Солнце светит всегда

Мария Суворкина

Солнце светит всегда

(Желтый Меч -3)

Пролог

Девушка стояла на вершине башни своего замка. Вокруг чинно, словно голуби, восседали Стражи, но она знала, что хватит одного её слова — и вся эта хищная стая сорвётся с мест, выполняя приказ. Да, Стражи были и оставались самой надёжной защитой замка, затерянного в глубине Картелина. Фанатично преданные Воителю, они были одним из тех немногих столпов, на которые могла опереться Хранительница.

Но сейчас она, погружённая в свои мысли, смотрела куда-то вдаль, совершенно не замечая своих охранников. А подумать было о чём.

«Итак, что мы имеем на сегодняшний день… А имеем мы предвоенное состояние, что не есть хорошо, — она вздохнула. — Эльфы все ещё не оставляют надежд уничтожить меня, скорее всего, тем же заняты и Лорды криэйторов, и посланники Высших магов. Что делают драконы и где носит третью часть того сложного существа, в которое им предстоит слиться — неведомо. Простым жителям мира, скорее всего, вся эта возня глубоко фиолетова, но так будет только до начала мобилизации населения. Угадать, за кого встанет общественность, в принципе невозможно: они могут поддержать её в надежде избавиться от мерзких законов, установленных её предшественником, а могут воспротивиться, опасаясь, что жить станет ещё хуже. Впрочем, куда уж хуже… Кровь из носу надо связываться с драконами и самим Лидером, возможно, с их помощью можно будет как-то разрулить ситуацию, или хотя бы отсрочить начало боевых действий. Что же у нас в активе? Рэллмар, сильнейший маг розетты после неё, в данный момент немного дезориентированный, хотя последнее ничуть не удивительно, учитывая, что на него свалилось. Далее, абсолютная поддержка небольшого племени амазонок, якобы уничтоженных прежним Воителем, Арлингом. Лорд Подземелий, одна штука, в союзниках. Принц небольшого местного королевства. Мальчишка-вайтан — великая ценность для Хранителя, он способен увидеть её малейшие ошибки, в настоящее время находящийся в логове врага. Или не врага? Позже разберёмся… Стражи, маленькая непобедимая армия для охраны замка и локальных акций. Теоретически, за неё должны выступить и драконы, но с ними хотя бы поговорить надо, для начала. И, получается, всё. Негусто. Что ж, будем работать с тем, что имеется в наличии. И пусть Создатель нам благоволит…»

* * *

Меч в последнее время старался лезть со своими комментариями как можно меньше, давая Хранителю возможность самой осмыслить происходящее. Однако возможности следить за этими самыми мыслями не упускал — мало ли, каких монстров может родить воспалённый разум его носителя. После нескольких проколов рисковать совсем не хотелось. Но пока он встревать не собирался, соглашаясь с её мыслями. Единственное, о чём она забыла — это замок. Замок Хранителей, признавший её и полностью подчинившийся ей. Это значит, что столица полудикого кочевого государства Картелин переместилась из Вэйтолы сюда, пусть этого пока почти никто и не знает. Что ж, пора изменениям прийти на Воину. Давно пора. А это означает просто прорву работы, с которой до сих пор никому живому из команды Хранителя сталкиваться практически не приходилось. Теперь придётся, никуда не денутся.

Меч хмыкнул. Ожидалась очень весёлая жизнь.

* * *

Лидер тихо выругался и поскрёб когтем поверхность стола, оставив на ней ещё одну царапину. Давно он не был в ситуации, когда совершенно не представлял, что делать. Нет, в данный момент ситуация была более-менее стабильной: все корабли на боевом посту под их контролем, Закат со товарищи отчаянно грызёт гранит науки и тоже находится на виду, Рамаррин плетёт очередную интригу, знать бы, что придумал на сей раз старый разбойник… Но терзало старого дракона неутихающее чувство вины за гибель Брата. Если бы… если бы он не согласился на безумные эксперименты Рамаррина, не потерял бы способность чувствовать Предел, он бы почувствовал возмущение, сопутствующее приходу Воителя, нашёл бы способ прикрыть, проследить, защитить… Если бы. Если. Но история, как ей и полагалось, не терпела сослагательных наклонений.

Наведаться в замок, что ли? Лет пятьдесят там не был, можно и навестить логово Воителей. Так, без особой причины, просто посмотреть. Вспомнить.

* * *

(из записей мага-летописца Гория Сувра)

«…мир продолжает балансировать на острие ножа, уж больно часты становятся бури Предела, сбивающие с ног всех магов мира. И почему-то с каждой бурей кардинально меняется настроение Высшего Леота. После первой бури и пришествия Воителя, он выбрал сторону и развил довольно бурную, но при этом весьма скрытную деятельность. Даже будучи незнакомым с новым Воителем он встал в ряды его сторонников, отбросив все наказы своего предшественника. Но пришла вторая буря — и его накрыла апатия. Незаметная, только я, зная его уже больше двадцати лет, смог заметить. Что случилось? Увы, мне это неведомо. И вот накануне Анлион накрыла третья буря, и ей удалось снова зажечь свет в глазах моего повелителя.

