста, нуждались в этих средствах.

Оставалась ещё злость на свою бесполезность и беспомощность.

У меня был дар, но, подобно драгоценному камню, он нуждался в огранке и достойной оправе. Знания и сила — на вес драгоценного металла.

— Я преподам тебе урок! — снова толкнули в плечо.

Теперь лучше молчать, чтобы им стало со мной скучно. Тогда меня оставят, словно сломанную надоевшую игрушку.

Тех, кто пытался сопротивляться, сравнивали с землей, показав свой характер единожды, адепт серого уровня привлекал к себе внимание остальных. Будто начиналась увлекательная игра под названием «Кто станет последним?» Последним, кто унизил, тем, кто заставил уйти.

Такова была расплата за светлое будущее. Четыре года суровых тренировок, подчинение жесткой и безжалостной системе и обучение магии.

Сбежать нельзя, тогда вмешаются остальные. Впервые за прошедшие мучительные минуты приподняла голову и осмотрела окружающий замок сад. Адептов старших курсов стало в разы больше, и многие с усмешкой смотрели на начинающееся представление.

— Да скажи уже хоть слово! — чужая рука проникла под капюшон и схватила за волосы.

Больно, очень больно. Капюшон слетел с головы. Слезы брызнули из глаз, и я совершила непоправимую ошибку…

Дёрнулась и толкнула наглую девицу, которая, запнувшись об корень дерева, рухнула на землю.

Разразилась гробовая тишина.

Ту-дум. Ту-дум.

Все взгляды устремились на нас.

— Птичке сломают крылышки, — весело протянул парень, сидящий в беседке, обвитой лозой с цветущими красными цветками, похожими на открытые кровавые раны.

Кроме этого адепта там находилось ещё несколько. Один — с короткими светло- русыми волосами, слишком занятый карточной игрой, которая, по-видимому, была в полном разгаре. Второй — с белыми волосами, достигающими лопаток, идеальной кожей и точеными чертами лица.

— Ах ты, сучка! — в атаку пошла вторая адептка. В воздухе перед девушкой возникли красные магические круги.

У каждого мага свой цвет силы, который считается отражением души.

Я попятилась назад, в ужасе глядя на круги заклинания, сверкавшие перед девушкой. Эта незнакомая магия была направлена против меня.

Сумасшедший стук сердца отдавался в ключицах, во рту возник металлический привкус крови.

За доли секунды до того, как красный луч отделился от магического круга, моя спина коснулась чужого тела. Твёрдая как камень мужская грудь. Подняла взгляд и заглянула в чёрные, как безлунная ночь, глаза.

Пространство разверзлось, и мир заполонил свет. Искрящие белым светом магические круги возникли перед взором и поглотили красный луч заклинания.

Я сползла на землю, пытаясь восстановить дыхание и прийти в себя.

Атаковавшая девица затряслась, беззвучно глотая воздух. Она выглядела жалко, но и я смотрелась не лучше. Цветочный аромат, витавший воздухе, забирался прямо в легкие и вызывал отвращение.

— Я… я не хотела. Не знала, что ты окажешься позади, — залепетала девица. Её подруга, сидевшая несколько секунд назад на траве возле дерева, сбежала, оставив её одну.

— Ушла, — пренебрежение, прозвучавшее в этом голосе, заставило поёжиться.

Девушка на земле не заставила себя долго ждать и, спотыкаясь, сбежала.

— Ух, кажется, дело принимает интересный поворот, — снова тот самый комментатор из беседки.

Я намеревалась сбежать точно также, как те девушки, из-за которых всё началось. Пальцы вцепились в плотную ткань капюшона, и я отползла от того, кто стоял рядом. Дорогая обувь, выполненная из мягкой кожи, и лёгкие брюки — только это открылось моему взору.

— Спасибо, — пролепетала чуть слышно, но едва ли действия адепта можно было назвать помощью. Боялась даже посмотреть значок, определяющий уровень, на его груди.

Я встала на ноги, собираясь исчезнуть в замке. Внезапно резко движение, и холодная рука сжала скулы, заставляя поднять голову: те же точеные черты лица, что у парня в беседке, только брюнет.

Долгие томительные секунды черноглазый изучал меня, словно хозяин, осматривал свою породистую кобылу. Ледяной взгляд без капли жалости. Вторая его рука сдёрнула капюшон, вновь покрывавший голову, и дотронулась до золотистых волос, без промедления вытаскивая локон из косы.

Я перестала дышать.

Парень был красив, но в Академии Мира забываешь не только о себе, чувства, свойственные нормальным людям, становятся чужды. Словно леденеешь и покрываешься толстенной коркой льда.

Лицо онемело. Что будет дальше?

Понимая, что задыхаюсь, шумно выдохнула.

Кончики губ парня приподнялись в холодной полуулыбке, а потом меня отпустили, отбросили, как ненужную вещь.

— Иди, — позволительно прошелестел голос.

Преодолевая оцепенение, побежала к замку. Сердце выпрыгивало из груди, ладони вспотели, кидало то в жар, то в холод.

Я словно умерла и вновь воскресла. Чёрный уровень силы, чёрный уровень силы… Угораздило же тебя, Алита.

Вся соль ...