Императорский отбор

Виктория Свободина

Императорский отбор

Пролог

Ведьм у нас не любят, и давно повсеместно принят закон об уничтожении этих злокозненных и зловредных существ. И ведь истребили почти всех маги. Я думаю, это все не из-за плохого характера ведьм и приписываемых им преступлений. Просто маги правят миром и всеми населяющими его существами, а ведьмы… ну, мешались, что ли, выпадали из системы, их сила никак не соприкасалась с силой магов и не поддавалась контролю и четкому измерению. Ведьм опасались, потому и предпочли пойти наиболее простым путем и уничтожить проблему в корне.

Мир вздохнул спокойно, про ведьм почти забыли, ведьминские древние роды полностью искоренили, так что потомственных знающих свою силу истинных злокозненных ведьм уже давно не существует, однако иногда, очень и очень редко, появляются такие, как я – стихийные, случайные ведьмы, толком ничего не знающие о своей силе, возможностях и природной злокозненности. В моем роду не было ни магов, ни императоров. Может быть, какой-то далекий предок и получил от кого-то в наследство ведьминскую кровь, но то мне не известно. Отец моряк, мать булочница. Как потом мне рассказывали, я – четвертая дочь своего несчастного отца, так надеющегося на то, что у него все-таки появится наследник, родилась ровно в полночь, в полнолуние, когда на море бушевал сильнейший за последние годы шторм.

Ведьмы даже фактом своего рождения должны нести зло. Папа был очень зол, что я не мальчик, но, как ни странно, любить от этого меня меньше не стал и до тех пор, пока у него все-таки не родился наследник, выделял меня из остальных сестер, брал с собой в путешествия и растил почти как сына. Хорошее было время, но стоило родиться мальчику, и меня, уже вошедшую в подростковую пору, тут же отправили жить к матери и сестрам. Тогда-то и начались мои проблемы с местными жителями.

Глава 1

Под стенами нашего города стоит чужая армия, возглавляемая самим черным генералом – самым известным и сильным имперским магом, а по слухам, еще и некромантом, практикующим запретные ритуалы. Кажется, уже сегодня наш городок с прилегающей к нему территорией на суше и на море капитулирует без боя и долгой осады, войдя в состав империи.

Как могла, быстро слезла со скалы. Осмотр вражеского войска приводит к неутешительным выводам. Бреду по пляжу в сторону города, размышляя. Морской бой наш объединенный с еще несколькими прибрежными городами флот с позором проиграл имперскому, и теперь вражеская сухопутная армия по одному прибирает к рукам города. Хорошо, что мой папа уже мертв и не знает про позорное морское сражение. Интересно, мы хоть для вида окажем сопротивление или градоправитель сразу торжественно вручит ключи от города противному некроманту? С моря врагам близко не подойти – на всех старых приморских городах стоит великолепная магическая защита от непрошенных гостей, а с суши нас очень удачно защищают скалы, буквально зажавшие город в своих тисках, а еще высокие толстые стены.

Иду в город к своему учителю – светлому друиду Ахельму. Уж если кто и сможет дать отпор имперскому войску, так это наш старый добрый маг вместе с учениками. Плохо, что Ахельм излишне добрый и мирный – война не его дело. Меня вряд ли маги с собой возьмут сражаться, но я и спрашивать не стану. Только действовать открыто и напрямую – это не мое, зато диверсии в стане врага никто не отменял. Спокойно подхожу к городской окраине, выбираюсь на набережную. Несмотря на то, что под стенами города стоит армия, народ не паникует. Взволнован, конечно, но с того момента, как империя начала завоевательный поход в наши края, все знали, что так и будет. К тому же тем, кто сдается без боя и кровопролития, ничего плохого не делают. Даже власть могут не менять, просто переписывают в документах, что земли принадлежат империи, ставят своих наблюдателей и шествуют победным маршем дальше. Наш градоправитель наверняка очень хочет сохранить за собой должность и уже наверняка открыл бы ворота, но и мести от старой власти опасается, так что должен хотя бы выждать немного для приличия.

День солнечный, теплый, совсем не располагающий к волнениям. Но тут привычная картина мира ломается. По набережной ко мне идут двое в длинных плащах до пят, на головы незнакомцев накинуты капюшоны, и лиц не видно. Фигуры мужские, незнакомцы высокие, внушительные, и я совершенно не понимаю, почему их не замечает стража. В такой жаркий день в темных плащах и в одежде отнюдь не наших, а имперских фасонов… Осознание того, почему больше никто, кроме меня, не замечает странных прохожих, накрыло мгновенно. Это маги. Имперские маги, которые как-то сумели пробраться в город, и они идут мне навстречу и уже в двух шагах от меня.

С магами мне лучше не встречаться, если, конечно, это не светлые добрые друиды. Я остановилась, а потом свернула с пути имперских магов. Увы, слишком резко, чтобы они этого не заметили.

– Стоять, – тихим и очень властным голосом произнес один из имперцев мне вслед.

