Выйти замуж за Уинтерборна

Лиза Клейпас

ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА УИНТЕРБОРНА

Грегу, моему мужу и герою. С любовью, Л.К.

Название: Marrying Winterborne / Выйти замуж за Уинтерборна

Автор: Lisa Kleypas /Лиза Клейпас

Серия: The Ravenels, # 2 / Рэвенелы — 2

Объем книги: 35 глав и эпилог

Дата выхода в оригинале: 31 мая 2016

Переведено специально для группы: vk.com/club50110025 — Любимая писательница — Лиза Клейпас

Переводчики: Анна Воронина, Юля Бурлачук, Юлия Дронь, Екатерина Эйрих

Редакторы: Елена Заверюха, Асемгуль Бузаубакова, Марина Драп

При копировании перевода, пожалуйста, указывайте переводчиков, редакторов и ссылку на группу!

Глава 1

— Мистер Уинтерборн, к вам посетительница.

Рис поднял глаза от кипы писем на своём столе и нахмурился.

Его личный секретарь, миссис Фернсби, стояла на пороге его офиса, за круглыми линзами очков скрывался цепкий взгляд. Она была опрятной женщиной среднего возраста и немного полноватой.

— Вам же известно, я не принимаю посетителей в это время, — это был его утренний ритуал, проводить первые полчаса каждого дня, читая почту в никем не нарушаемой тишине.

— Да, сэр, но посетительница леди, и она…

— Меня не волнует, даже если она чёртова королева, — отрезал он. — Избавьтесь от неё.

Миссис Фернсби неодобрительно поджала губы. Она без промедления вышла, каблуки её туфель стучали по полу, словно череда выстрелов.

Рис вернулся к письму, лежавшему перед ним. Терять самообладание было роскошью, которую он редко себе позволял. Но в последнюю неделю его охватило гнетущее уныние, которое отягощало каждую мысль, каждый удар сердца и вызывало в нём желание наброситься на любого в пределах досягаемости.

Всё из-за женщины, которую ему не следовало хотеть.

Леди Хелен Рэвенел… женщина, которая была воспитанной, невинной, застенчивой, аристократичной. Ей было присуще всё то, чего он был начисто лишён.

Их помолвка длилась всего две недели, пока Рис не умудрился всё разрушить. Когда он последний раз видел Хелен, он был нетерпелив и слишком настойчив, наконец-то, поцеловав её так, как ему давно хотелось. Она задеревенела в его объятиях, отталкивая его. Её презрение к нему не могло быть более очевидным. Сцена закончилась слезами с её стороны и раздражением с его.

На следующий день её невестка Кэтлин пришла сообщить ему, что Хелен была так расстроена, что слегла в постель с мигренью.

«Она больше не хочет вас видеть. Никогда», — без обиняков сообщила ему Кэтлин.

Рис не мог винить Хелен в том, что она разорвала помолвку. Ясно, что они не подходят друг другу. Взять в жёны дочь из титулованной английской семьи для него означало пойти против воли божьей. Несмотря на огромное состояние, у него не было ни манер, ни воспитания настоящего джентльмена. Он даже не выглядел таковым со своим смуглым лицом, чёрными волосами и развитой мускулатурой простого рабочего.

К тридцати годам он превратил небольшой магазинчик своего отца на Хай-стрит в самый большой универмаг в мире, построив «Уинтерборн». Он владел заводами, складами, сельхозугодьями, конюшнями, прачечными и жилыми зданиями, а также был членом правления судоходной и железнодорожной компаний. Но, несмотря на его достижения, он никогда не сможет преодолеть пропасть между ними из-за того, что родился сыном валлийского бакалейщика.

Его мысли были прерваны ещё одним стуком в дверь. Подняв глаза, Рис с изумлением увидел, что миссис Фернсби вернулась в кабинет.

— Что вам нужно? — потребовал он объяснений.

Секретарь поправила очки и решительно ответила:

— Леди настаивает на том, чтобы остаться, пока вы не поговорите с ней, если только вы не прикажете выпроводить её отсюда, применив физическую силу.

Раздражение Риса уступило место замешательству. Ни одна из его знакомых женщин, респектабельная или нет, не посмела бы обратиться к нему так смело.

— Её имя? — спросил он.

— Она не скажет.

Рис покачал головой в недоумении, удивляясь, как посетительница смогла пройти его приёмные. Он платил деньги небольшой армии людей, чтобы они ограждали его от такого рода нарушителей спокойствия. Ему на ум пришла абсурдная мысль, и хоть он тотчас же отверг её, его сердце забилось чаще.

— Как она выглядит? — заставил он себя спросить.

— Она носит траур и её лицо скрыто вуалью. Стройная и очень вежливая, — после минутного колебания она сухо добавила: — И разговаривает с безупречным произношением представительницы высшего общества.

Когда его осенило, Рис почувствовал, как грудь сжало тисками от болезненного укола тоски.

Yr Dduw[1], — пробормотал он на валлийском. Казалось невозможным, что Хелен пришла бы к нему. Но каким-то образом он знал, что это она, ощущал это всем своим естеством. Не сказав больше ни единого слова, он встал и двинулся размашистым шагом мимо миссис Фернсби.

