Ложное впечатление. Подсолнух. Две девочки в синем. Марли и я

ИЗБРАННЫЕ РОМАНЫ

ЛОЖНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Джеффри Арчер

В Уэнтворт-Холле, старинном британском поместье, хранится полотно великого Ван Гога стоимостью в 60 миллионов долларов.

За тысячи километров, в самом центре Манхэттена, алчный и неразборчивый в средствах коллекционер строит планы завладения картиной. Кто решится встать у него на пути?

* * *

«Ложное впечатление», перевод с английского «False Impression», автор Джеффри Арчер.

Полное издание на английском языке опубликовано в издательстве Macmillan © Jeffrey Archer 2005.

Иллюстрации: Stuart Williams @ the Organisation. Фото автора: © Paul Stuart.

ПОДСОЛНУХ

Ричард Пол Эванс

Из-за расторгнутой помолвки Кристин покидает свой комфортабельный дом в Дейтоне и отправляется с гуманитарной миссией в Перу. Встретившись с обездоленными детьми и их воспитателем, загадочным доктором Полом Куком, она понимает, что ее жизнь больше никогда не будет такой, как прежде.

Волнующий роман о любви и надежде.

* * *

«Подсолнух», перевод с английского «The Sunflower», автор Ричард Пол Эванс.

Полное издание на английском языке опубликовано в издательстве Simon & Schuster © 2005 by Richard Paul Evans.

Иллюстрации: Courtesy of Southern cross Humanitarian; Fotobank.сот/Stone.

Фото автора: Dabra Macfarlane.

ДВЕ ДЕВОЧКИ В СИНЕМ

Мэри Хиггинс Кларк

Близнецы Келли и Кэти Фроули похищены в день своего трехлетия. Похититель, который называет себя Крысоловом, требует выкуп восемь миллионов долларов за жизнь и здоровье девочек. Смогут ли родители близнецов найти такую сумму? И где гарантия, что домой вернутся они обе?

* * *

«Две девочки в синем», перевод с английского «Two Little Girls in Blue», автор Мэри Хиггинс Кларк.

Полное издание на английском языке опубликовано в издательстве Simon & Schuster © 2006 by Mary Higgins Clark.

Иллюстрации: Fotobank.com/Stone; 300: Photos.com.

Фото автора: Bernard Vidal.

МАРЛИ И Я

Джон Гроган

Когда Джон Гроган и его жена решили купить собаку, они мечтали о спокойном и покладистом домашнем любимце. Вместо этого им достался Марли — неуправляемый, но бесконечно любимый лабрадор, который навсегда изменил их жизнь.

Эта книга понравится не только любителям собак — своим жизнелюбием и бьющей через край энергией Марли покорит всех.

* * *

«Марли и я», перевод с английского «Marley & Ме», автор Джон Гроган.

Полное издание на английском языке опубликовано в издательстве Hodder & Stoughton © 2005 by John Grogan.

Полное издание на русском языке опубликовано в издательстве Добрая книга, Москва, 2007.

Иллюстрации: Hodder & Stoughton.

Фото автора: Jenny Vogt.

Джеффри Арчер

Ложное впечатление

* * *

9/10

Виктория Уэнтворт в одиночестве сидела за столом, за которым в свое время Веллингтон и шестнадцать его офицеров ужинали накануне отъезда в Ватерлоо.

В тот вечер генерал сэр Гарри Уэнтворт сидел по правую руку от Железного Герцога. Он командовал левым флангом, когда поверженный Наполеон уехал с поля боя, Чтобы отправиться в ссылку. Благодарный монарх даровал генералу титул графа Уэнтворта, который семья гордо носила с 1815 года.

Именно эти мысли кружились в голове у Виктории, когда она во второй раз читала заключение доктора Петреску. Перевернув последнюю страницу, она с облегчением вздохнула. Решение всех ее проблем отыскалось буквально в последнюю минуту.

Дверь в гостиную бесшумно отворилась, и Эндрюс, который, проделав путь от второго лакея до дворецкого, служил уже трем поколениям Уэнтвортов, ловко убрал десертную тарелку Виктории.

— Спасибо, — поблагодарила она и, дождавшись, когда он дойдет до двери, спросила: — Все ли подготовлено для вывоза картины?

Заставить себя произнести имя художника было выше ее сил.

— Да, миледи, — ответил Эндрюс. — Картина будет отправлена, прежде чем вы спуститесь к завтраку.

