Африка: предыстория

Предисловие

Этот рассказ предисловие ко второму сборнику сплаттерпанка. И предыстория к первому сборнику https://vk.com/wall-62262331_8630. Как вы помните, главным злодеем там был антрополог Александр Иванович Мортов. Отчасти, его реальной основой послужил краевед и некрофил Анатолий Москвин. Но только отчасти. История А.И. Мортова раскрыта в этом рассказе. Почему он стал таким, каким вы его увидели в повести? Было любопытно отправить его в Анголу, чтобы он нашел там цель своей жизни.

В будущем втором сборнике вы прочитаете про новых маньяков и психопатов. В прошлом сборнике было два маньяка психопата. Один - Сергей Иванович, психолог и тренер-коуч, а также педофил и некрофил, отчасти, взят с реального психолога. Тоже внешне успешного и имеющего в свое время власть над умами женщин. Пока этот психолог находится в разработке. Уже третий год. Заявления от изнасилованных им женщин убираются в "висяки", к чему мы уже привыкли. Другой маньяк из прошлой повести - психопат Коля. В его образе слились черты как Спесивцева, так и Альбера Фиша. В будущем сборнике вас ждут новые психопаты. И у них есть прообразы в реальности, куда без этого. Будут и новые профайлеры-детективы. И если действие первой повести происходило в маленьком южном городке, то действие второй части будет происходить в Санкт-Петербурге и также связано с социальными сетями и инфовирусами. А пока, читайте историю из будущего сборника и встречайте своих добрых старых друзей: теплых и упругих на ощупь личинок трупных червей; прозрачных сколопендр, сплетенных телами в сексе с кальмаром; древних лавкрафтианских пауков, проглотивших бездну и ...

Африка: предыстория.

Москва - Луанда. 1976 год.

- Товарищи! Год назад появилась еще одна социалистическая республика! В Африке, после гнета капиталистов и бандитов, родилось новое государство - Народная Республика Ангола. Недавно туда выехали кубинские товарищи. Врачи, ученые и военные. Руководство нашей партии решило тоже отправить туда как ученых, так и военных. Уверен, студентам вашего возраста будет интересно присоединиться к группе антропологов, чтобы исследовать прародину человечества. Мы хотим быть первыми! Кто хочет, подойдите к товарищу Елене Александровной Беркиной и запишитесь. Мы рассмотрим ваши заявки!

Саша Мортов в самолете вспоминал, как услышав слова ректора, он еле удержался, чтобы не побежать записываться сразу. Надо было подумать, забежать к родителям и посоветоваться.

Отец обнял его и понял, как ученый будущего ученого. Мать, филолог, все же была насторожена и вспомнила, что Африка кишит паразитами. Хорошо, что не знала ничего про войну!

- Надо сделать прививки, сыночек!

Саша чувствовал, что мать отпускает его с болью от расставания и страхом от неизвестности. Но понимала, что как и его отец, китаевед, он должен отправиться туда, откуда вернется известным ученым. Что есть у него как у отца жилка путешественника, азарт исследователя.

- Сашенька...ты только не влезай никуда. Хорошо?

- Мам. Ты же видишь какой я здоровый! Я даже не пролезу туда, куда не следует!

Саша и правда, был самый рослый с курса. Белый и добродушный гигант, с огненными волосами и прекрасной эрудицией. Лучший студент курса, он был интересен дочкам профессоров и сокурсницам москвичкам.

Но все студенты подмечали, что за добродушием Саши скрывается высокомерие московской интеллигентной семьи. К женщинам у Саши было презрение. Он не любил тех, кто мечтали о замужестве, а не об открытиях. Презирал Саша и сокурсников, что болтали о свободе в Америке, постоянно пьянствовали, а их эстетство было показным, лишенным глубины.

Вот и сейчас в самолете, он сразу сел так, чтобы не видеть запои сокурсников и руководителей антропологического факультета. Они курили, пили и обсуждали возможные прелести африканок.

Пожалуй, только Катя была другой. Ее чуть сутулая фигурка и очки не портили тонкие черты лица. Большие глаза, всегда внимательные и осторожные. Почти прозрачные руки переворачивали тетрадь с переписанной от руки книгой антропологов Англии. Иногда Катя смотрела на Сашу, ожидая от него ответного взгляда. В эти моменты Катя отбрасывала уже несуществующие черные пряди, не привыкнув еще к аккуратной стрижке под подростка.

Саша решился и пригласил Катю сесть с собой.

- Я думала, ты не пригласишь меня никогда. Прости, если могу помешать.

- Я подумал тут..а что, если самолет упадет? Я хочу тебе сказать, что мне нравятся твои хрупкие и сильные руки и ум.

- Если самолет упадет, мы так и не узнаем с тобой, откуда произошли люди. Ты читал перевод книгу Бейтсона о племени ятмулов в Новой Гвинее? Я переписала всю его книгу!

- Как ты ее достала! У нас такие не доходят!

- Папа привез, он дипломат.

- Рассказывай, что там!

- Бейтсон пишет, что в Новой Гвинее мужчины эксгибиционисты. На них очень влияет женская аудитория. Интересно, оказывается, у них есть ритуал переодевания в одежды других полов. Женщины одевают мужскую, а мужчины женскую одежду во время ритуалов. Можно сказать, что происходит гендерная унификация во время ритуала.