Ага, сейчас. Рванула что есть мочи. Слышу за собой звуки погони и мужские голоса.

– Почему ее не берет магия? – это, кажется зло и удивленно говорит тот же самый властный голос.

– Странно, да… – согласился второй и весело крикнул. – Рыжая, ну стой! Мы все простим и не обидим.

Магам доверять – себя не уважать. Ничего не отвечаю, экономлю дыхание. Мужчины быстрые, но и я не промах, к тому же на своей территории, где каждую улочку знаю. Сумела добежать до рыбного рынка, может, удастся затеряться между рядов. Никогда еще так быстро не бегала. Легкие горят огнем. Петляю по улочкам среди людей словно заяц, еще немного, и, думаю, оторвусь и где-нибудь тихо отсижусь.

Погони, кажется, больше не слышно. Замедляю уход и пытаюсь перевести дыхание.

– Ну вот и попалась, – довольно произносит некто за моей спиной, и меня хватают в крепкие мужские объятия, больше похожие на тиски.

Рванула со всей силы, попутно залепив охотничку локтем под дых. Не знаю, как удар сказался на мужчине, но я взвыла. Как же больно! Словно по камню ударила.

Надо, наверное, использовать свои силы и позвать на помощь, но я не знаю, поможет ли это как-то против магов и не принесет ли еще большей беды – пока они не знают или точно не уверены, что я ведьма, то все не так страшно, а узнают, исход один – смерть. Поэтому кричу, что есть мочи, зовя на помощь стражу, и мой крик обрывается, переходя в писк, когда поймавший меня мужчина болезненно сжал запястья, выкручивая руки. Теперь я плотно прижата грудью к груди незнакомца. Из-под капюшона плохо видно лицо, но что мне поразило, так это глаза – они светятся потусторонним синим светом! Мамочки! Не знала, что маги так умеют. Так и застыла, глядя на незнакомца, как кролик на удава. Вдруг глаза мужчины словно потухли.

– Ну что там? – нетерпеливо поинтересовался спутник поймавшего меня имперца.

– Девчонка вся обвешана руническими защитными амулетами высокого качества.

Вот тут почему-то обиделась. Девчонка? Какая я девчонка? Я девушка в самом расцвете лет. Лягнула мага ногой, и глаза имперца тут же вновь недобро вспыхнули синим.

– Как тебя зовут, лисенок? – успокаивающе похлопав моего битого пленителя по плечу, поинтересовался второй маг. Заглянула под капюшон. У этого, к счастью, глаза нормальные.

– Шпионам ничего не докладываю, – шиплю я.

– Значит придется тебя убить как бесполезного свидетеля, – безразлично произносит тот, у которого глаза словно два фонаря, и на этот раз хватает меня за шею, с силой ее сдавливая.

Шутки кончились. Хватка у мага железная, и мне очень больно.

– Меня зовут… – с хрипом выдавливаю из себя я, и хватка ненавистного имперца слабеет. Отомщу! – Меня зовут Шали Ос, – откашлявшись, наконец сумела произнести я.

– Кто ты?

Тут надо отвечать осторожно. Ложь маги могут распознать, поэтому только правда.

– Ученица друида Ахельма.

– Главного друида этих краев? Отлично. Вот к нему нам и надо. Проводишь.

Испуганно округлила глаза.

– Вы хотите его убить?! – учителя в обиду не дам ни за что, скорее сама умру.

– Нет, только поговорить, – на удивление спокойно и мирно произнес маг, который еще мгновение назад меня чуть не удушил. – Веди к нему. Что-нибудь выкинешь – пожалеешь.

Маги взяли меня под руки с двух сторон, и пришлось вести их к учителю, но пока мы молчаливо шли, успела послать к дому Ахельма, чтобы предупредить, стаю чаек и своих волков. Конечно, животные не говорят, но когда именно над твоим домом тревожно кружится стая птиц, причем учитель знает все о моих способностях, а потом еще приходят и скребутся в двери два волка-дружка твоей ученицы, всем своим видом показывающие, что неплохо было бы уйти с ними в лес, поневоле задумаешься.

К моменту, когда имперцы вместе со мной подошли к дому учителя, птиц уже не было. Надеюсь, и самого учителя в доме не окажется. Тот маг с глазами-фонарями, что до сих пор меня держит, на удивление очень вежливо постучался во входную дверь. Ожидала, что дверь либо не откроют, либо откроет младший ученик, но открыл сам Ахельм. Это сказало мне, что предупреждение друид понял, у него дома больше никого сейчас нет, но вот сам он решил от опасности не бежать. Вот зря. Очень волнуюсь. Эти имперцы даже для магов какие-то необычные. Ходят тут, как у себя дома, и друидская защита их не распознает.

Стоило учителю увидеть, кто именно к нему пришел, и лицо его окаменело. Я сразу поняла, что все не просто плохо, а очень плохо.

– Проходите, господа, – Ахельм даже не поинтересовался, кто к нему пожаловал. – Только прошу, отпустите девочку, и в моем доме вам будет оказан достойный прием.

Ка ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→