Пленница дракона
21 стр.

Читать онлайн "Пленница дракона"

Автор Шиа Меллой

Шиа Меллой

Пленница дракона

Серия: «Драконы Рур», 1 книга

Внимание!

Текст, предназначен только для ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно её удалить. Сохраняя данный текст, Вы несёте ответственность в соответствие с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления ЗАПРЕЩЕНО. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Переводчик: Кира А.

Редактор: Людмила Г.

Сверка: Юлия

Дизайн русскоязычной обложки: Кира А.

Вычитка: Марго

Мне больше нравилось, когда тебя не было.

Мне больше нравилось, не знать, что я нуждаюсь в тебе.

Глоссарий

Асафура — половинка огня; суженая пара Рур.

Драки — дракон.

Рур драки — дракон Рур.

Кахафура — мать огня и богиня Рур; божество.

Конай — верховный принц; лидер региона в Рур.

Конайса — верховная принцесса.

Та Конай — Мой принц; формальный/уважительный способ обратиться к Конай.

Най — принц.

Найса — принцесса.

Каха — мать.

Тоха — отец.

Ниха — сын.

Нихаса — дочь.

Рахса — сестра.

Рах — брат.

Окан — дядя.

Сафур — шар света и тепла сформированный из источника энергии Рур.

Завъет — раб.

Завъена — хозяин раба или хозяева.

Время на Рур:

Эну(р) — год(ы);

Дета(р) — день(дни);

Сэн — час(ы);

28 сэн в 1 дета / 28 часов в 1 дне.

402 детар в 1 эну / 402 дня в 1 году.

На Рур нет недель или месяцев.

Глава 1. Сила

Истинная жажда — не просто пересохшие губы и язык, который прилипает к нёбу.

Это отчаяние, головокружение, и конечности, словно из свинца.

Оказывается, что вид проточной воды столь же замечателен, как и лицо любимого, которого не видели долгое время.

Сбросив сумку со скудными вещами на берегу реки, я бросаюсь в воду с остатком энергии, с теми крохами энергии, что у меня остались.

Если в кустах скрывается какая-то угроза, то это тот момент, когда я буду наиболее беззащитна. Когда окунула лицо глубоко в воду, то кончик моего носа практически коснулся дна.

Вода стекает по лицу, когда я поднимаюсь из реки и вдыхаю воздух. У меня нет терпения — фильтровать воду, и я не забочусь о её тяжелом, землистом вкусе. Холодная вода — это рай на губах и языке. Брызгая в лицо, я увлажняю свою горячую кожу.

Мои брюки хлюпают, и с них капает вода, когда я сажусь рядом с сумкой. Мой желудок урчит, несмотря на всю воду, которую только что выпила, поэтому роюсь в сумке в поисках ягодной лозы и откусываю по кругу тёмно-синие фрукты.

Прохладный ветерок колышет листву фиолетового дерева. Воздух становится прохладнее, когда приходит вечер. Солнце уже село, но последние следы света мерцают на поверхности реки.

Это первый источник питьевой воды, который я нашла за несколько дней. Этот густой лес заполнен болотами, насекомыми и животными различных видов, которые не относятся любезно к человеку, который пробирается через их территорию.

Легко узнать о географии, где вы живете, от безопасной консоли или от кого-то другого. Но приобретать знания на собственном опыте, это совсем другой уровень.

Смех Иккона, огрубевший от возраста, эхом отдавался в моей голове, его бронзовые глаза горели весельем на морщинистом лице, точно не так легко.

«Ты не такая крутая, как думаешь, Сила», — он бы поддразнивал, если бы был здесь.

Невидимая рука жёсткой хваткой оборачивается вокруг моего сердца и сжимается. Я быстро моргаю, чтобы сдержать слёзы потери и ярости. Потеряна в чреве леса Андрасары, трудно принять, что единственная константа, единственная неизменная и постоянная в моей жизни, ушла. Они забрали его у меня. Мой дом тоже исчез. Всё, что осталось — желание найти, где можно жить.

