Читать онлайн "Время увядающих лилий"

Автор Поляков Владимир

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Влад Поляков

Борджиа: Время увядающих лилий

Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключат соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников.

Никколо Макиавелли

Пролог

Герцогство Модена, граница с Миланским герцогством, август 1493 года

Ну вот и началось. Почти что, потому как французско-миланская армия ещё не здесь, а всего лишь на подходе. На подходе куда? К небольшому городу Реджо-Эмилия, находящемуся на границе между Моденой и Миланом. Так себе местечко, крепость тоже хлипенькая, но на неё у меня особых планов как-то и не присутствовало. Сражение будет в поле, благо и местность для этого вполне подходящая. Равнины, небольшие холмы, сколь-либо значимого леса не присутствует. Благодать как для пехоты, так и для кавалерии, всё зависит исключительно от мастерства полководцев и выучки солдат. Как раз то, что и требуется для наших раскладов.

Расклады, мда. Воевать с Францией, одной из сильнейших держав нынешней Европы, опираясь на собственные — весьма покамест скудные, откровенно говоря — резервы и союзников, один из которых слаб, другой же ненадёжен… Положение, если на первый взгляд, хуже губернаторского. Зато на второй не так уж всё и печально — слишком тщательно я готовился именно к такому вот естественному для истории раскладу. Мне, выходцу из XXI века, к тому же мало-мальски знающему историю и её закономерности, было понятно — Карл Французский непременно и обязательно попрёт на Неаполь, этого не избежать. Зато реально подготовиться, сконцентрировав все ресурсы, которые к тому моменту удастся под себя подгрести.

Сила на силу? Не совсем так, хотя некоторым может показаться. Разделяй и побеждай — вот это будет гораздо более правильным. Для начала удалось отделить Флоренцию, перевести её из разряда явной жертвы французских интриг в категорию вполне надёжного и обязанного роду Борджиа союзника. Деньги семьи Медичи, выгодное стратегическое положение «римского щита» и какие-никакие войска. Хотя это я не совсем правильно выразился — войска неплохие, пусть по большей части наёмники.

Стоило помнить и о ещё одном расколе, вроде не столь важном сейчас, но в потенциале способном дать многое. Семейство Сфорца отныне было в смятении, ведь Катарина, наиболее яркая представительница рода, заняла выжидательную позицию, Вот оно, наглядное свидетельство того, что не следует быть слишком уж хитрожопым. Это про Лодовико Сфорца по прозвищу Мавр. Ну притравил ты племянника, пожелав лично примостить задницу на троне герцогства Миланского, дело житейское. Только в таких случаях принято хотя бы наиболее ценным союзникам хотя бы сразу после действия намекнуть на истинное положение дел, а не играть их втёмную. Иначе может случиться то, что случилось — тебе перестанут доверять не просто, а от слова «совсем». Вот Катарина Сфорца, Тигрица из Форли и решила, что ну оно нафиг, очертя голову влезать в серьёзную заварушку на стороне того, кто уже показал себя совсем ненадёжным даже по отношению к проверенному временем и совместно пролитой кровью союзнику.

У самой Катарины было немного войск, но вот репутация, она дорогого стоит. Глядя на неё, многие другие феодалы Папской области сильно засомневались, а стоит ли так уж явно вставать на сторону врагов Александра VI, главы рода Борджиа? Не лучше ли если и не принять сторону понтифика, то хотя бы просто выждать на первом этапе, отойти на время в сторону, предоставив возможность Карлу VIII и его врагам самостоятельно помериться силами.

Второй раскол… Он в некоторой степени обезопасил тыл, сократил ту «ресурсную базу», на которую могли опереться главные внутренние враги — семьи Орсини и Колонна. Делла Ровере можно было уже не считать — внутри Папской области у них не осталось ровным счётом никаких ресурсов и резервов. Зачистка хоть и закончилась не так давно, но в её качестве можно было не сомневаться. Лично руку приложил, чего уж там.

И наконец, раскол третий. Если хочешь разбить врага — делай это по частям. Тут мне довольно сильно помог один из врагов, а именно сам Лодовико Сфорца. Испугавшись того, что Ферранте Неаполитанский, разъярённый отстранением от власти супруги отравленного Джан Галеаццо Сфорца — своей родной внучки, если что — заручится поддержкой Рима и двинет свои войска на Милан, Лодовико Сфорцабуквально вынудил Карла Французского послать ему на помощь уже собранную часть армии. Солидную часть, боеспособную, под командованием опытного военачальника… но всё равно всего лишь часть. Часть же априори слабее целого! Нам, Борджиа, только и оставалось, что воспользоваться благоприятной ситуацией.

