Алмазы шаха. Повести, роман
В сборник Анатолия Ромова вошли повести «Алмазы шаха», «В чужих не стрелять» и роман «Знак темной ло
0%

Читать онлайн "Алмазы шаха. Повести, роман"

Автор Ромов Анатолий Сергеевич

Анатолий Сергеевич Ромов

Алмазы шаха

АЛМАЗЫ ШАХА

1

Выйдя из такси недалеко от Сретенки, Миша Каменский и Лука, он же Виктор Лукашов, без особого труда разыскали мастерскую металлоремонта, о которой узнали еще в Одессе. Стояла июльская жара, оба вспотели. И Миша, и Лука были одесситами, в школе учились в одном классе, вместе поступили в кораблестроительный. Схожими оказались их пути и после института. Еще до защиты диплома он и Лука решили, что ишачить по специальности не будут никогда. Оба были убеждены, что копейки, выдаваемые в заводских кассах, нормального человека могут только унизить. Естественно, свои дела они решили делать сами, не связываясь ни с жучьем - ворами в законе, ни с одесскими крупняками, то есть главарями мафии. Миша, которого отец, директор одесского автопредприятия, после института устроил к себе водителем, мог в эти первые дни зашибать приличные деньги одним извозом - что он и делал. Однако, как раз примерно в ту пору, когда возить людей Миша посчитал для себя делом скучным и унизительным, случилась неприятная история. Миша, взяв довольно поздно вечером на борт машины двух сосунков, подвез их к роскошному одесскому особняку. Оставив крупный залог, сосунки попросили подождать их немного - и вышли. Дождаться двух этих ребятишек Мише не пришлось: его взял неизвестно откуда возникший наряд милиции. Оказывается, сосунки, грабанув особняк, смылись, предоставив Мише разбираться с милицией, которую вызвали соседи.

Мишу после этого случая чудом отмазал отец. Сосунков этих в Одессе он отыскал сравнительно легко - и устроил им веселую жизнь, отметелив по очереди без всякой жалости. Но это было слабым утешением. Мише пришлось надолго лечь на дно. Он знал всех воров в Одессе, со многими поддерживал приятельские отношения. Но для себя решил твердо: тюрьма и лагерь не для него. По мелочи он баловался, было. Один раз, когда позарез были нужны деньги, за одну ночь «разул» две машины. Но это были эпизоды. Он знал: если он и решится пойти на дело, дело должно быть крупным. И сделает он это дело так, что выйдет чистым. Дело подвернулось, причем как раз к этому моменту судьба вновь свела его с Лукой.

Лука после института устроился механиком на пассажирский теплоход, ходивший в загранку. Конечно, он знал: на таких теплоходах вся команда, от капитана до последнего матроса, возит контрабанду по-черному. Имея от этого приличный навар. Лука и имел его, пока в одном из портов таможня не накрыла крупную партию наркотиков, перевозимых в машинном отделении. Лука об этих наркотиках и понятия не имел. Но поскольку именно он стоял в этот момент суточную вахту, все концы сошлись на нем. В конце концов дело обошлось, но Луке это стоило списания на берег. Здесь он и встретил Мишу.

Миша к этому времени, поскольку история с особняком утихла, устроился барменом в один из валютных баров в районе Ливадии. Дела сразу пошли неплохо. Миша был человеком контактным, мог немного объясняться по-английски и, что немаловажно, умел постоять за себя, ибо с юных лет увлекался каратэ и кикбоксингом. Выглядел он также в самый раз для Ливадии: высокий крепкий шатен с серыми глазами, прямым носом с чуть заметной горбинкой, красиво очерченным подбородком и мощными накачанными плечами. Не чужд Миша был и искусству: в институте писал стихи и был бессменным диск-жокеем всех общеинститутских вечеров. Так что дела в баре шли неплохо. Он смог подзаработать довольно много валюты. Украшало работу и то, что даже не в сезон она проходила в постоянном окружении стройных молодых курортниц - как иностранок, так и наших.

Ясно, когда к стойке его бара вдруг подошел списавшийся со своего судна Лука и прошли первые объятья - Миша предложил ему встать рядом за стойку. Поскольку место второго бармена было свободно.

Лука был коренастым, с темными, глубоко запавшими под надбровные дуги бровями, небольшим носом и усами «а ля Чингисхан», которые он носил постоянно. Назвать красавцем его было нельзя. Тем не менее девушкам он нравился. Наверное, они чувствовали в нем внутреннюю силу. За стойкой они отлично дополняли друг друга - немногословный Лука и не лезущий за словом в карман Миша.

Однако уже примерно через полгода Миша начал понимать: карьера бармена тоже не принесет ему счастья.

Именно здесь им наконец и подвернулось это дело. Настоящее серьезное дело. И место было подходящим: Москва.

