Я сочинил когда-то песню: Стихи, поэмы, песни

Николай Доризо

Я сочинил когда-то песню

Стихи, поэмы, песни

Новая тетрадь

«Товарищи мои…»

Товарищи мои,

Солдаты фронтовые

Мы были в те года

Такие молодые.

Болит свинец в груди.

И все же,

сам не знаю.

За что я те года

Так нежно вспоминаю?

Мы спали в блиндажах,

И пули нас будили,

Но, мальчики мои,

Счастливыми мы были.

В завьюженной степи

Холодной ночью мглистой

Мы грелись

не костром,

А дружбой бескорыстной.

И если я теперь

Чего-нибудь и стою,

Обязан

тем годам

Душевной добротою.

Не так уж много нас,

Да и к тому ж мы седы.

Встречаться мы должны

Не только в День Победы.

1974

«О, военные поезда…»

О, военные поезда,

Людные,

Откровенные,

Отошедшие навсегда,

Как года

Военные.

В час бомбежки

В кромешном аду

Так я ждал

Вашей скорой помощи!

И цеплялся

за вас

на ходу,

За железные

ваши поручни.

Как в ушко,

Пролезая в вагон,

Спал я стоя

В прокуренном тамбуре,

Находилось всегда,

Как закон,

Место мне

В кочевом

вашем таборе,

Находились всегда

Для меня

На каком-то разъезде

Мелькающем

Полка верхняя,

Искра огня

Из кресала

Солдата-товарища.

Кто-то сало

Протягивал мне,

Кто-то спиртом

Делился по совести.

На войне

я был,

Как на коне,

Если ехать случалось

на поезде.

Не имеют

стоп-кранов

Года.

Лишь работает память,

Как рация.

Время гонит

Свои поезда.

Где вы,

те обожженные станции?

Где вы те,

С кем в людской толчее

Недовстретился я,

Недообнялся?

Как нужны вы

Бываете мне

В толчее

недовольной

Автобуса.

О, военные поезда,

Людные,

Откровенные,

Отошедшие навсегда,

Словно годы

Военные!

Вы меня

Научили тогда

Верить той

Человеческой помощи.

Можно жить

Не минуту —

Года,

Только б крепче

Схватиться

за поручни.

1966

Солдатские прачки

Вы с нами делили

Нелегкие

Будни похода,

Солдатские прачки

Весны

сорок пятого года,

Вчерашние школьницы,

Мамины дочки,

Давно ль

Полоскали вы

Куклам

платочки?

А здесь,

у корыт,

Во дворе госпитальном

Своими ручонками

В мыле стиральном

До ссадин

больных

На изъеденной коже

Смываете

С жесткой

солдатской

Одежи

Кровавую

потную

Глину

Большого похода,

Солдатские прачки

Весны

сорок пятого года.

Вот вы

предо мною

Устало

стоите.

Вздымается

Дымная пена

В корыте…

А первое

Мирное

Синее небо —

Такое

забудешь

едва ли —

— Не ваши ли руки

Его постирали?

1974

«Когда я думаю…»

Когда я думаю

Об Армии моей

В дни торжества шестидесятилетья,

Когда хочу

Весь путь ее

Воспеть я,

Невольно вижу

Кремль

и Мавзолей.

Со всей земли

К нему течет

Людская Волга

На свет

кремлевских

Путеводных звезд.

У Мавзолея

Самый главный пост,

Как вечный символ

Воинского долга.

Как будто

Все советские войска,

Пройдя свой путь

Под Знаменем Победы

От русского

каленого штыка

До меткой

Баллистической ракеты,

Пришли сюда

И стали в караул,

Как изваянье

Доблести солдатской,

И я ловлю

Сражений дальних гул,

Что к нам летит

С полей войны гражданской,

На тех полях

под Нарвой

родилась

Та Армия

Великого народа,

Что встала грудью

За родную власть

В сраженьях

Восемнадцатого года

И пронесла

Сквозь годы

Алый стяг,

Светивший в битвах

Всем ее солдатам,

Чтоб водрузить

В победном

сорок пятом

Тот ратный стяг

На вражеский рейхстаг.

Когда я вижу

Часовых-солдат,

Которые навеки,

Не старея,

Застыли

на посту

У Мавзолея,

Я вспоминаю

Воинский парад —

Парад Победы,

Праздник торжества.

Цветами

Разукрашена Москва.

По Красной площади

Идут

бойцов колонны.

Пыль всей Европы

На подошвах их,

И падают

Фашистские знамена

К ногам

Державных

этих часовых.

Парад Победы —

Праздник торжества,

Он будет жить

В сердцах всех поколений

Он

подтвердил,

Что ближе нет родства,

Чем наша Армия

И Ленин!

1978

Сны

1. «Мне двадцать лет…»

Мне двадцать лет.

Гремит трехтонка.

Со мною

в кузове

девчонка.

Вокруг

смертельная война.

Навстречу нам

Грохочут взрывы.

А я беспечный

и счастливый…

И вдруг

внезапно —

тишина.

И пенье птицы

почему-то,

И почему-то

в окнах

утро…

И сна

засвеченная пленка.

Засвеченная пленка сна.

2. «Себе я снился молодым…»

Себе я снился молодым

Проснулся

и не шелохнулся.

Себе я снился молодым

И все не верил,

что проснулся.

А может, это был не сон?

А то,

что я проснулся,

снится?

Мне снится утро,

Тихий звон

Дождя.

Кто может поручиться,

Что пробуждение

не сон?!

1973

Долгожитель

Он,

Как вершина горная,

седой.

Старик —

Могучий гений долголетья.

Не покидал

аул он отчий

свой —

Подумать только! —

Полтора столетья.

При Пушкине

Уже был взрослым он.

Мог бы обнять его

Вот этими руками.

Все человечество

Далеких тех времен

Ушло с планеты.

Он

остался с нами.

…Вхожу с почтеньем

В тот спокойный дом,

В ту вековую

Тихую обитель…

И, как ни странно,

Думаю о том,

Что, может быть,

Я больший долгожитель.

Хотя бы тем,

Что выжил на войне,

Такой,

что не бывало на

планете.

И это

по своей величине

Не менее,

чем жить века на

свете.

На Капри

лето

я встречал

зимой,

А в тундре

зиму

первого апреля.

На тыщи верст

Помножьте возраст мой,

Ведь расстоянье —

это тоже время.

И потому

я старше,

чем старик,

Задумчивый

ребенок

долголетья,

Не оставлявший

Горный свой Лерик

Не год,

не два,

А полтора столетья.

Я старше

на моря,

на города,

На трудные

и легкие

маршруты.

Не на года,

Я старше на минуты,

Что, может, больше стоят,

Чем года.

1972

Юмор

Когда враг

Нас бомбил у Познани,

Бил

На бреющем

Из пулемета

И, как вши,

Под рубахою

Ползали

Капли

Холодного

Пота,

Вот тогда

В это пекло

И крошево

Приходил он на помощь

По-братски

Незаметно.

Незвано,

Непрошено,

Русский юмор,

Наш юмор

Солдатский.

В села Керченского полуострова

В дни гудящей

Железной осады

С неба низкого,

Грубошерстного

Он бросал

Нам на помощь

Десанты.

Парашюты,

Как одуванчики,

На ладони,

На плечи

Садились,

И частушки

Взлетали,

Как мячики,

И наивные шутки

Шутились.

Враг входил

За селеньем в селение,

Но хребет

Не сломал он Кавказский.

В плен

Не взял он

В своем наступлении

Русский юмор,

Наш юмор

Солдатский…

...
Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→