— Мистер Уинтерборн, — воскликнула секретарь, следуя за ним. — Вы же в рубашке. Ваш пиджак…

Рис едва её слышал, покидая свой угловой кабинет и входя в фойе с обтянутыми кожей креслами.

Он резко остановился, увидев посетительницу, у него перехватило дыхание.

Хоть траурная вуаль и скрывала лицо Хелен, он узнал её идеальную осанку и стройную фигуру.

Он заставил себя подойти ближе. Не в силах вымолвить ни слова Рис встал напротив неё, едва не задыхаясь от негодования, и в то же время с беспомощной жадностью вдыхая её сладкий аромат. Из-за её присутствия он моментально возбудился, его плоть наполнилась желанием, сердце отбивало барабанную дробь.

Доносившийся из одного из кабинетов, соединённых с фойе, звук клацанья клавиш, который издавали операторы, работающие на печатных машинках, оборвался.

Было чистым безумием со стороны Хелен прийти сюда без сопровождения. Её репутация будет уничтожена. Её необходимо быстрее выпроводить из фойе и отправить домой, пока никто не понял, кто она.

Но сначала Рис узнает, чего она хочет. Хоть Хелен и жила изолировано от внешнего мира и была невинной, она не была глупой. Хелен бы не подвергала себя такой огромной опасности, не будь у неё на то серьёзной причины.

Рис посмотрел на миссис Фернсби:

— Моя гостья вскоре уйдёт. А пока проследите за тем, чтобы нас не беспокоили.

— Да, сэр.

Его взор снова обратился к Хелен.

— Идите за мной, — резко сказал он и повёл её к своему кабинету.

Хелен безмолвно последовала за ним, её юбки шуршали, задевая стены коридора. Её наряд был устаревшим и слегка потрёпанным, имел вид аристократизма, для которого наступили тяжёлые времена. Было ли это причиной её прихода сюда? Может, семейство Рэвенел нуждается в деньгах так отчаянно, что она изменила своё мнение о том, чтобы снизойти до него и стать-таки его женой?

«Ей-богу», — думал Рис с мрачным предвкушением, — «ему доставит удовольствие слушать, как она будет умолять его принять её обратно». Он, конечно же, не примет, но даст ей прочувствовать те же мучения, которые он испытывал всю прошлую неделю. Любой, кто когда-либо посмел воспрепятствовать ему, мог бы заверить её, что впоследствии не будет никакого прощения или милосердия с его стороны.

Они вошли в его кабинет, просторное и тихое помещение с большим окном с двойными стёклами и толстым мягким ковром. В центре комнаты располагался письменный стол на пьедестале, заваленный письмами и бумагами.

Прикрыв дверь, Рис подошёл к столу, взял песочные часы и нарочито перевернул их. Песок перетечёт в нижнюю камеру ровно за четверть часа. Он чувствовал необходимость показать, что они сейчас находятся в его мире, где время играет большое значение и где он контролирует ситуацию.

Рис повернулся к Хелен, насмешливо приподняв брови.

— На прошлой неделе мне сообщили, что вы…

Его голос замер, когда Хелен откинула с лица вуаль и посмотрела на него с терпением, мягкой серьёзностью, которая ошеломила его с первой встречи. Её глаза были серебристо-голубыми, как облака, что плывут в лунном сиянии. Блестящие прямые локоны её волос самого светлого оттенка блонд были аккуратно собраны на затылке в пучок, но одна блестящая прядь выбилась из-под гребней из чёрного янтаря и свободно свисала возле левого уха.

Чёрт бы её побрал за то, что она так красива.

— Извините меня, — сказала Хелен и посмотрела ему в глаза. — Я пришла к вам при первой же возможности.

— Вам не следует здесь находиться.

— Есть вещи, которые мне нужно с вами обсудить, — она бросила робкий взгляд на стул поблизости. — Прошу, если вы не возражаете…

— Ага, присаживайтесь, — но Рис не сделал ни единого движения, чтобы помочь ей. Поскольку Хелен никогда не считала его джентльменом, чёрта с два он будет вести себя так, как будто он им является. Он полусел, полуприслонился к столу, скрестив руки на груди. — У вас не так много времени, — холодно сообщил он, коротко кивнув на часы. — Вы бы лучше распорядились им с пользой.

Хелен села в кресло, расправила юбки и сняла перчатки, ловко потянув за кончики пальцев.

У Риса пересохло в горле от вида её изящных пальчиков, появляющихся из чёрных перчаток. Она играла для него на пианино в Приорате Эверсби, её фамильном поместье. Он был очарован ловкостью её рук, порхающих по клавишам, как маленькие белые птички. По какой-то причине она всё ещё носила обручальное кольцо, которое он ей подарил, с безупречной огранкой розой, которое на мгновение зацепилось за перчатку.

После того, как Хелен откинула вуаль так, что она упала тёмной дымкой ей на спину, на одно напряжённое мгновение де ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→