Ещё один попутный ветерок доносит крики людей. Их ужас и паника, заставляют меня беспокоиться. Это слишком сильно напоминает мне то, что я пережила, прежде чем найти этот лес.

Перебросив сумку через плечо, я вскочила на ноги. Грохот пересиливает крики. Отражающийся звук от деревьев разбивался и обрушивался на землю, сотрясая всё вокруг.

Птицы стремительно кричат и бросаются в небо, цвета лаванды. Моё сердцебиение нарастает, удары, как барабаны в груди.

Рур драки.

Убегай.

Настойчивость предупреждения усиливается, когда крики прекращаются. В растущей темноте, тишина жуткая и предвестник беды. Тем не менее, мне любопытно.

Против здравого суждения я пробираюсь туда, где слышала крики. Иккон сказал мне однажды, что моё любопытство — подарок от матери огня и богини планеты Рур — Кахафуры. Он также сказал, что, если я не буду осторожна, это любопытство станет причиной моей гибели.

Может быть, поэтому мы, люди, рабы драки. Мы проигнорировали логику в пользу обнаружения.

Зачем ты это делаешь?

Там могут быть выжившие, и им может понадобиться моя помощь.

Когда Иккон нуждался во мне, я не могла ничего сделать, чтобы спасти его. Но, может быть, я могу помочь этим людям. Хотя, не уверена, что могу что-то сделать для любой несчастной души, которая борется с драконом. Возможно, единственная помощь, которую могу предложить, это закончить их страдание моим клинком в их шее.

Мои шаги лёгкие, плечи сгорбились. Густые, тёмно-бордовые кустарники, по высоте достигающие моего плеча, царапают кожу. Зловоние сожжённой плоти и дыма пронизывает нагретый воздух, моя кожа увлажняется потом.

Низко пригнувшись, я раздвигаю кусты и мне открывается небольшая поляна, образовавшаяся из-за вырубленных деревьев. Некоторые из них горят. Вдоль горящих крон лежала чёрная гора твёрдой, мощной плоти. Его крылья лежали неподвижно, хотя и скручивались близко к телу, потому что область была ограничена. Клинки выступают из его тела, обсидиановый отблеск маркирует их, как сталь Рур. Обугленные человеческие комочки разбросаны вокруг дракона. Дракон напал на людей или люди сначала ударили?

Хотя история о том, как люди стали жить на Рур — была приукрашена для развлечения, но мы всё равно знали правду.

На земле 2237 эну, наша планета стала неблагоприятной из-за высокого уровня радиации. Только маленькая группа сумела спастись при помощи космического корабля.

Остатки нашего вида прочёсывали пространство в поисках другой пригодной для жилья планеты, пока случайное падение через червоточину* не привело нас на Рур. (Прим. перевода червоточина — пространственно-временные туннели в гипотетической модели Вселенной).

Людям было дано убежище в одном из районов Рур под названием Андрасар от его Конай — верховного принца — Дохара Висклауда. Год спустя Дохар умер, а его брат Афат Висклауд стал Конай.

Первый указ Афата, как нового Конай Андрасары: поработить людей. В течение восемнадцати лет люди терпели порабощение Андрасары, ни капли не сопротивляясь. До сих пор. Есть репортажи о восстаниях, о людях, сражающихся против Андрасары.

Люди объединяются, чтобы выступить против рабства.

В их первичной форме, существа Рур почти могут сойти за человека. За исключением их глаз, которые светятся огнём, пойманные в ловушку их второй животной сущностью.

Они грозны, когда превращаются в свою драконью форму. Это дурацкая затея, бороться с драки. Мёртвые люди, лежащие там, узнали этот тяжёлый путь.

Уходи. Сейчас же. Это необходимо, если хочу жить. Но мой взгляд прикован к дракону. Прекрасное чудовище, которое пугает меня от макушки до кончиков пальцев ног. Я в восторге от того, сколько сил заключено в этом огромном звере. Это должно быть настолько освобождающим, чтобы быть настолько сильным. Знать, что все и всё дрожит в твоём могучем присутствии.

