Оккультизм и магия

ПРЕДИСЛОВІЕ

Выпуская въ св ѣ тъ настоящее сочиненіе, я имѣю цѣлью дать общее и популярное представленіе объ оккультизмѣ. Поэтому я не останавливался на спорахъ оккультистовъ по нѣкоторымъ вопросамъ, а предпочиталъ представлять лишь наиболѣе ясное и простое мнѣиіе. Однако по многимъ вопросамъ оккультизмъ, какъ и другія науки,, еще не сказалъ своего послѣдняго слова, и желающіе ознакомиться съ частностями и подробностями этой доктрины обратятся къ болѣе спеціальнымъ сочиненіямъ.Что касается до изслѣдованія магіи, то я заботился лишь о выясненіи ея принциповъ и теоріи, но воздерживался отъ всѣхъ техническихъ подробностей, которыя необходимы для практики и которыми бы можно было злоупотреблять во вредъ себѣ или другимъ.

С.Тухолка.

Январь 1907 года.

ВСТУПЛЕНІЕ ВЪ ОККУЛЬТИЗМЪ

Общій взглядъ на оккультизмъ

Задачей оккультизма является проникновеніе въ тайны мірозданія, жизни и смерти, и овладѣніе секретами психическаго и такъ называемаго сверхъестественнаго міровъ.

Оккультизмъ основывается съ одной стороны на традиціи, а съ другой на историческихъ и современныхъ фактахь, на опытахъ и на научныхъ данныхъ.

Традиція или преданіе оккультизма восходитъ къ самой далекой древности. Она представляетъ тайны, которыя раньше хранились египетскими жрецами и индійскимн браминами и которыя частью передавались устно посвященнымъ, частью были высказаны въ письменныхъ сочиненіяхъ, большею частью символическаго характера. Преданія оккультизма раздѣляются на двѣ вѣтви, западную (египетскаго происхожденія) и восточную, индійскую, донынѣ культивируемую въ Индіи и выразившуюся въ Европѣ въ теософизмѣ.

Въ настоящемъ сочиненіи я буду заниматься преимущественно западной вѣтвью.

Преданіе ея опирается на Гермеса Тримегиста, на Моисея, на Орфея, на Гомера, на ПиѲагора и Платона.

Еврейская секта іессеевъ устно хранила преданія о тайнахъ, скрытыхъ въ книгахъ Моисея. Посему и самое преда- ніе это стало называться каббалой, отъ еврейскаго слова каббала — принимать, передавать устно.

Въ средніе вѣка въ тайны каббалы, хотя отчасти, были посвящены алхимики и астрономы. Въ XVI вѣкѣ среди ок- культистовъ надо отмѣтить Боме, простого сапожника изъ яѣмецкаго городка Горлица.

Въ концЪ XVIII и въ XIX вѣкѣ оккультизмъ значитель-но развивается, и поедставители его не скрываютъ своихъ мнѣній к знаній, но печатаютъ ихъ и открыто пропагандируй ютъ. Среди таковыхъ надо отмѣтить Мартинеца де Пасквалли, Клода Санъ-Мартена, Вронскаго, Фабра д'Оливе, Луи Лука, Лагуріа, Элифаса Леви и цѣлую плеяду оккультистовъ конца XIX столѣтія, какъОто: маркиза Станислава Гвайта, Жозефина Пеладана, давшаго себѣ имя «Саръ», Папюса (докторъ Энкосъ), маркиза ИвОд'Альведра, Седира, Эрнеста Боска, Марія Декреспа, Барле и проч.

Станиславъ Гвайта даже основалъ каббалистическій opденъ Rose-Croix, розенкрейцеровъ, гдѣ члены должны были сдавать экзамены и получали степени баккалавра, магистра (licenciй) и доктора кабаллы, а Папюсъ основалъ «независимую группу эзотерическаго ученія» (Le groupe indйpendant des йtudes иsotиriques).

