Второй визит

Андрей Костин

ВТОРОЙ ВИЗИТ

Рассказ

— О-о-о! — вопил Джокопо, бегая по комнате. — Это ангел! Мама миа, олимпийские богини — простушки перед ней! Если бы ты ее видел!

— Я видел, видел, — спокойно сказал Сергей, намыливая щеки. Он всегда предпочитал бриться по старинке.

Джокопо, стоявший возле иллюминатора, бросил взгляд в его сторону.

— Тогда ты просто замороженный сухарь!

— Не надо сравнений. Я все видел… Ты первый раз здесь? Хм… Видишь ли, дружище… подчас самые очаровательные создания оказываются…

— Ты хочешь сказать коварными, злыми демонами! Да я ради такой женщины готов горло себе перерезать.

И Джокопо схватил оставленную Сергеем на столе бритву.

— Успокойся Джокопо. Я абсолютно ничего не имею против демиургиек. Это добрейшие и умнейшие существа женского пола на свете. Очаровательные создания. Тебе даже разрешили бы жениться на ней — по предварительным исследованиям, наши генотипы схожи… Словно мы родились не в разных галактиках, а просто две расы… Парадокс природы… Правда, гены демиургиек не совсем изучены… И их правительство протестует против смешанных браков. Так что ты уж лучше не заводись с этим делом. Разве в Италии мало красивых девушек? И отойди от иллюминатора — нехорошо так пристально смотреть на дочку посла великой цивилизации… У них и без тебя дел хватает. Все-таки это второй наш визит сюда.

Сергей кончил умываться, вытер лицо полотенцем, не спеша подошел к окну. Многие демиургианцы из делегации по встрече уже смотрели в их сторону.

— Слушай, Ромео, — сказал Сергей, озабоченно почесывая подбородок, — если ты отойдешь от окна, я тебя с ней познакомлю…

Он потом долго раскаивался и никак не мог понять, как это у него вырвалось.

— Мама миа, а ты не обманываешь меня?

— Была бы нужда. Когда я здесь был с первой экспедицией, она помогала мне с языком. Я у них в гостях бывал, — и тут Сергей почему-то потерял былую уверенность и добавил тихо: — Ну, отойди, познакомлю.

Джокопо бросился его целовать…

К вечеру переговоры между землянами и демиургианцами закончились, и всех членов экипажа пригласили на праздничный ужин. Все это время Джокопо ни на шаг не отпускал Сергея. Он хорошо помнил данное обещание…

Наконец представился и счастливый случай — та демиургийка оказалась в трех шагах от них, совсем одна.

— Ну же, ну же! — взмолился Джокопо.

Сергей почему-то покраснел и сказал:

— Подожди, я тебя не предупредил…

— Не надо, оставь! Скажи, просто обманул меня!

— Да ты не…

— Она сейчас уйдет, и тогда уже будет поздно!

Сергей тихо позвал:

— Лейла…

Демиургийка подняла глаза и улыбнулась. Она на самом деле была очень хороша. Бездонно синие удлиненные глаза, припухлые губы, высокий лоб. На голове что-то вроде восточного тюрбана из тонкой и густой, словно туман, вуали. Она была среднего роста и бесподобно стройна. Лейла стояла подбоченившись, слегка наклонясь вправо, опираясь рукой на столик, и черный узкий комбинезон не скрывал ни одного изгиба…

Носком сапожка на высоком каблуке она притопывала в такт музыке.

— Мама миа, — прошептал Джокопо.

— О, Сергей, — Лейла сделала шаг им навстречу, — что же ты меня сразу не нашел?

Говорила она по-демиургиански, но очень медленно, внятно, слегка растягивая слова.

— Я и не знал, что ты… — начал Сергей, но в этот момент Джокопо ущипнул его. — Ах да, позволь мне сначала представить моего друга, самого отважного штурмана в космофлоте…

Польщенный такой характеристикой, Джокопо улыбнулся и выступил вперед, оттеснив Сергея.

— Джокопо, — сказал он, проводя какие-то манипуляции с ее рукой, видимо, намереваясь поцеловать. Это у него получилось довольно неловко, а Сергей, поморщившись, прошипел:

— Оставь дедушкины замашки, наконец…

Когда Джокопо вновь поднял глаза на Лейлу, вид у нее был довольно испуганный.

Положение спас Сергей. Он начал пространно рассказывать о существовавших на Земле традициях во время знакомства. Лицо демиургийки постепенно прояснилось. Она наконец улыбнулась и Джокопо, а потом сказала:

— Сейчас я принесу что-нибудь выпить. Надо отметить встречу и… — она запнулась и уже внимательнее посмотрела в сверкавшие глаза Джокопо, — … знакомство.

Грациозно повернувшись, Лейла удалилась, а Джокопо, прошептал:

— Мама миа, послушай, что я такого сделал, чтобы на меня так смотреть?

— Дурак, — Сергей скрипнул зубами, — да у них прикосновение лицом к руке… равносильно нашему пинку в зад…

— Ой-ей-ей, — завопил Джокопо, — что же ты меня раньше не предупредил?

— Кто ж тебя, черта, знал… Тише, она возвращается.

