Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Евгений Понасенков «Правда о войне 1812 года»

Читать онлайн «Правда о войне 1812 года»

Автор Евгений Понасенков

<p><strong>ПРАВДА О ВОЙНЕ 1812 ГОДА</strong></p> <p><strong>КУТУЗОВ — «БЕЗДАРНЕЙШИЙ» НАЗНАЧЕНЕЦ СТАЛИНА</strong></p> <p>I</p>

История войны 1812 г. с самого начала стала преподноситься царскими официозами в сильно идеологизированном виде. Вторая мощная волна фальсификации (первая приходится на царствование Николая Павловича) обрушилась при Сталине. Сменив в 1934 г. линию «безродных коминтерновцев-интернационалистов» на «патриотическую», «вождь народов» приказал создать в МГУ ранее не существовавший исторический факультет, а затем вернул из ссылки выдающегося российского историка академика Евгения Викторовича Тарле, поручив ему сочинить новую историю войны.

Позднее «излишне академичного историка» заменили двое «деятелей от науки», полковники Павел Жилин и Любомир Бескровный, которые пошли в деле фальсифицирования истории даже дальше, чем им приказал Сталин (а Жилин продолжал выслуживаться перед тенью «вождя» краснознаменных аж до конца 80-х годов, доказывая своим «трудом» правильность поговорки «заставь дурака богу молиться…»). Теперь война должна была стать «справедливой» и «освободительной». За последние пятнадцать лет наука сделала большой шаг вперед в деле объективного изучения и деидеологизирования отечественной истории, однако и до сих пор остаются белые пятна (тем более, если это касается «героических страниц» прошлого), особенно в сознании массового читателя, не имеющего возможности знакомиться со специальной литературой.

Итак, проследим поэтапно полководческий путь этого «назначенца» товарища Сталина.

<p>Aустерлиц</p>

План боя разрабатывал австрийский офицер, имеющий опыт войны с Наполеоном ещё в пору его итальянских походов, Франц Вейротер. Его идея состояла в обходе армии французов с правого фланга, однако при этом сильно ослаблялся центр позиции союзников. По воспоминаниям участников обсуждения этого проекта (когда высказывались опасения по поводу диспозиции), Кутузов проспал в кресле все время заседания, а, проснувшись, всех отпустил.

За разъяснением причин поведения Кутузова, его роли в катастрофе в Австрии и позднейшим неудачам мы обратимся к запискам генерала от инфантерии и Новороссийского генерал-губернатора Александра Федоровича Ланжерона, который на протяжении почти всех кампаний находился при нем, а под Аустерлицем командовал обходной колонной войск:

В этом отрывке как бы логически выведена та концепция роли личности в истории, которая позднее будет воспринята Львом Толстым и, по несчастью, спроецирована на всех без исключения деятелей мировой истории.

<p>Завязка интриги</p>

Помимо вышеописанных черт характера ему мешала (в этом он признавался своим адъютантам) заключить долгожданный мир боязнь назначения в группировку, противостоящую Наполеону. 18 апреля 1812 г. он писал жене:

Взбешенный император Александр увольняет Кутузова с поста командующего и назначает адмирала Павла Васильевича Чичагова. Объясняя отставку Кутузова, царь заявил:

Ланжерон вспоминал об этих событиях следующее:

В самый вечер прибытия очередного нарочного от жены Кутузов (который в этот момент предавался развратным утехам с 14 летней молдованочкой) почувствовал, что «запахло жареным» и немедленно послал к паше. В итоге, в считанное время соглашение было подписано на условиях побежденных турок, многие важнейшие условия российского правительства не были выполнены.

Прибывший на место Чичагов мог только частично исправить положение. Об этом Кутузов докладывал в «объяснительной» на имя министра иностранных дел Николая Петровича Румянцева:

Между тем ненависть Кутузова к Чичагову росла. Вот как описывает сложившуюся ситуацию принимавший участие в переговорах Ланжерон:

Вновь уволенный Кутузов отправился в свое родовое имение Горошки.

<p>Главнокомандующий</p>

Однако, когда летом 1812 г. жестко встал вопрос о том, кто будет главнокомандующий, то император решил назначить Кутузова. Дело в том, что продолжительное отступление «немца Барклая» (хотя его давно обрусевший род был шотландского происхождения, но для русских дворян все не приглянувшиеся «иностранцы» были «немцами») вызвало опасное недовольство в среде потерявших свои имения дворян.

