Караоке вдвоем: Хмельная страсть

Мария Павлова

Караоке вдвоем

Караоке — известная японская забава, когда человек поет под музыку собственным голосом. Очень важно, чтобы этот голос был. Иначе слушать неинтересно…

Елизавета. Королева Англии

Маша перестроилась в крайний правый ряд, проехала на территорию обширной стоянки и припарковалась. Здесь можно оставить машину надолго, а быстро уйти из торгового центра «Карусель» ей явно не удастся. Нельзя сказать, чтобы в городе было мало универмагов, но этот новый! А всякая ли женщина объяснит, почему все новое так притягательно? С другой стороны, надо ли это кому-нибудь объяснять?

Маша дождалась конца музыкальной фразы и повернула ключ зажигания. В салоне стало тихо.

Сдерживая предвкушение, она захлопнула дверцу новенькой «хонды» цвета сиреневый металлик и направилась к широким стеклянным дверям, автоматически распахивающимся перед каждым входящим. Хрипловато-обольстительный голос Леонарда Коэна продолжал звучать в ее мозгу. Напевая в такт шагам, Маша инстинктивно чуть задержалась у входа, с удовольствием отметив безошибочность действия автоматики, и вошла в торговый зал. Удивительно, но тут приглушенно звучала та же мелодия. Незабываемый тембр и философская интонация Коэна некоторое время продолжали держать ее в плену. Вздохнув, Маша вынырнула из музыкальных волн, и глаза ее разбежались: море продуктов, вещей и прочих материальных благ предстало перед ее восхищенным взором. С чего начать? Так… что-нибудь на ужин, потом ножнички для своей затеи, затем вкусненького — побаловать Павла. Ну и, может быть, для внучки — ее изредка подбрасывает на вечер сын, уходя куда-нибудь поразвлечься с молодой женой.

Толкая перед собой тележку с покупками и обходя один за другим намеченные отделы, Маша высматривала, куда завернуть еще. Она была довольна собой — все успела и даже не торопясь обследовала незапланированный ряд постельного белья: английское, немецкое, итальянское — выбор большой, но сюда она приедет специально, в следующий раз. Почувствовав кожей ласкающее прикосновение шелковистого хлопка, Маша незаметно улыбнулась сама себе. Во всем ее теле сейчас царила та особенная легкость, которая всегда бывает после восхитительной ночи с любимым или после хорошей сауны… Сейчас ее тело проживало промежуточный этап между этими удовольствиями — Маша ехала из сауны.

Вот уже почти два года, как она начала усиленно заниматься фитнесом. Чем отличается нынешняя ее страсть от прежней — аэробики, — она объяснить не могла и решила, что аэробика как явление просто повсеместно уступила место фитнесу, как все старое уступает место новому. Это объяснение ее вполне устраивало, ибо с некоторых пор она ощущала себя не просто новой, а как будто заново родившейся.

В спортивном зале Маша не отставала от тех, кто помоложе, а в некоторых случаях даже превосходила их в ощущении ритма и скорости реакции. Естественно, изменения в самочувствии не заставили себя ждать! Но главное — в ней поселилась радость. Она переполняла ее и выплескивалась наружу, Маша вся сияла и светилась, и всем было невдомек, что с ней происходит. Она то и дело перехватывала удивленные взгляды сослуживцев, когда быстро и беззаботно сбегала по лестнице вниз и легко, даже изящно, поднималась по ступенькам вверх. Кабинет Маши, начальника склада готовой продукции одной весьма преуспевающей фирмы, размещался на третьем этаже, и она не упускала случая лишний раз пробежаться до первого этажа и обратно. На эту работу Маша устроилась легко: собеседование, правильно составленное резюме, а главное — ее заразительное жизнелюбие сделали свое дело. Ее кандидатуру предпочли кандидатурам нескольких гораздо более молодых претенденток. Вот что значит быть в тонусе!

Знание английского языка, до сих пор ненужного ей, неожиданно пригодилось, и Маша с удвоенным рвением занялась его совершенствованием. Занятия иностранным языком, спорт, новые впечатления дарили ей ту ни с чем не сравнимую радость существования, которая наполнила несколько последних лет ее жизни. Она не чувствовала, что ей уже весьма за сорок, а, наоборот, испытывала чувство уверенности в себе и жила и работала с удовольствием.

Прожитые годы не давили на нее, а, скорее, одаривали своим богатством. Время не притупило Машину восприимчивость к новому, и она с головой окуналась в незнакомые прежде увлечения, словно наверстывая то, на что в молодости не хватало времени и сил. Она ловко вписывалась в график работы: велотренажер по утрам, фитнес через день, раз в неделю сауна. Плюс к этому веселый, неунывающий характер и нежный, любящий муж Павел — вот каким богатством владела она в свои неполные сорок восемь… Но больше всего Маша радовалась тому, что они с Павлом переживают сейчас вторую молодость. И она вынуждена была признать, что эта вторая молодость по силе ощущений в значительной степени превосходит первую…