Глаза дракона закрыты. Он мёртв? Лёгкие струйки дыма дрейфуют из его морды, означая, что он дышит. Может быть, я должна помочь ему. Выйти туда и предложить удалить клинки из его тела, чтобы он мог исцеляться должным образом.

Не будь глупой, Сила. Ты станешь его следующей жертвой.

Слова Иккона резонируют в моей голове.

«Каждая жизнь имеет значение».

Но как насчёт жизни убийцы моего народа? Только несколько андрасари всегда были добры ко мне, среди них Иккон. Другие считают мой род врагом. Они порабощают нас, мучают, убивают.

Мёртвые люди окружали дракона.

Он сжёг людей заживо.

Не должен ли он тоже умереть?

Моё сердце стучит в груди, рот пересох от гнетущего жара. Моя промокшая одежда прилипает к коже, тяжёлая и неудобная.

Каждая частичка меня говорит, что я должна бежать, но меня удерживает в плену некоторая необъяснимая связь. Как будто Кахафура привела меня сюда для какой-то цели и требует, чтобы я довела её до конца.

Дракон внезапно поднимает голову и открывает глаза. Он поворачивает голову, и его два великолепных золотых глаза, с оттенком киновари, пригвождают меня к месту, где я сижу. (Прим. перевода киноварь — самый распространённый ртутный минерал. Имеет алую окраску, в переводе с арабского языка звучит, как кровь дракона).

Моё сердце готово остановиться, а затем перезапускается с такой скоростью, что я не могу дышать. Поднявшись на дрожащие ноги, я держу свои пустые руки высоко и видимыми.

Затем я выхожу из своего укрытия с хлюпающим эхом от обуви. Я говорю быстро, мой голос вырывается из груди.

— Я могу помочь.

В тот день, когда я потеряла Иккона, когда была вынуждена покинуть свой дом, было страшно. Этот момент, смотря в огненные глубины глаз драки, сопоставим с тем, испытанным мной ужасом.

Подняв крылья, дракон взбирается на когтистые лапы, увеличивая свой огромный размер, силу, возможности, несмотря на повреждения. Я идиотка из-за того, что раскрыла себя, и заплачу непомерную цену за свою глупость.

Дракон продвигается, его левое крыло ниже правого, от каждого его шага, вибрирует земля. Я делаю несколько шагов, отступая назад.

Убегать слишком поздно? Абсолютно. Я буду сожжена дотла в момент, когда повернусь спиной к этому монстру. Так что, остаюсь стоять лицом к лицу с приближающейся гибелью.

За исключением того, что моя приближающаяся гибель сгибается и падает на землю до того, как достигает меня.

Он ревёт, ужасающий звук заставляет моё сердце бешено стучать. Ряды длинных острых зубов цвета слоновой кости, предназначены для раздавливания костей одним укусом, а блестящий оранжевый цвет из тёмной пещеры его рта заставляют кожу сжиматься.

— Я могу помочь тебе, — говорю я снова, поднимая руки выше. — Я могу убрать клинки.

Мой голос ломается от слов. Я умру. После гонки на выживание в этом лесу, это моя финишная черта.

Низкий, грохочущий звук исходит от дракона. Он закрывает рот и его крылья опускаются. Но его блестящие золотистые глаза зафиксированы на мне.

Наблюдая.

Ожидая.

Это мой момент, чтобы убежать, не так ли? Так почему не бегу? Почему делаю шаг вперёд, даже если мои ноги угрожают выйти из строя? Почему делаю ещё один шаг?

Это абсурд, но чувствую, что должна спасти это тёмное чудище. ...

Наш мир исчез, а драконы поработили нас. Жизнь, которую я знала, изменилась навсегда, когда я потеря
1 стр.
Наш мир исчез, а драконы поработили нас. Жизнь, которую я знала, изменилась навсегда, когда я потеря
1 стр.