Святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии

По благословению митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира

Сказание о святой равноапостольной Нине, просветительнице Грузии. Монах Лазарь (Афанасьев)

Память ее совершается 14/27 января

Кто была святая Нина и какой удостоилась чести от Богородицы

Святой равноапостольной Нине было пять лет, когда замучен был по злой воле императора Диоклетиана[1] двоюродный брат ее по отцу — Георгий, почтенный Церковью прозванием Победоносца (это произошло в 303 году). Позднее в просвещенной ею светом Христовым Иверии, как в древности называли Грузию, святая Нина построила множество храмов в честь его имени. Христианское имя Георгий стало излюбленным у грузин от царей до простых земледельцев; оно и означает в переводе с греческого «земледелец».

Кто были родители святой Нины? Ее мать родилась в городе Коластры в греческой области Каппадокия. Ее звали Сусанна, и был у нее брат Ювеналий. Их родители скончались оба в одно время от повальной болезни, поразившей весь город. Как возрастали сироты — неизвестно, но уже в юношеском возрасте оказались они в Святой Земле, в Иерусалиме. Со временем Ювеналий постригся в иночество с именем Забдас и стал отцом экономом в храме Вознесения Христова. Сусанна поступила в услужение к диакониссе Нианфоре, благочестивой старице, армянке из города Двини.

Отца святой Нины звали Завулон. Вот его история. Он родился и жил в тех же Коластрах, был знатного рода и еще в юности был просвещен христианской верой, которую вынужден был исповедовать тайно, — были гонения. Молодой, свободный, сильный, хорошо владеющий оружием, он, по совету родных, отправился в Рим к императору Максимиану,[2] чтобы поддержать честь своего рода военными подвигами. Он так и сделал, но не открыл, конечно, неистовому гонителю христиан Максимиану своей принадлежности к вере Христовой. Скоро он стал в Риме одним из самых блестящих и удачливых полководцев.

Однажды на реке По разбил он несметные полчища галлов (предки французов) взял в плен их царя и почти всех начальников. Он не бросил их в темницу, не стал мучить и не убил их, но пригласил их в свой шатер и беседовал с ними о Сыне Божием Иисусе Христе и вечном спасении для людей, которое Он обетовал. Но вот пришел приказ императора казнить всех пленных, не исключая царя и вельмож. Те, почерпнувшие много пользы из бесед Завулона, не пали духом, но стали просить его: «Введи нас в храм Бога твоего, а потом предавай смерти». Завулон тайно призвал патриарха, который крестил всех пленных галлов и открыл им духовные очи.

Решив спасти их во что бы то ни стало, Завулон поехал в Рим и стал просить императора о помиловании побежденных. При этом он внутренне усердно молился Богу. И Господь помог. Император сказал: «Возьми их себе в рабы». После этого Завулон, соблюдая осторожность, вместе с патриархом под покровом ночной темноты повел галлов в их страну. Там встретил их народ. Увидев своего царя и своих вельмож невредимыми, галлы возликовали. Все они согласились креститься. Патриарх и крестил их в реке Гадамар. Поставив им священников, он вместе с Завулоном вернулся в Рим. Они привезли немало сокровищ, которыми одарил их галльский царь.

Полученные в Галлии богатства Завулон повез в Святую Землю, чтобы там оказать помощь храмам и монастырям. Он долго жил там, творя свою благочестивую милостыню, часто посещал иерусалимский храм Воскресения Господня и там познакомился с патриархом Забдасом. А это был прежний отец эконом, его земляк. Вскоре Завулон увидел Нианфору и ее прислужницу Сусанну. Через некоторое время старица Нианфора сказала патриарху Забдасу:

— Этот достойный и богобоязненный вельможа Завулон, крестивший галлов, воистину добрый христианин. Найдется ли лучший супруг для твоей сестры?

Богу было угодно, чтобы этот брак совершился. Став супругами, Завулон и Сусанна отправились в Коластры. Там родилась у них дочь Нина, которую они воспитывали в страхе Божием. А когда ей исполнилось двенадцать лет, они решили посвятить себя и дочь Богу. Продав свое имение, они вновь направились в Иерусалим. Сусанна по благословению патриарха стала начальницей общины нищих сестер при храме Гроба Господня, а дочь свою Нину отдала в обучение и для услужения старице Ниан форе. Завулон же почувствовал в своей душе неодолимое тяготение к пустыннической жизни. Патриарх благословил его на это, и он сказал жене и дочери:

— Господь призывает меня остаток своих дней посвятить Ему. Прощаюсь с вами навсегда. Господь наш, Отец сирых и кормитель вдов, не оставит вас. Ты, Нина, подражай в любви ко Христу сестрам Лазаря Четверодневного и Марии Магдалине.

И ушел в пустыню за Иордан, и более никто и никогда не видел его.