Изъ журналовъ, посвященныхъ оккультизму, надо отмътить «L'Initiation», «Le Voile d'Isis», «La Revue cosmique», которые всЬ издаются въ ПарижѢ.

Изучая факты, необъяснимые съ точки зрѣдія точной науки и изслѣдуя психическій міръ человѣка, оккультизмъ встрѣчаетъ обширное поприще для работы.

Спиритизмъ, магнетизмъ и гипнотизмъ даютъ ему массу матеріала. ЗатЪмъ добросовѣстный изслѣдователь долЖенъ признать наличіе фактовъ телепатіи, ясновидѣнія, предчувствій, исполненіе иныхъ предсказаній и проч.

Камиллъ Фламмаріонъ, который объявляетъ себя противникомъ безплодной метафизики, предпринялъ изслѣдова- ніе такъ называемыхъ сверхъестественныхъ явленій, примѣняя къ оному методы точной науки, а именно: онъ путемъ публикацій просилъ присылать ему сообщенія о случаяхъ ясновидѣнія, явленія умирающихъ, отгадыванія мыслей и проч. Онъ получилъ нѣсколько тысячъ писемъ. Многіе изъ фактовъ онъ провѣрилъ и затѣмъ опубликовалъ болѣе 300 изъ этихъ писемъ въ своемъ сочиненіи «L'inconnu et les problиms psychiques,», при чемъ сказалъ, что свидетельства достовѣрныхъ лицъ заставляютъ признать эти факты такъ же, какъ мы признаемъ историческіе факты на основаніи ме- муаровъ, историческихъ сочиненій и проч. Иначе можно де отрицать и всю исторію.

Оккультисты стремятся проникнуть въ психическій міръ человѣка, принимая за основаніе изслѣдованій существованіе души.

Между тѣмъ психологія, которая основывается на физіологіи, осуждена на безплодность, ибо нельзя объяснять явленія духа, не зная сущности духовной жизни. Спенсеръ, представитель точной науки, въ своей «Psychologie» прямо говоритъ, что нельзя объяснить сущность зарожденія чело» вѣческой мысли и соотношеніе ея съ мозгомъ.

При этомъ Спенсеръ признаетъ существованіе явленій особаго нефизическаго порядка, но отказывается даже изслѣдовать ихъ сущность, утверждая, что это область «непознаваемаго»— unknowable, т. е. для насъ недоступная.

Итакъ оккультисты стараются проникнуть за ту черту, которую позитивная наука добровольно провела передъ собой, какъ границу своихъ изслѣдованій.

Однако оккультизмъ далекъ отъ отрицанія научныхъ данныхъ. Наоборотъ, онъ стремится поставить свои выводы въ связь съ наукой и часто вноситъ въ психическій міръ тЪ понятія, которыя уже составляютъ достояніе физическихъ наухъ.

Оккультизмъ рѣшительно отрицаетъ существованіе чего нибудь сверхъестествен на го въ мірѣ. Нужно признать, что вообще этотъ терминъ весьма неудаченъ: все, что существуетъ или происходить, тѣмъ самымъ уже входитъ въ число естественныхъ явленій.

Явленія, которыя зовутъ сверхъестественными, просто еще не поддаются объясненію, но таковыхъ много и въ области чисто матеріальной.

Не говоря уже о незнаніи нами сущности матеріи и ея силъ, напримѣръ, электричества или притяженія, я укажу еще на примѣръ, приводимый Станиславомъ Гвайта въ своемъ

сочиненіи «La clй de la Magie Noire».

«Возьмемъ. сѣмена крессона и посѣемъ ихъ въ массѣ чистой сѣры, которую польемъ дистиллированной водой. Когда крессонъ подымется, то возьмемъ растеніе и сожжемъ его; тогда въ пеплѣ крессона мы найдемъ части кремня, извести, желѣза, манганеза и аллюминія.»

«Какимъ образомъ объясняется появленіе этихъ металловъ и металлоидовъ въ крессонѣ?»

