Дитя демона огня

Дитя демона огня

Светлана Шёпот

Глава 1

Я не могла дышать. Звон в ушах с каждой секундой становился все сильнее. Перед глазами вспыхивали яркие пятна, а желание вдохнуть становилось нестерпимым. Я уже не чувствовала отвратительного запаха от руки, которой меня душили. И тем более мне было откровенно плевать на вес тела навалившегося на меня человека. Да и чужая рука под моей одеждой сейчас мало волновала - не до того уже было. Я всем своим существом желала лишь глотнуть воздуха. Горло царапало, а в висках пульсировала кровь. Понимание того, что еще немного, и я попросту задохнусь, раскалённой иглой впилось в мозг.

Как бы мне ни хотелось оторвать руку насильника от своего лица, я всё-таки отпустила её и принялась целенаправленно искать на земле хоть что-нибудь. Когда я почти отчаялась, то мои пальцы наткнулись, судя по всему, на камень. Тут же схватила его и, размахнувшись, ударила. Потом еще раз и еще. Била ли я прицельно? Совсем нет. Я лишь хаотично махала своим «оружием», надеясь, что куда-нибудь да попаду.

Сколько раз мне пришлось ударить до того, как я всё-таки куда-то попала, не знаю. В какой-то момент, когда я уже почти ослабла и едва не потеряла сознание от недостатка кислорода, мне это удалось. Мужчина странно крякнул, дёрнулся и повалился на меня. Для надёжности еще несколько раз приложила его. Почти сразу сдернула его руку с лица и жадно глотнула воздух, тут же принимаясь кашлять. Было больно. И тяжело. А еще страшно. Только сейчас поняла, как мне было страшно.

Немного отдышавшись, кое-как выползла из-под него. Встала сначала на четвереньки. В голове шумело, горло болело, а перед глазами плавали круги.

Когда немного успокоилась, встала. Ноги дрожали. Ругнувшись, стерла рукавом кровь с лица - своим первым ударом он рассек мне губу. Только после этого заметила, что до сих пор зажимаю в руке «оружие». Повернувшись, прищурилась, морщась от боли.

- Сволочь, - прошипела, зло плюнув прямо на него.

В районе виска у мужчины была видна кровь, но он явно всё еще жив, только без сознания. Бросив камень рядом с телом, накинула капюшон на голову и поплелась к выходу из проулка. Меня шатало и тошнило. Стиснув зубы, положила руку на бок - сюда пришёлся второй удар. Надеюсь, рёбра не сломаны. Я хоть и не неженка, но получить от громилы кулаком по рёбрам не самое приятное в жизни.

Время перевалило за полдень. Стояла жара, хотя мне на неё было всё равно. Не знаю, что с моим телом не так, но я не ощущала дискомфорта, даже тогда, когда температура поднималась плюс пятьдесят и выше. Это я в Цельсиях, тут другая система исчисления, но смысл тот же. Плюс сорок или пятьдесят для этого мира вполне нормальная температура. Хотя по ночам прохладно, но и холод меня никогда сильно не волновал.

Людей в это время на улицах крайне мало, все сидят по домам, прячась от яркого света местной звезды. У неё даже название есть - Алькор. Этим же именем назвали и сам мир. Мне удобней всё-таки называть звезду солнцем, так что не обессудьте.

Если и есть в этом мире что-то еще кроме пустыни, то я об этом не знаю. Сколько бы ни спрашивала, никто ничего не знает. Я отлично помню, что в мире должны быть моря, океаны, реки, горы, леса, но никто тут даже слов таких не знает. Видимо, Алькор - это бескрайняя пустыня, которая мне за двадцать два года жизни здесь уже поперёк горла стоит.

Мне казалось, что тошнота и головокружение прошли, но в какой-то момент меня отчаянно потянуло сесть. Голова пошла кругом. Видно, хорошо мне мозги встряхнуло ударом об стену.

Оперевшись рукой о каменную стену, наклонилась, пытаясь отдышаться. Перед глазами плыли мушки, а тошнота волнами то накатывала, то отступала. Голова гудела, а ноги всё еще дрожали. Вокруг рта всё щипало, отчего хотелось прямо сейчас умыться. Тереть было бесполезно - пробовала. Зло скривилась - надо было прикончить гада.

- Ты в порядке?

Вопрос меня изрядно удивил. Это кто у нас такой заботливый? Здесь, насколько я успела усвоить, будешь умирать посреди улицы, к тебе никто не подойдёт. Потом обдерут, забрав всё, что есть, а тело выкинут за пределы города. Там много желающих добраться до мяса, пусть даже и несвежего. Быстро ничего не останется. Поэтому вопрос меня и удивил и немного насмешил. Мне вдруг резко стало любопытно - откуда взялся такой доброхот?

Подняв голову, чуть сдвинула назад капюшон, щурясь от яркого солнца.

Высокий. Хотя тут многие выше меня. Лет двадцать семь или восемь. Глаза карие. Знаете, карие глаза разными бывают. С зеленым оттенком, светлые, почти желтые, а иногда встречаются едва не черные. Вот у него последний вариант. А еще немного раскосые. И в них я на мгновение уловила растерянность и удивление. Чего это он? Ох, наверное, удивился цвету моих глаз. Блин, опять свечусь, не думая.