Что же несут миру эти шторма? Кажется, на этот раз остаться в стороне не получится, мне тоже придётся выбирать, за кем пойти. Впрочем, свой выбор я уже сделал».

Глава 1

Большой Зверь легко мчался по лесу, распугивая всех встретившихся обитателей. Впрочем, те совершенно не интересовали Зверя — он был сыт, да и задача сейчас стояла довольно важная, чтобы можно было себе позволить отвлечься хотя бы на минуту. Может, потом, когда задание будет выполнено, и удастся поохотиться.

Зверь хорошо знал вкус свежей крови и редко отказывал себе в таком удовольствии, если была возможность.

Но сначала задание. Важное, но совершенно не сложное — разве сложно убить слабого ребёнка? Может, придётся избавиться и от матери — Зверь не сомневался, что просто так она не отдаст своё дитя, разве что её не окажется рядом.

Легким прыжком Зверь перескочил небольшой овражек, остановился и шумно втянул воздух. Цель была уже практически рядом, и он медленно, стараясь не задеть ни веточки, чтобы раньше времени не выдать своего присутствия, двинулся на запах. Очень скоро он заметил фигуру женщины, ловко скользящую между деревьями. В руках она держала изящный лук с наложенной стрелой — Зверь не сомневался, что ей хватит доли мгновения, чтобы натянуть тетиву и выстрелить. Только вот одним выстрелом простой стрелы его не убить, даже если каким-то чудом ей удастся попасть в цель, а второго шанса он уже не даст.

«И зачем Закон нужен, если его не соблюдают? — подумал он, продолжая рассматривать лук. — Как там его?.. „Женщина не имеет права прикасаться к любому оружию, исключая ножи с очень коротким лезвием…“ Луки тоже трогать нельзя. Но как иначе выжить в лесу одинокой женщине с ребёнком? Впрочем, скоро эта проблема окончательно разрешится».

В поле зрения Зверя показался и упомянутый ребёнок — мальчик лет десяти. Как и мать, он держал лук с наложенной стрелой, на поясе был закреплён длинный кинжал. Оба были одеты очень просто и почти одинаково: рубашка, перетянутая плетёным поясом да штаны, все явно самодельное, как и кожаная обувь.

Зверь перевёл взгляд чуть в сторону, заметив краем глаза движение. Олень.

Это же движение заметили и охотники, мгновенно вскинув луки и выпустив по стреле. Раненый олень сделал пару длинных прыжков в сторону и упал замертво.

— Добрая охота! — улыбнулась эльфийка. — У тебя с каждым разом получается все лучше и лучше.

— Правда?

— Правда, — она потрепала сына по голове. — Ну что, домой?

Ответить эльфёнок не успел: Зверь медленно, словно красуясь, вышел из кустов. Эльфийка сдавленно вскрикнула и спрятала сына за спину.

— Как только я дам команду, беги и не оглядывайся, — чуть слышно прошептала она. — Надеюсь, ты Искажённому не нужен…

— Мама, а ты…

— Без разговоров!

Зверь, прищурившись, посмотрел на неё и потянулся, демонстрируя своё крепкое, сильное тело, давая понять, что любое сопротивление бесполезно. Однако он совсем не удивился, когда она положила сразу две стрелы на лук и натянула тетиву.

— Убирайся прочь, Искажённый.

Зверь улыбнулся, невольно заставив вздрогнуть обоих эльфов.

— Беги! — закричала она, отпуская тетиву.

Стрелам потребовались доли мгновения, чтобы долететь до места, где только что стоял Зверь, но его там уже не было. Мощный удар лапой — и эльфийка отлетела в сторону, ударившись спиной о ближайшее дерево, а охотник остановился, втягивая воздух, запоминая запах мальчишки. Он не сомневался, что сможет догнать эльфёнка очень быстро, потому и не торопился. Так охота будет куда интереснее. Зверь мягким прыжком переместился к лежащей эльфийке. Та была жива, навскидку определялись только ушибы, да сложный вывих колена.

Криэйтор шагнул было в сторону, вглядываясь в лес, но в заднюю лапу вцепилась рука. Он покосился на женщину, с отчаянием смотревшую на него, лениво встряхнул лапой, пытаясь сбросить руку. Не получилось.

— Пожалуйста… Убей меня, но не трогай моего сына… Пожалуйста…

Он повернул голову, уставившись на неё пристальным немигающим взглядом. Как и ожидалось, она не выдержала. Зверь усмехнулся, оскалив внушительный ряд острых зубов. Ответ был ясен и без слов.

— Если… убьёшь его — убей и меня.

— Легко, — он снова тряхнул лапой, всё-таки сбрасывая руку эльфийки, и помчался по ле ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→