Сегодня в сауне Маша разомлела, ровненько восседая на средней ступеньке и следя за стрелками на циферблате специальных жаропрочных часов, чтобы не проворонить время, когда пора плюхаться в бассейн с прохладной водой. Рядом с ней в атмосфере ста двадцати градусов держали оборону еще несколько женщин разного возраста, которые тоже, подобно ей, не желали мириться с лишними килограммами и застоем в собственной жизни. Маша краем глаза поглядывала вокруг и сравнивала себя с ними. Пожалуй, она никому ни в чем не проигрывает. Разве что бедра чуть полноваты, но самую малость. Зато живот в самый раз, и кожа на нем упругая. Грудь… А хорошая у нее грудь! Не больше и не меньше — все пропорционально и округло, каждая линия тела плавно переходит в другую. Нет нужды укрываться простыней. Маша вольготно расправила плечи и откинула повыше голову. Из-под груди по животу заструились приятные ручейки, над верхней губой начали собираться капелька за капелькой. Маша слизывала их языком и посматривала на циферблат. Еще немного. Маша перевела взгляд в сторону.

Недалеко от нее в позе загорающей сидела молодая женщина. Явно моложе ее. Маша невольно скользнула глазами по ее телу. И… забыла слизнуть капельку над губой: у женщины… в общем, какая необычная у этой женщины оказалась прическа — на том самом месте. Маша опустила ресницы, но любопытство приглушило стыдливость — она стала изучать форму подстриженного островка блестящих черных волосиков в нижней части живота обнаженной красавицы. В этом смелом изобретательстве не было ничего вызывающего. Наоборот, очень мило. Надо взять это на вооружение! Маша решила, что сегодня же последует примеру.

При мысли, что Павел будет смотреть на нее с таким вот интересным островком над самым интимным местом, Машу пробило жаром, который превысил для нее допустимую суммарную температуру в сауне раза в полтора… Она вскочила с места и понеслась к бассейну.

Среди соответствующих товаров Маша выбрала себе небольшой набор самых, как ей показалось, удобных ножничек и заодно прихватила еще пару полезных вещиц — миленькую шапочку для душа и рукавичку для мытья тела. Относительно полезности второй у Маши были большие сомнения — все же хорошую мочалку не заменит никакая, даже самая очаровательная, рукавичка, но эта оказалась в тон шапочке и с таким же цветочным рисунком. Для мотивации покупки этого вполне достаточно. Дело завершил стаканчик для зубных щеток — такого же цвета, как рукавичка и шапочка. Пусть стоит и радует глаз. Со старым можно и расстаться. Удовлетворенно оглядев покупки в тележке, Маша двинулась к выходу.

Двери торгового центра так же элегантно раскрылись перед ней и сомкнулись за ее спиной.

«Хонда» встретила ее приветливым пиликаньем. Маша понимала, что это всего лишь реакция автоматики на нажатие кнопочки, однако слышать эти звуки каждый раз доставляло ей неизъяснимое удовольствие.

Маша вывернула из огражденного ряда припаркованных машин, подождала, пока в дорожном потоке появится щель, ловко вписалась туда и прибавила газу. Интересно, Павел вернулся? Подъехав к дому, она сразу заметила темно-зеленый «мерседес» мужа. Уже дома! Она с нетерпением захлопнула дверцу автомобиля, коснулась кнопки на пульте сигнализации и заспешила к своему подъезду. Взбежав на второй этаж, вихрем влетела в квартиру.

— Павлик, ура, ты наконец-то дома, и вовремя! Ну как наши дела?

— Едем, Машка. — Павел обнял супругу и прижал к себе. — Даешь Египет!

…Как-то вечером, вдохновленный рассказами сына и невестки об их пребывании на одном из иноземных курортов, Павел снял со шкафа большой пластиковый глобус и долго изучал его. Маша не выдержала:

— Что ты тут высматриваешь?

Он, все так же молча, взял карандаш и разделил глобус на две части. На одной написал «Синай», на другой — «Африка». Крутанул его и предложил Маше выбирать. Маша наугад ткнула пальцем и попала в «Синай».

— Стало быть, едем в Шарм-эль-Шейх…

— С сегодняшнего дня я свободна. Отпуск! Наконец-то вырвемся, хоть посмотрим, как там люди живут! — Маша сияла, скороговоркой выплескивая эмоции.

— Ты посмотришь, Маш, — мягко поправил ее Павел, — я уже видел. Как живут, так и живут, как умеют.

Маша вывернулась из объятий мужа и, быстро переодевшись, скрылась в ванной комнате. Павел опустил локти на подоконник и замечтался, предвкушая путешествие. Долго мечтать в одиночестве ему не пришлось: Маша незаметно подошла и положила сзади голову ему на плечо.

— А это что у тебя, Павлик? — Увидев на подоконнике черную пластиковую коробочку с яркой наклейкой, она потянула ее за уголок. — Дивидишка новая? Давай посмотрим! — Не дожидаясь ответа, Маша повернулась и, обогнув стол, скрылась в большой комнате, где стоял недавно купленный домашний кинотеатр «Бэнг энд Олуфсен» — подарок Павла ей на день рождения. Ч ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→