Сплетающая Миры

Мария Суворкина

Сплетение миров 1

Сплетающая Миры

Первая нить плетения

Пролог

Мы не знаем, кто мы:

Дети красной звезды?

Дети черной звезды?

Или новых могил…

Ария. «Смутное время»

— Грядут большие перемены… — протянул сидящий в глубоком кресле человек.

Он выглядел совсем молодо для любого, глядящего со стороны. Лет на тридцать. Но стоило только посмотреть ему в глаза, как сразу становилось ясно — ему намного больше лет, чем кажется. Слишком многое можно было увидеть в его взгляде — и усталость, и мудрость, и тоску. Да и не удивительно. Ларру было уже около семисот лет. Он знал, что очень скоро придет и его время. Время уйти. Долго он ждал этого… Очень долго. Но может ли он так поступить сейчас? Сплетение на пути перемен.

— Почему ты так думаешь? — его собеседник был намного моложе. Почти мальчишка по сравнению со старым ларром.

— Смотри сам, воин. В мир придут новые Звезды.

— Это еще ничего не меняет.

— Да? А ты разве не слышал о пророчествах? Три тайны открыли нам первая пара. Три великие тайны. О приходе великих Аваров.

— Три?! Но…

— Ты знаешь лишь одно предсказание. О людях, верно? Так и должно быть. Никто, кроме уходящих, не знает все три предсказания. И это правильно.

— Да? А мне кажется, что о пророчествах должны знать все ларры.

— Нет. Только воины связи. Когда-нибудь ты и сам поймешь, почему нельзя обнародовать эти предсказания. Поэтому первая пара и запретили воинам связи раскрывать их. Только те, о ком говорят пророчества, могут знать. Да и то, лишь когда придет их время.

— Три пророчества о приходе Аваров? Три пары Аваров?! Но это же…

— Вот-вот, — ларр улыбнулся. — И сам начинаешь понимать. А что же начнется в Сплетении? А если, не ровен час, Горрон узнает?

— Вы правы, учитель, — воин поклонился. — Значит, вы считаете, что Авары скоро придут в наши миры…

— Да. Я чувствую это. Только вот уже не увижу.

— Учитель…

— Так надо. Мое время приближается. Да я и сам не хочу следить за развитием конфликта… Слишком я уж стар стал. Слишком стар. Мне не устоять теперь даже против новичка-Горронида. Что уж говорить…

— Да…

— Нет. Перестань, Кайрон. Перестань. Ты не хуже меня знаешь, что ничего изменить мы не в силах. И не хочу я ничего менять.

Он смотрел на пляшущие в камине языки пламени. И видел не огонь, нет. Страшную битву он видел. Как двое юных ларров сражались с Горроном. И в небе раскрывался великолепным, но страшным цветком портал… Как засияли необычные, новые Звезды — синяя и желтая. Как обе погасли, поглощенные порталом…

Страшное предсказание. Но камин никогда не врал старому аватану. Никогда. Значит, так и будет. И портал проглотит две юные жизни, выпьет их силу и заберет еще два мира. Что случится с ними в его чреве? А кто знает… Может, ничего, просто окажутся в ином пространстве-времени. А может, их не станет. Никто не знал.

— Кайрон, ты вот что запомни. Никогда не принимай на веру все, что скажут другие. Пусть даже ларры. Или воины связи. Никогда. Смотри сам, думай сам. Ведь может статься, что мы ошибались. Все тридцать тысяч лет ошибались. И это мы являемся злом, а не Горрон. Это мы не даем мирам исчезнуть в портале, который может вести в иную, лучшую жизнь. Да, ее нужно заслужить. Но разве не стоят этого многие планеты, многие миры? Разве не стоят за прошедшими веками души людей, эльфов и венлоа, погибших во имя своих миров? Смотри, Кайрон. Однажды может оказаться, что это мы, ларры, являемся злом. Отступить от избранного пути уже никто не сможет, это наша жизнь. Но будь внимателен. В твоих руках судьба десятков миров. И пока мы не знаем точно, кто мы на самом деле, не стоит давать Горрону убивать миры Сплетения. Не стоит отпускать их, оставляя на произвол судьбы. Мы просто не знаем, что несет с собой портал.

— Учитель, вы говорите такое?! Но ведь вы всегда внушали нам, что мы правы, что Горрон — несущий смерть. А что может быть хуже, чем портал?

— Что-нибудь да есть, — спокойно ответил он. — Поверь мне. Я сказал, Кайрон. Запомни. И однажды расскажи это другому воину связи, как я сегодня рассказал тебе. Как мне поведал мой учитель. Как первая пара открылись первому воину связи. Кто знает, кто прав?

— Великие Авары, — вздохнул он.

— Да и они вряд ли знают. Сплетение и портал — две части единого целого. И одно без другого существовать не может. По крайней мере, мне самому так кажется. Но это только мои домыслы.

— Я понял, учитель, — Кайрон снова склонил голову. — Я запомню.

— Хорошо, ученик. Иди. Ты нужен Сплетению.