. Именно поэтому Александр поставил во главе армии такого же, как они крепостника, хозяина аж 5667 душ Кутузова. «Сам я — умываю руки» — заключил «чистоплотный» император. Замечу, что не последнюю роль в избрании Кутузова сыграли масоны (в чрезвычайный военный комитет, рассматривавший вопрос о едином командующем входил, к примеру, глава масонской ложи «Великий Восток» князь П. В. Лопухин).

Вот какова была реакция русских генералов. Петр Иванович Багратион писал губернатору Москвы Федору Васильевичу Ростопчину:

«Хорош и сей гусь, который назван и князем и вождем! Если особенного повеления он не имеет, чтобы наступать, я вас уверяю, что тоже приведет к вам…Теперь пойдут у вождя сплетни бабьи и интриги».

Кстати, ещё в 1811 г. Багратион предупреждал военного министра Барклая де Толли, что «Кутузов имеет особенный дар драться неудачно». Михаил Андреевич Милорадович назвал нового командующего «низким царедворцем», а генерал Дмитрий Сергеевич Дохтуров «отвратительным интриганом». В письме к жене Николай Николаевич Раевский лаконично заметил:

По прибытии к армии Кутузов первым делом приказал сняться с выгодной позиции у Царева-Займища (таковой она была с точки зрения практически всех военных историков и российских генералов, включая и недолюбливавших выбравшего её Барклая Ермолова, Фонвизина, Муравьева и др.). Эту мысль Кутузову подали два офицера штаба, интриговавшие против Барклая, о чем последний писал царю:

<p>«Недаром ли помнит вся Россия про день Бородина»?</p>

Этот вопрос автору обычно задают иностранцы и «наши» дети, поскольку «наши» взрослые просто об этом не задумываются: а собственно, почему 7 сентября (н. ст., применительно к традиции прошлого века) в России празднуют как победу русского оружия? Любопытствующим очень сложно объяснить такой парадокс, при котором отступившая с поля боя армия, которая затем ещё и оставила столицу считается победительницей? Для участников боя подобного парадокса не существовало: многие российские генералы считали Бородино серьезным поражением. Парадокс появился только в 1839 г., когда царь Николай II решил «разыграть» боевые действия в очередную годовщину сражения на Бородинском поле с участием строевых солдат. А, поскольку, монаршая воля превыше всего, то и думать нечего — победа! А, между тем, факты свидетельствуют об обратном.

В тоже время, расположение наших войск оставляло желать лучшего: основная часть армии находилась на берегу реки Колоч на окраине правого фланга. В этом месте она была совершенно бесполезна, т. к. во-первых, против нее не было практически никаких французских частей (основные силы Наполеон сосредоточил в центре и на своем правом фланге), а во-вторых, не могла сразу перейти в наступление (пришлось бы переправляться под огнем противника через реку). Это привело к тому, что уже в первые часы боя пали главные укрепления русских: багратионовы флеши (земляные стреловидные полевые укрепления на левом фланге, где располагалась армия князя Багратиона) и батарея Раевского в центре боевых порядков.

Осмотрев за два дня до сражения русские позиции, Багратион писал Ростопчину:

Через несколько месяцев после описываемых событий Барклай вспоминал:

«Я поехал вперед, чтобы произвести рекогносцировку позиций от Гжатска до Можайска; в представленном мною князю Кутузову донесении я не говорил о Бородино, как о выгодной позиции, но полковник Толь, назначенный главнокомандующим на должность генералквартирмейстера, избрал её для сражения. Служа продолжительное время по квартирмейстерской части, он приобрел тот навык, который эта служба дает всякому мало-мальски интеллигентному офицеру, чтобы руководить движением нескольких колонн; но она не дает ни надлежащей опытности, ни правильного взгляда относительно выбора позиции и ведения боя, в особенности при действии против такого врага как Наполеон и которые необходимы, чтобы нести столь видные и ответственные обязанности. Полковник Толь овладел умом князя Кутузова, которому его тучность не позволяла самому производить рекогносцировку местности ни до сражения, ни после него» ...

Все готово!
Мы собрали для вас персональную книжную подборку на основе ваших предпочтений.
Рекомендации
Вход на сайт
Читайте, ставьте оценки и делитесь с друзьями