Если описывать его дальше, то надо сказать, что на голове у него был капюшон, но видно брюнет. Нос ровный, губы тонкие и бледные. Высокие скулы и острый подбородок. Но всё это ерунда, главное, что меня поразило - это цвет кожи.

Когда почти весь год на небе сияет солнце, а вокруг тебя бескрайние пески, с редкими оазисами и каменными городами, то сложно сохранить белоснежную кожу. Кажется, солнечные лучи способны позолотить тело даже сквозь одежду. Здесь многие кутаются в светлые ткани, пытаясь хоть как-то защититься от солнца, но всё равно хотя бы немного, да загорают.

И вот сейчас надо мной склонялся мужчина, кожа которого буквально светилась белизной. Первое, что приходит на ум - какой-нибудь местный богач, который случайно заблудился в городе. Вот только эти толстосумы никогда не высовываются дальше центра и в таком месте делать им совершенно нечего. А если уж они и бывают в подобных местах, то только в закрытых паланкинах и с кучей охраны. Да и в доброте они замечены не были. А тут подошёл, справляется о моём самочувствии. Кажется, даже в прошлом моём мире такое было редкостью, а тут так и вовсе нечто из области фантастики.

Я даже оглянулась, но, кроме нас на улице было только хромоногое животное, очень похожее на собаку. Да и она быстро скрылась в ближайшей подворотне.

- Все нормально, - выпрямилась, снова рассматривая человека. И как он тут оказался вообще? Потерялся, что ли? - А ты сам... что тут делаешь? - не удержала я своего любопытства. Увы, но эта моя черта нет-нет, да выползает наружу.

- Ищу место, где можно поесть и снять номер. Не подскажешь?

Все страннее и интереснее. Насколько я знаю, последний караван пришел в город с месяц назад. И он не знает, где можно остановиться? Не хочет же он мне сказать, что в одиночку шатался по пустыне? Не, на это способен только сумасшедший или я. Выжившим из ума он не выглядел. По крайне мере, на первый взгляд. Тогда, получается, что он всё-таки из местной знати? Думаю, именно так. Они тоже вряд ли бы знали, где тут в городе таверны.

- Хм, - бросила на него еще один короткий взгляд и вздохнула. - Пойдём, я как раз туда иду. Только держись подальше.

Мужчина кивнул.

Я убрала руку от стены и выпрямилась. Ребра еще болят, но не так уж сильно. Хотя если вдохнуть глубже, но лучше не надо. Может показаться странным, что я вот так просто после почти изнасилования спокойно согласилась помочь другому мужчине. Вот только за свои двадцать с лишним лет жизни в этом мире я уже научилась понимать, что постоянно страшиться нельзя. Если бояться быть изнасилованной или убитой, то лучше вообще из дома не выходить. Хотя, здесь, это совершенно не гарант, что на город не нападет какая-нибудь банда и не вырежет весь город, предварительно хорошо повеселившись с местными женщинами и девушками.

- Попала в переплёт? - спросил незнакомец, когда мы прошли метров сто.

- С чего взял? - поинтересовалась, размышляя, что нужно уходить из города. Иначе можно и проблем на свою шею наловить. Вздохнув, скривилась - бок прострелило болью. И дернул меня черт пойти после обеда в лавку с лекарствами. Наверное, когда ела, то привлекла внимание громилы, вот он и поплёлся за мной. Если бы поднялась к себе сразу, может, ничего и не было. Всегда было интересно, из чего местные лекари делают свои отвары, но мне так и не удалось узнать этот хорошо охраняемый секрет. Я бы поняла, что из растений, но проблема в том, что вокруг их почти нет. Даже знакомых мне кактусов тут очень мало.

- Рана на лице, да и видно же, что идти тебе больно.

- Не обращай внимания. Жить буду - это главное, - хмыкнула я, слизывая с разбитой губы каплю крови. Рана уже засохла. Регенерация у меня в этом мире тоже будь здоров. Уже завтра от боли в боку не останется и следа. А разбитая губа затянется к вечеру. За другими я такой тяги к здоровью не наблюдала.

Наверное, именно благодаря этой способности я до сих пор жива. Все мои годы здесь прошли под одним девизом - выжить во что бы то ни стало! Шансов на это у меня было весьма мало. Начать хотя бы с того, что своих родителей я в глаза не видела. Никто толком ничего о них мне сказать не мог. Слышала лишь, что еще малышкой я самостоятельно пришла в город. А спустя некоторое время недалеко нашли круг из остекленевшего песка. Там явно что-то сильно горело. Даже не знаю почему, но местные в том городе связали эти два случая вместе. Якобы кто-то что-то там видел. Вот только мне так и не удалось узнать, что там произошло, и откуда я взялась вообще. При мне не было никаких вещей или же ценностей. Росла я в борделе. В десять лет сбежала из него, так как мамочка решила, что я уже созрела для работы. И нет, не той, где надо полы мыть или же тарелки на кухне драить. А той самой, в горизонтальной плоскости. Позже я узнала, что местный богач присмотрел меня для себя и велел мамочке растить, подкидывая изредка денег на кормежку. Мне надо было сказать ему спасибо. ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→