Старица Нианфора была мудрой. Она изучила Ветхий и Новый Завет, а от иерусалимских священников и книжников она слышала немало рассказов о жизни Иисуса Христа на земле и о чудесах, совершавшихся Им. Нина благоговейно внимала ее поучениям, горячо переживая все услышанное своей чистой душой. А когда узнала она, что хитон распятого Господа достался одному иверскому раввину, который и унес его в далекий город Мцхету, ей показалось, что она и жизнь свою могла бы отдать за то, чтобы увидеть эту священную одежду Спасителя, хитон, который, как сказала старица, соткан был руками Богородицы.

— Где находится этот город? — спросила она.

— В сопредельной моей Армении иверской стране Карталинии, — отвечала Нианфора. — Тамошние страны еще погружены во мрак язычества.

Святая Нина стала молиться Пречистой Деве Марии о том, чтобы Она удостоила ее чести найти священный хитон Ее Сына, а так же просветить живущих там карталинцев верой в распятого Господа, Который истинно воскрес. Богородица услышала ее неотступные моления и явилась ей в тонком сне (это состояние среднее между бодрствованием и сном).

— Иди в страну Иверийскую, — сказала Она, — благовествуй там Евангелие Господа Иисуса Христа, и ты обрящешь у Него благодать. Я же буду твоей покровительницей.

Смутившись, отроковица спросила:

— Хватит ли на это моих слабых сил?

— Возьми этот Крест, — сказала Матерь Божия, подавая Нине Крест, сплетенный из виноградных лоз, — он да будет для тебя щитом от всех видимых и невидимых врагов. Силою сего Креста ты водрузишь в той стране спасительное знамя веры в возлюбленного Сына Моего и Господа, Который всем людям желает спастись и прийти в познание истины.

Очнувшись, Нина увидела в руках своих Крест[3] и, затрепетав от радости, оросила его слезами. Затем отрезала она свою черную косу и ею связала его покрепче. Она пошла к патриарху Ермону (к тому времени Забдас, бывший Ювеналий, скончался) и поведала ему обо всем произошедшем. Патриарх ни в чем не усомнился. Он привел Нину в храм, поставил перед алтарем, возложил на голову ее свою руку и стал молиться:

— Господи Боже, Спаситель наш! Отпуская сию сироту-отроковицу на проповедь Твоего Божества, предаю ее в Твои руки. Благоволи, Христе Боже, быть ей спутником и наставником, где будет она благовествовать о Тебе, и даруй словам ее такие силу и премудрость, которым никто не в состоянии будет противиться. Ты же, Пресвятая Богородице Дево, Заступница всех христиан, облеки свыше Своею силою против врагов видимых и невидимых сию отроковицу, которую Ты благословила на проповедь Евангелия Сына Твоего, Христа Бога нашего, среди народов языческих. Будь всегда для нее покровом, не оставляй ее Своей милостью.

В это время собиралась отправиться в Армению крестившаяся здесь, в Иерусалиме, армянская царевна Рипсимэ в сопровождении гамдэли (наставницы и няньки) Гаянэ и пятидесяти трех девушек своей свиты. Они все крестились со своей госпожой. Все они вместе с нею еще до крещения дали обет девства. А приехали они сюда из Рима, точнее, бежали, так как император Диоклетиан, пораженный необыкновенной красотою Рипсимэ, решил на ней жениться и так был уверен в своем успехе, что приказал делать приготовления к свадьбе. Убедившись в том, что Рипсимэ пренебрегла им, он пришел в ярость и разослал гонцов на ее поиски.

Старица Нианфора во всем помогала Рипсимэ, а Нина, по дарованной уже ей благодати, открывала ей глубины Православия. И вот караван царевны снаряжен в путь, святая Нина простилась с матерью и своей наставницей и отправилась в одной повозке с Рипсимэ. При ней были только Евангелие и Крест из виноградных лоз данный ей Богоматерью. Путь предстоял долгий и опасный. Он лежал через Сирию и Месопотамию.

Святая Рипсимэ и ее спутницы

В Армении занимал престол царь-идолопоклонник Тиридат,[4] друг нечестивого императора Диоклетиана. Его не раз выгоняли из Армении то персы, то грузины. Долгое время Армения была провинцией Иверии. Тиридат приходил с наемными войсками, отвоевывал свою страну и свою столицу Двини, а иной раз удалялся с позором, будучи наголову разбитым. Армения была вся разорена. Большинство городов и крепостей лежало в развалинах. Наконец иверский царь Мириан признал его право на армянский престол, а потом они даже подружились и стали помогать друг другу во время вторжения в горы Кавказа врагов то с юга, то с севера. Рипсимэ же была дочерью одного из вынужденных жить на чужбине царей, в Армении никогда не бывала, но знала армянский язык, и ее неодолимо тянуло туда.

В это самое время там, близ города Артаксата, уже несколько лет томился в глубокой яме, наполненной змеями и скорпионами, святой Григорий, будущий просветитель Армении. Он был первым советником царя Тиридата, к которому поступил на службу еще в Риме, когда тот был там одним из полководцев императора ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→