— Знаешь, если я опять сделаю что-то не то, ты предупреди меня вот так, — и он снова ущипнул Сергея.

Лейла принесла три чистых стакана и бутылку с какой-то смесью. Они выпили сначала за встречу, потом за знакомство и за что-то еще. Напиток на вкус напоминал ореховое масло с малиновым вареньем, был насыщен витаминами, а по цвету не отличался от фиолетовых чернил. На землян он не оказывал никакого воздействия, но Лейла сразу повеселела, и глаза ее заблестели еще больше.

— Может, потанцу… Ой! — вскрикнул Джокопо, оглядываясь на Сергея, и продолжил шепотом: — Нельзя ли выбрать другое место для предупреждений?

— С таким же успехом она могла бы предложить тебе постоять на голове, — сказал Сергей одними губами.

— Тогда давайте постоим на голове! — живо подхватил Джокопо, обращаясь к Лейле.

От удивления ее глаза стали почти круглыми…

— Да я же фигурально выразился, — простонал Сергей, — к стоянию на голове они относятся так же, как и мы.

— Что же ты мне голову морочишь, советчик! — Джокопо был настроен вполне воинственно. У Сергея мурашки забегали по коже.

— Послушай, Лейла, — начал он таким сладким голосом, что самому стало противно, — а как поживает твоя сестричка Айла?

— О, — Лейла махнула рукой, — она вышла замуж. И, представляешь, они задумали сделать меня тетей. «Тетя Лейла» — как тебе это понравится?

— Очаровательно!

— Ты серьезно?

— Дальше некуда. — Сергей оглянулся на забытого Джокопо, который стоял мрачнее тучи. — Знаешь, за это надо выпить.

После выпитого Лейла стала вести себя гораздо свободнее и пошла впереди, указывая дорогу. Она шла так, что Джокопо, делая судорожные глотательные движения, лишь изредка ошалело поворачивал лицо к Сергею, остальное же время не мог оторвать взгляда от нее…

Лейла толкнула рукой раздвижную дверь:

— Прошу!

Она привела их в комнату отдыха для сотрудников. Сергей знал это место — здесь часто проходили неофициальные деловые и личные встречи с демиургианцами. Остальное же время помещение пустовало, хотя и предназначалось для отдыха между переговорами и конференциями. Комната была круглая, с темными, пушистыми, словно меховыми стенами. Было довольно темно — только мерцал голубоватым холодным светом пол. Сергей давно заметил, что демиургианцы не любят яркого освещения и стараются проводить все встречи с землянами в полумраке. Хотя в их собственных домах он видел такое же освещение, как и на Земле. В чем тут причина, он не знал, но у ученых были две версии: либо демиургианцам было неприятно видеть лица землян, либо по неизвестной причине они не хотели показывать свои. Кстати, при нормальном освещении Сергей увидел Лейлу сегодня впервые — за ужином было почему-то необычно светло. Удивило Сергея и то, что в составе делегации была Лейла, — как правило, земляне встречались только с мужчинами. Которые, между прочим, были на редкость некрасивы, как он успел заметить сегодня. По земным меркам, наверное. Как ему повезло, что во время первого визита его переводчицей была женщина — Лейла — у единственного из всего экипажа! Но почему?

— Здесь нам никто не помешает потрепаться всласть, — сказала Лейла, улыбнувшись уже Джокопо, а не Сергею, — а вы случайно не знаете новых историй из тех, которые мне часто рассказывал Сергей во время его первого прилета?...

Джокопо вопросительно посмотрел на Сергея, а тот стал пунцовым.

Джокопо воспрянул духом и после короткого вступления начал… В этом ему равных не было. Лейла слушала, не отводя глаз от него, а он все больше и больше распалялся. Южный темперамент выплеснулся наружу и, наконец, впервые за долгие месяцы полета служил своему предназначению — очаровывать женщин каким бы то ни было путем. Лейла переживала описываемые события не менее горячо и, прихлебывая из стакана, то широко открывала глаза, то зажмуривалась, то кусала губы и потом вдруг звонко смеялась: словно кто-то рассыпал хрустальные шарики. Джокопо еще не очень хорошо говорил по-демиургиански, и, где не хватало слов, он помогал себе жестами.

Сергей не выдержал и, выждав необходимую паузу, встал и ушел, сославшись на неотложные дела. Лейла только махнула рукой — дескать, не перебивай Джокопо.

Сергей вернулся на корабль, разделся, лег и скоро уснул.

Утром он проснулся от тяжелого взгляда. Сергей открыл глаза. Над ним стоял Джокопо с бритвой в руке.

— Ты? Что ты собираешься делать?

— Видишь ли, — Джокопо был явно смущен, — после твоего ухода мы еще посидели немного, поболтали. Она оказалась очень интересным собеседником — даже жалко было расставаться. И ей, и мне… А когда мы прощались, она позвала меня в гости к сестре. Потом она как-то странно посмотрела на мою голову и сказала, что надеется, я буду достаточно вежлив и не пойду в гости в головном уборе…

— Ну и что?

— Понимаешь, я сначала ничего не мог понять — какой головной убор? Я думал, что это какая-то странная шутка.

— А что потом?

― А потом, перед уходом, она, понимаешь, сняла свой тюрбан… Ты п ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→