Дело же было такое: чуть больше года назад один из Мишиных шестерок, известный одесский лепила и фарцовщик Аркаша Фортушняк, по прозвищу Фарт, рассказал Мише историю. История состояла в том, что очередная жена Фарта Лена, известная одесская красавица, учась в Москве в престижном институте, подружилась там с сокурсницей Вероникой. Вероника была крутой москвичкой, ведущей рассеянный образ жизни, всегда разъезжавшей на собственном «вольво» в окружении богатых поклонников. По словам Лены, которые Фарт добросовестно передал Мише, бабушка Вероники, в прошлом известная оперная певица, приходилась ни больше, ни меньше как родственницей - по тетке - бывшему шаху Ирана. Восьмикомнатная квартира бабушки, в которой, кроме нее, жили также Вероника с маленькой дочкой, была, по словам Лены, набита антиквариатом, золотом, серебром и прочими ценностями. Но главное, о чем Лена под страшным секретом рассказала Фарту, - где-то в тайнике в этой квартире бабушка прятала шесть уникальных по величине алмазов, в самом маленьком из которых было около тридцати карат. Алмазы эти, как поведала в минуту откровенности Вероника, были в свое время подарены родственнице, а именно прабабушке Вероники, самим шахом.

Все, что рассказал ему Фарт, Миша тщательно проверил. Поскольку один из Мишиных приятелей, одессит Костя Дегтярь, с недавних времен перебрался в Москву и всегда был готов предоставить Мише квартиру, сделать это было не гак трудно. Летом прошлого года Миша специально приехал в Москву, проверить, удастся ли взять квартиру Вероники. Найдя удачную точку, он несколько дней подряд, презрев все московские соблазны, наблюдал за квартирой, окна которой были открыты. Наблюдение Миша вел из снятой с помощью Дегтяря квартиры в цейсовский бинокль. Лена не обманула, квартира действительно была набита ценностями. Во время наблюдения Миша увидел всех: бабушку, Веронику, ее дочку и даже Лену, жену Фарта. В конце концов Миша понял: соваться в набитую сейчас людьми квартиру не имеет смысла. Впрочем, не было мазы соваться в эту квартиру и без хозяев: квартира, это Миша понял сразу, стояла на спецохране - о чем, уходя, ее жильцы каждый раз уведомляли милицию. Надо было что-то придумать.

Миша думал долго. Вернувшись в Одессу, он посвятил в свои планы Луку. Вдвоем они начали готовиться к делу. Сейчас, через год, наступил вроде бы удобный момент: Вероника с Леной отправились в круиз по Черному морю. Дочку Вероника отправила в летний оздоровительный лагерь под Москвой. Так что бабушка оставалась в квартире одна. Для большей безопасности они с Лукой обзавелись чужими паспортами, выписанными на двух граждан Приморского края и купленными по случаю на одесском привозе. Дегтярь обещал, как и в прошлый раз, помочь им с квартирой. И с машиной - «девяткой», на которой Миша разъезжал по Москве в прошлый свой приезд. Вариант был очень даже неплохим: московский приятель Дегтяря, уехав на три года в загранкомандировку, доверил ему наблюдать за машиной. Оставив Дегтярю ключ от гаража вместе с тачкой. Оставалось только переоформить доверенность на Мишу, что при московских связях Дегтяря было раз плюнуть. Сейчас повторить этот вариант было бы неплохо. Благо прошлогодняя доверенность лежала у Миши в кармане. Все же передвигаться по Москве без своего транспорта было хлопотно.

Да, сейчас наступил решающий момент, и Миша прислушался к себе: волнуется ли он? Нет, он был спокоен.

Перед тем, как войти в мастерскую металлоремонта, Миша спросил Луку:

- Где у тебя пистолет?

- Не волнуйся, все в порядке. В кармане.

Войдя в крохотное помещение, увидели в окошечке склонившегося над верстаком белобрысого паренька. Сунув голову в окошко, Миша кашлянул.

- Добрый день. - Подождав, пока парень поднимет глаза, спросил доверительно: - Друг, нам бы Ашота… Он здесь?

- А зачем он вам? Если что починить, я сделаю.

- Нам не чинить. Мы по личному делу.

- По личному? - Посмотрев внимательно на Мишу, паренек вздохнул. Сказал, взяв напильник: - Ашот! Тут тебя зовут!

- Кто? - донеслось из-за стены.

- Не знаю… Какие-то ребята… - Паренек снова занялся работой.

Секунд через десять из-за стены выглянул смуглый человек лет тридцати пяти с черными усами и обширной лысиной. Наметанным взглядом Миша определил: силой этот человек не обижен. Похоже, он и в самом деле из деловых.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Наконец, подойдя поближе, человек кивнул:

- Вы меня спрашивали?

- Да. Мне нужен Ашот.

- Я Ашот. Что дальше?

- Ну… Ашот, нам надо поговорить.

- Поговорить о чем?

- Меня зовут Коля. Я с Приморья.

- Очень приятно. Что дальше?

- Вам должны были звонить насчет меня. Только что.

- Звонить? Кто?

- Н-ну… - Миша покосился на белобрысого. Ашот кивнул:

- Можете при нем. Так кто мне должен был звонить?

- Костя Дегтярь.

Наверное, прошла целая вечность, прежде чем Ашот сказал:

- Д-да… Понятно. Второй, он что, с вами?

- Со мной.

Поразмыслив еще несколько ...

В сборник Анатолия Ромова вошли повести «Алмазы шаха», «В чужих не стрелять» и роман «Знак темной ло
0%
В сборник Анатолия Ромова вошли повести «Алмазы шаха», «В чужих не стрелять» и роман «Знак темной ло
0%