- Я слышал, что в Африке проводят операции у девочек. Ампутируют клитор, чтобы не было фиксации на оргазме.

- Дикари, лишенные марксизма. Согласен? Капелька материализма помогла быть им стать людьми. Главное, не повторить неудачный опыт колонизаторов.

- Согласен. Катя...закрой глаза!

Когда Катя закрыла глаза, Саша коснулся горячими губами ее щеки и почувствовал, как запылала ее плоть, едва бархатная кожа соприкоснулась с его устами.

- Саша.....еще рано!

- А я все равно поцеловал!

- А мне кажется, что ты иногда высокомерный и холодный мужик!

- Я с детства не любил дураков. Я хочу найти цель. Понимаешь, вот эти все дураки, - Саша кивнул на соседний ряд, откуда шел дым и уже раздавались пьяные песни, - не имеют цели. Построить равное общество, где все могут быть учеными, поэтами! Инженерами и творцами нового человека! Они живут пустотой. Без идей! А я хочу найти основу для цели. Что-то, на чем можно стоять и рассуждать. Творить и делать!

Именно таким увлеченным Кате нравился Саша. С горящим взглядом, взъерошенными рыжими вихрами, огромными и белыми ладонями. Он резко выделялся со всего курса. Как и она, он больше любил книги, чем людей. И с ним ей было бы действительно безопасно. С ним у них на двоих была общая идея. Сделать нового человека. Новое общество.

Катя хотела сказать ему, что влюбилась в него год назад, во время его выступления на тему эгалитаризма первобытных общин, но не успела. Шасси два раза мягко дотронулись земли.

- Разговорились, а даже не посмотрели сверху на океан..ладно. Закроешь еще раз глаза, Катя!

- Нет! Не сейчас! Но...мне понравилось. У меня не было никогда свиданий. Все были глупенькими...Идем?

В лагере, где они разместились с военными, Саше выделили отдельную комнату в солдатском вагончике. И пока остальные ворчали на условия, Саша с удовольствием лег на кровать и оценил спартанские условия.

Ничего лишнего. Стол, стул, кровать. Удобства на улице. Куча пустых тетрадей, карандаши и ручки. Скоро привезут багаж с книгами. А пока...а не прогуляться ли с Катей?

В маленькое и пыльное окошечко комнаты постучали и Саша увидел улыбку Кати. Словно ребенок она манила пальчиком на улицу. Дыхнула на окошко, и на запотевшей тучке выдоха нарисовала сердечко и обвила его спиралью. Вот он, знак неизбежности адаптации друг к другу. Все придет к одной точке, к одной идее. Идее любви или адаптации.

Может быть, они уже мыслят синхронно? Надо бы у нее спросить, что говорят английские ученые насчет телепатии и синхронизации мышления влюбленных.

Катя уже стояла у порога вагончика, переодетая в мешковатый комбинезон туриста. И встретила его словами, как пением.

- Как пахнет Африка? Пылью и жарой. Но не зноем. Ангола не настолько жаркое государство благодаря океану. И я рада, что ты тоже здесь.

Катя улыбалась ему. Саша никогда такой ее не видел. Белоснежные зубы, улыбка...она преобразилась после его поцелуя. Возможно, поцелуй любви превращает закрытую от всех книгами студентку в идеал женственности. Он чувствовал, как хочет носить ее тело на руках, но стеснялся потерять ощущение влюбленности своей торопливостью. Может, надо сначала влюбленным помечтать друг о друге, прежде чем коснуться губами ее лба, ладоней, хрупких пальцев, провести по ее спине рукой.

- Нас уже зовут?

- Да, нас ждет проводник. Его зовут Жонаш и он коммунист. Поклонник Кастро и Сталина. Спросил про ученых, чтобы показать ритуалы. Но все с похмелья легли спать и я подумала, что тебе может быть интересно..

- Катя, конечно интересно! Идем к ..Жо ..Жопашу?

- Ахахахаха, Жонашу! Саша! Жо-наш. А ты - грубиян!

Пока не время взять ее за руку, но Саша чувствовал, как их тела тянуло друг к другу. Притягивало внутренней нежностью. Что только расцветала в его теле, делая его беззащитным и лишенной всяческой лжи.

Жонаш, одетый в кубинскую форму, с калашником на груди, стоял и улыбался.

- Ты ученые?

- Ученые! Далеко идти? Что за ритуал?

- Вуду. Старый магия! Но Маркс лучше! Но ты интересно смотреть. А Жонаш хочет русский знать. Учить станешь!

- Что, Катюш, научим Жонаша русскому?

- Он добрый! Да, Саша? Как в США только расизм только держится.

- Жонаш против США. Там братья умирать. Рабы.

Жонаш сразу замолчал и стал серьезным.

Всю дорогу Саша и Катя удивлялись, что не видно никаких животных. Столько много зелени вдоль пыльной дороги, а животных не видно.

- Жонаш потом показать водопад и крокодайл.

- Крокодил!

Катя поправляла речь Жонаша и уже учила его советским песням.

Шагает со ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→