«Крессонъ не могъ почерпнуть ихъ ни изъ сѣры, ни изъ воды, ни изъ воздуха. Можетъ быть намъ скажутъ, что въ сѣменахъ крессона были части желѣза и аллюминія. Но тамъ они могли быть лишь въ безконечно маломъ количеств!»; стало быть, здѣсь произошло одно изъ двухъ: или созданіе желѣза и другихъ металловъ, или умноженіе металла,— но вѣдь только алхимики допускаютъ умноженіе твердыхъ тѣлъ».

Некоторые будутъ предубеждены противъ оккультизма, узнавъ, что въ его доктрину входить изученіе магіи. Но, во-первыхъ, главнымъ элементомъ магіи является психическая сила, а, во-вторыхъ, надо различать между магомъ и колду- номъ. Послѣдній безсознательно вызываетъ къ жизни тем- ныя силы природы и пользуется ими обыкновенно ради дур- ныхъ цѣлей, тогда какъ магъ сознательно подчиняетъ себъ психическій міръ и долженъ отличаться высокими нравственными качествами и не имѣаъ никакихъ дурныхъ или эгоисти- ческихъ побужденій.

При этомъ талисманы, заклинанія и тому подобные пріе- мы служатъ лишь побочными средствами мага, а главная его сила заключается въ чистотѣ сердца, въ силѣ- духа и въ знаніи.

По словамъ Элифаса Леви, для достиженія могущества мага, человѣкъ долженъ знать истину, желать добра, любить прекрасное и поступать справедливо.

Египетскій сфинксъ, который имѣетъ лицо человѣка, тѣло быка, когти льва и крылья орла, и былъ символомъ высшаго могущества, изображалъ этими аттрибутами знаніе, силу (воли), смѣлость и молчаніе (закрытый крылья).

Развитіе религій

Передъ тѣмъ какъ перейти къ изложенію эзотерійнаго, т. е. тайнаго, внутренняго, преданія, не лишнимъ будетъ описать въ двухъ словахъ созданіе и развитіе религій (при чемъ мы будемъ руководиться книгой «Sarrasi, L'Orient deviolи»).

Уже примитивный человѣкъ научился различать понятія хорошаго и дурного, ибо одно было ему пріятно, а другое тягостно. Отсюда зарожденіе идеи о божествахъ добрыхъ и злыхъ, развившееся впослѣдствіи въ нѣкоторыхъ религіяхъ въ дуалистическій принципъ.

Вначалѣ человѣкъ велъ пастушескую жизнь. Тогда въ

Индіи богомъ аріевъ былъ Агни, огонь, но когда человѣкъ перешелъ къ земледѣлію, то у него явилось много божествъ, а именно олицетворенныя силы природы, который всѣ были ему потребны для хорошаго урожая. Тогда появился Индра, богъ дождя или облаковъ. Затѣмъ богами стали вѣтеръ, громъ и, понятно, солнце, которое, и въ силу своихъ качествъ и въ силу сходства съ первоначальнымъ богомъ Агни, получило особое значеніе.

Въ связи съ солнцеМъ появились новыя божества — зари, сумерекъ и солнечнаго пути.

Проводя аналогію между производительными силами природы и рожденіемъ ребенка отъ соединенія мужчины съ женщиной, человѣкъ создалъ фаллическія божества и матеріализовалъ ихъ образы. Такъ Индру стали представлять въ вн- дѣ быка, отъ совокупленія котораго съ облаками рождается дождь.

Главнымъ фаллическимъ божествомъ былъ солнце, которое оплодотворяетъ землю, и Индра превратился въ Митру, бога солнца.

Въ странахъ же, гдѣ. дожди рѣдки и почва оплодотворяется разлитіемъ рѣкъ, какъ Ниломъ въ Египтѣ, эти рѣки явились символомъ фаллическаго божества.

Замѣітимъ, что въ основѣ фаллическаго культа лежитъ дуализмъ, т. е. представленіе о мужскомъ и женс ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→