Поднявшись, молодой воин связи быстро вышел из комнаты. Не сказав ни слова больше. Ларры никогда не прощались.

— Молодой еще… Не понимает. Ничего, придет и его время… — прошептал аватан, продолжая смотреть в огонь. А там шел уже другой бой. Как в ярком обжигающем пламени двое сражались с разросшимся порталом.

Он следил за ними, за будущим. Зная, что эти двое еще и на свет не родились. А он уже видит их судьбу. Что ж, таков его дар. Или проклятие. Знать, что случится вскоре… И Горрону бы не пожелал такого счастья.

Кайрон, Кайрон… И твоя судьба известна мне… Ты аватан. И это твоя дочь станет одной из пророчества о людях. Хотя все будут считать ее отцом другого. А ее родиной станет Анерой. Ты же погибнешь, сражаясь бок о бок с той, которую любишь. Пусть она и не твой защитник.

А райдок, с которым ты в паре сейчас, окажется отцом второго избранного. Вы погибнете вместе, ничего не зная о своих детях. Чужими они окажутся в Анерое, в мире, где будут вынуждены прожить первые несколько лет своей жизни. И убегут, ища путь к иному. Путь в Сплетение. К ларрам.

Только о людях могу что-то сказать. Предсказания об эльфах и венлоа для меня закрыты. И хорошо это. Знаю ведь, каждому придется пройти тяжелый путь. Путь отверженного и изгоя. Путь воина. Путь ларра. Что ждет их, юных и смелых? Ничего, кроме отчаяния и боли. Таков путь Авара. За все приходится платить…

Пламя камина металось, словно сумасшедшее. Да, вот оно, пробуждение Аваров. Дети, бедные дети… Что же на вас свалится на заре жизни! Почему вы обречены на этот путь, тяжелый, полный боли? Может, так и должно быть. Может, вы объясните нам, для чего существует Сплетение. Может, в вас проснется дух первой пары… И вы станете посланцами судьбы. Кто знает, что вас ждет в этом мире. Вас пока нет. Скоро, очень скоро ваши души проснутся. Но вы останетесь одни. В огромном мире никто не пожелает вам помочь, дети. Вы сами станете помогать друг другу.

А мое время уже истекло. Что ж, я сделал для этого мира все, что мог. И знаю, что нельзя пока раскрывать пророчества. Не ровен час, вы узнаете себя в них. Не стоит допускать этого. Все придет в свое время. Вы сможете, дети. Вы ларры. Вы — сплетающие и защитники. И пусть сияют ваши Звезды!

Он смотрел на огонь и улыбался чему-то своему. Теплый свет струился от его тела, исчезая в пламени. А сам аватан таял, таял на глазах. И вскоре его не стало.

Плетение первое

Райд-ава

I'm living in twilight,

I'm damned by the light.

My life is closed circle,

But I'm still all right!

Эпидемия. «Living in twilight»

Как это ни странно, он помнил себя практически с самого рождения. Помнил скучные белые стены палаты, в которой лежала его мать, помнил печальный шелест осенних веток, бьющих в мокрые оконные стекла. Помнил, как жизнь по капле покидала его мать в ту темную дождливую ночь. Он помнил, как она уходила куда-то… Как она звала его, не желая оставлять здесь, в этом жестоком мире, одного… Но он не пошел. Он еще не знал, что может ожидать одинокого ребенка во внешнем мире. В мире, где нет никого, кто мог бы позаботиться о нем, кто любил бы его… Арлен — такое имя дала ему мать. Арлен. Мальчик знал, Арлен — это он. Арлен — это защитник. Так переводилось его имя на общеизвестный язык. Мама ушла, оставив ему великий дар — жизнь.

Он не сомневался, что чужие люди специально не оставили ему его настоящее имя. Они хотели, чтобы он забыл свою мать, забыл, как его зовут на самом деле. Теперь все звали его Дрег. Он ненавидел это имя лютой ненавистью. Ненавидел, еще не понимая, что оно означает. Изгой. Имя грозило ему вечным одиночеством. Но он знал, что справится. Ведь он знает, кто он на самом деле. Арлен.

— Дрег! Где ты, негодный мальчишка! — злой голос раздался как всегда неожиданно. Он вздрогнул и посмотрел в сторону зовущего его. За семь лет он привык к столь ненавистному имени, но каждый раз обещал себе, что однажды навсегда забудет его. — Немедленно ко мне!

«Как собачку зовет, — горько подумал он о человеке, которого должен был называть своим отцом. — Никто я ему»…

— Дрег! Ты сегодня вел себя хорошо, — заявил отец. Мальчик удивленно посмотрел на него. Сказанное шло вразрез с только что услышанным унижающим обращением. — Можешь пойти погулять. На речку сходи, что ли… Я знаю, ты любишь там бывать…

Арлен действительно любил реку. Вода была его стихией. Синяя гладь реки завораживала его так, что он мог часами смотреть на нее, не отрывая взгляда. Синий всегда ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→