Вот мы и воспользовались. Собрав все имеющиеся ресурсы и подтянув союзников, основной удар был направлен в сторону Пармы. Точнее сказать, сымитирован, поскольку целью было не взятие этого действительно довольно важного города, а провокация Лодовико Сфорца. Ведь возьми мы под свой контроль один из важнейших и богатейших городов герцогства Миланского, и что тогда скажут отстранившиеся, занявшие позицию временного нейтралитета Венеция, Мантуя, Феррара? А против общего, действительно массового альянса государей Италии армии Карла VIII не выстоять. В том смысле, что понесённые Францией потери будет чрезмерно велики, чем обязательно воспользуются другие враги. А таковых… хватало. Англия, Священная Римская империя, объединённые короны Кастилии и Арагона. О, все вышеперечисленные разом накинутся на ослабевшего соседа и раздербанят его на кусочки, откусив по несколько провинций. А ещё Бретань… Та самая Бретань, которую Карл VII по сути насильно включил в состав Франции и королева которой — вынужденно оказавшаяся его женой — с радостью поддержит любого, кто пообещает ей восстановление независимости.

Кардинал… ты опять протупил! И хвала хоть богам, хоть демонам, что тупизна временной оказалась, а то пришлось бы мало-мало головой о что-нибудь каменное или деревянное биться в тяжкой тоске из-за упущенной возможности.

Анна Бретонская, которая, мягко сказать, сильно не любила Карла VIII, вела с ним до вынужденного замужества войну и буквально мечтала при первой же возможности восстановить самостоятельность Бретани, где пользовалась практически полной поддержкой вассалов. Козырной туз… если правильно и в нужный момент его разыграть. Проклятье, ну ладно я, ещё не успевший полностью «врасти в эпоху», но куда смотрел Родриго Борджиа? Тоже протупил, несмотря на весь свой многолетний опыт, не увидел прекрасную возможность. Нет уж, сегодня же отправляю в Рим доверенного гонца с письмом к «отцу». Пусть начинает подготовку, пусть устанавливает тайную переписку с Анной Бретонской, суля ей поддержку против ненавистного супруга и восстановление независимости Бретани от Франции. Ну а такая мелочь как развод — это Папа Римский завсегда обеспечить в состоянии.

Время… с ним ещё интереснее. Нужен наиболее подходящий момент, чтобы взорвать эту пороховую бомбу, заложенную прямо в центре Европы. С таким грохотом, чтобы задрожала земля не только под Карлом VIII, но и под всеми его наиболее значимыми вассалами. А что надо для этого? Думай, Кардинал, шевели мозгами, они же у тебя есть.

Война на изматывание, которая заставит Карла VIII втянуть в Италию как можно больше войск и не позволит быстро и без страха разгрома перебросить часть их обратно, для подавления восстания в Бретани. Тот факт, что Анна Бретонская способна, оказавшись в Бретани, в считанные дни вернуть себе полноту власти и созвать верных ей вассалов, я даже не пытаюсь ставить под сомнение, ибо глупо рассчитывать на иное. Силы Бретани способны удержаться, но лишь при условии, что Итальянская армия Карла VIII — на крайний случай большая её часть — не сможет в сжатые сроки подойти к границам герцогства. А уж по причине гибели, блокады или необходимости отражать нападения врагов-соседей — совершенно не играет роли.

Из этого же следует… Необходимо параллельно и согласованно вести войну с франко-миланскими войсками и выплетать паутину, связывающую Рим, Бретань и, вполне вероятно, Испанию, точнее пока ещё Кастилию с Арагоном. Изабелла с Фердинандом от подобного точно не откажутся. Фердинанд из-за давнего конфликта Арагона с Францией. Изабелла же, та из-за ума и умения мыслить стратегически. Ослабить Францию, обезопасить северную границу — это серьёзное достижение. А значит, «отец» прочитает в письме ещё и про эти нюансы.

И молчок! Даже союзникам, даже большей части приближённых об этом покамест знать не следует. Если кому и могу сказать, то Мигелю, Бьянке, да Раталли с Эспинозой. Эти четверо уже доверено-перепроверенные, успевшие показать и преданность, и умение держать язык за зубами.

Дзин-нь! Не звонок, но его подобие — небольшой гонг, установленный снаружи шатра, где я отдыхал от летней жары. Если появлялся кто-то важный, один из бойцов охраны тюкал кинжалом или чем иным несчастную медяшку, тем самым сигнализируя о том, что меня желают видеть. А дальше уж в зависимости от настроения и состояния можно было разрешить охраннику войти и доложить, либо выйти самому, либо просто поинтересоваться, кого черти принесли. Единственное исключение — действительно серьёзная ситуация. Тогда два удара и обязательное появление охранника.

— Кто там ещё?

— Я…

Знакомый голос, обладательница которого уже особенно и не пытается маскировать его под мужской, искусственно понижая и добавляя этакую хрипотцу. Что ж, этот человек всегд ...