— И все ли подготовлено к приезду доктора Петреску?

— Да, миледи, — повторил Эндрюс. — Мы ожидаем доктора Петреску в среду около полудня, я уже сообщил на кухню, что доктор Петреску будет обедать с вами в зимнем саду.

— Спасибо, Эндрюс, — сказала Виктория.

Дворецкий отвесил легкий поклон и тихо закрыл за собой тяжелую дубовую дверь.

Когда доктор Петреску приедет, самая заветная семейная ценность будет на пути в Америку. Хотя этот шедевр уже не вернется в Уэнтворт-Холл, знать об этом будут только ближайшие родственники.

Виктория сложила салфетку, встала из-за стола, взяла заключение доктора Петреску и вышла из гостиной в мраморный зал. Она остановилась у лестницы, чтобы полюбоваться портретом кисти Гейнсборо, на котором в полной рост была изображена Кэтрин, леди Уэнтворт. На ней было великолепное платье, которое выгодно оттенял комплект из бриллиантового колье и серег. Виктория дотронулась до мочки уха и улыбнулась, подумав, что столь экстравагантные серьги в то время могли счесть весьма вызывающими.

Глядя прямо перед собой, она поднялась в спальню по широкой мраморной лестнице. Ей было стыдно смотреть в глаза предкам, изображенным на полотнах Ромни, Лоренса, Рейнолдса, Лели и Неллера. Виктория понимала, что уронила честь своей семьи. Она уже смирилась с тем, что должна написать письмо сестре и сообщить ей о принятом решении.

Арабелла всегда была мудрой и здравомыслящей. Если бы любимая сестра-близнец родилась на несколько минут раньше, а не позже, она бы унаследовала поместье и, несомненно, разрешила бы проблему много успешнее.

Виктория закрыла дверь спальни и положила заключение доктора Петреску на стол. Перед тем как надеть шелковую ночную сорочку, оставленную горничной в изножье кровати, она несколько минут расчесывала волосы. Не имея более никакой возможности уклониться от ответственного шага, она села за письменный стол.

Уэнтворт-Холл

10 сентября 2001 года

Моя дорогая Арабелла,

Я слишком долго медлила с написанием этого письма, поскольку ты менее всех заслуживаешь получить столь грустное известие.

Когда папочка умер и я унаследовала поместье, я не сразу узнала об истинных размерах его долгов. Боюсь, моя неопытность в ведении дел вместе с грабительским налогом на наследство только усугубили проблему.

Я думала, что выход можно найти в еще больших займах, но от этого все стало только хуже. Однако теперь я рада сообщить тебе, что решение найдено.

В среду я встречаюсь с…

Виктория услышала, как открылась дверь спальни. Она удивилась тому, что кто-то из прислуги решился войти без стука.

Она обернулась и обнаружила рядом с собой незнакомую женщину, худенькую и невысокую, ростом ниже даже самой Виктории.

Незнакомка улыбнулась, и Виктория улыбнулась в ответ, прежде чем заметила в руках у женщины нож.

— Кто… — начала Виктория, когда женщина схватила ее за волосы и оттянула голову назад.

Виктория ощутила на шее прикосновение тонкого, острого как бритва лезвия. За долю секунды нож перерезал ей горло, словно ягненку на бойне.

Виктория была еще жива, когда женщина отрезала ей левое ухо.

9/11

Анна Петреску тронула кнопку будильника на столике у кровати. Высветилось 5.56 утра. Всю ночь она провела в размышлениях о том, что ей следует делать, если Фенстон не захочет принять ее рекомендации. Она выключила будильник, спрыгнула с кровати и прямиком направилась в ванную. Там, чтобы окончательно проснуться, она простояла под холодным душем немного дольше обычного. Ее последнего парня — одному Богу ведомо, как давно это было, — забавляло то, что она принимает душ перед утренней пробежкой.

Анна натянула белую футболку и синие шорты, застегнула молнию спортивной куртки, на которой до сих пор виднелось выцветшее «П» на месте отпоротой синей буквы. Анна не хотела демонстрировать, что в свое время входила в команду по бегу Пенсильванского университета. В конце концов, это было девять лет тому назад. Всунув ноги в кроссовки, она прицепила ключ от квартиры к тонкой серебряной цепочке на шее.

Анна закрыла свою четырехкомнатную квартиру на два замка и вызвала лифт. Спустившись в вестибюль, она улыбнулась своему любимому портье, который поспеши ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→