Конец Смуты

Оченков Иван Валерьевич

Смоленский поход

Глава 1

Зимний день короток, а путь впереди далекий. Потому встать надо затемно, усердно помолиться чтобы господь не оставил в дороге своим заступничеством и отправляться в путь. Подниматься Федьке не хотелось, потому как пришел он поздно, но в дядином доме это не у родной матушки и пожалеть его никто не собирался. Так что все что он успел, это перекрестить лоб и, схватив краюху хлеба со стола, по быстрому одеться и запрыгнуть на сани. Дядя Ефим посмотрел строго, но ругаться на сей раз не стал, а накрыл Федьку полой тулупа и крикнул: — «С богом!» Маленький обоз тронулся. Дядина жена привычно завыла, провожая хозяина. Федька знал, что едва они скроются за околицей, тетушкины слезы высохнут и она, взявшись за неисчислимые хозяйственные дела, забудет об уехавшем муже до самого вечера.

Федор Панин был сиротой, мать его умерла едва он родился, а отец еще осенью погиб в ополчении, выгоняя ляхов из Москвы. Об этом ему рассказал дядя Ефим, вернувшись из похода. Строго говоря, никаким дядей он Федьке не был. Просто жили два боярских сына по соседству, иной раз водили хлеб-соль, да нередко правили службу вместе. А когда усадьбу Федькиного отца сожгли лихие люди в смуту, парня приютили в семье Ефима. Нахлебником тот, впрочем, не был, ибо присматривал дядя не только за Федей, но и за поместьем его отца. Впрочем, и сам он сызмальства неплохо стреляя из лука, был добытчиком. Да чего там, лисий воротник на теткиной шубе не сам собой появился, да и бобровые шапки на дяде Ефиме и самом Федоре не с неба упали.

Сейчас дядька Ефим ехал на службу. На санях помимо его самого, Федьки и боевых холопов лежал припас, а боевые кони шли следом привязанные к саням чомбурами[1].

— Оно конечно рано тебе в новики, — рассуждал дядя Ефим, — да куда деваться? Отец погиб, того и гляди поместье кому другому отдадут, а так, глядишь, за тобой останется. Сброю[2] да коня я тебе привез, покажешься полковому боярину не хуже других. Оно конечно, надо бы тебе еще и трех холопов боевых выставить, да где же их столько взять? Хотя и так ладно будет. Многие дворяне и дети боярские, только что не босиком в ополчении были. Ни оружия, ни брони справной, не говоря уж о конях, а ты же все-таки и в кольчуге будешь и с луком и с саблею.

Дядя Ефим был кругом прав, пятнадцатилетний Федька был довольно росл и крепок для своего возраста и вполне мог справлять государеву службу. Кроме того боярский сын привез сироте доспехи и оружие его отца, которые, Федька это хорошо понимал, мог бы оставить себе. Так что как ни крути, а дядя Ефим был ему благодетелем, потому что без коня и кольчуги не поверстаться. Разве в стрельцы возьмут, что боярским детям уж совсем невместно.

Сани на ухабе ощутимо тряхнуло и совсем было заклевавший носом под монотонный говор дяди новик встрепенулся и захлопав глазами стал озираться.

— Тут на дорогу бывает лоси выходят, сам следы не раз видал, — проговорил Федька вопросительно глядя на Ефима.

— Так натяни тетиву, чтобы наготове быть, — согласился тот и велел холопам, — а ну-ка придержите коней ребятки, пусть Федька лук наладит, заминка невелика, а при удаче с мясом будем.

Федька с готовностью откинул полу шубы, вытащил свое излюбленное оружие и, зажав ногами, нижнее плечо лука, стал натягивать тетиву.

— Эх, после такого похода нам бы и не в очередь, — продолжал рассуждать Ефим после того как сани снова тронулись, — да оскудела земля после смуты, а государь собрался Смоленск у ляхов отвоевывать и повелел смотр поместной коннице устроить. Вот и придется опять от хозяйства отрываться и идти с холопами в поход.

Боевых холопов у дяди Ефима было трое, да еще один Федькиного отца. Двое Истома и Пахом уже не раз ходили со своим хозяином в походы и ратное дело знали, а вот Семка, молодой паренек чуть старше Федьки одел военную сброю в первый раз. Кольчуги на него впрочем, не нашлось, и снарядили его в плотный тягиляй[3] с нашитыми там и сям железными пластинами. В такой же тягиляй был одет и Федькин холоп Лукьян. Он был постарше Семки с Федькой и участвовал в походе ополчения на Москву вместе с Федькиным отцом и именно он вытащил его едва живого из свалки, после того как боярского сына срубил какой-то целиком закованный в железную бронь литвинский боярин. Впрочем, это не помогло Федькиному отцу, и после боя он отдал богу душу едва успев наказать Ефиму и Лукьяну сберечь единственного сына. Федька, посмотрев на Лукьяна, невольно скосил глаза на собственное снаряжение. В мешке подле него лежала отцовская кольчуга скованная из плоских колец закрывавшая все тело и руки до локтей и спускавшаяся до середины бедер. Как объяснял ему дядя Ефим была бы кольчуга подлиннее называлась бы байданой, а так только полубайданьем. Там же лежал шлем и наручни, вещь совершенно необходимая в сече. К широкому поясу новика, набранному из железных пластин была прицеплена тяжелая отцовская сабля в простых ножнах и чекан — здоровый железный молоток с острым клювом предназначенный проламывать прочные панцири вражеских ратников. А под руками лежал саадак[4] с луком и полным стрел колчаном. Лук был предметом гордости Феди, тяжелый составной, склеенный из слоев рога и дерева. Это был подарок отца, заметившего, что отпрыск удачлив в охоте и перестрелял всех зайцев в округе. На первых порах отрок не мог даже натянуть тетиву, но прилежно занимаясь, настолько овладел грозным оружием что стал бить бобров и лис без промаха попадая им в голову тупыми, чтобы не портить шкурку, стрелами.

— Коли все ладно будет, — не прекращал свой монолог дядька Ефим, — то так и быть отдам за тебя Фроську! Ну, а чего, ты нам не чужой, а коли выйдет с тебя толк, так чего бы и породниться?

Надобно сказать, что тема эта была для Ефима больная. Так уж случилось, что жена его исправно рожала ему дочерей и лишь последний ребенок, оказался мальчиком. Впрочем, Мишка, так назвал сына Ефим, был еще очень мал, а четыре дочери подрастали и обещали скоро стать невестами и разорить родителя на приданном. Старшая Ефросинья была ровесницей Федьки и была по понятиям родителей вполне взрослой для замужества, вот только женихов вокруг не наблюдалось. И то сказать, круто смута прошлась по Руси, кто погиб, кого в полон угнали, кто и вовсе неизвестно куда делся.

Так что Федька был вполне подходящим женихом, особенно если отцовское поместье за ним останется. Мысль же что у сироты может быть на этот счет свое мнение к Ефиму и в голову не пришла. Федор же помалкивал и виду не подавал что в округлившейся и, чего уж там, похорошевшей Ефросинье видит скорее сестру, а не будущую жену. Хотя, конечное дело, против воли опекуна не попрешь, а только сердцу ведь не прикажешь. Так уж приключилось с новиком, что пришла беда откуда не ждали. Еще летом, когда в церкви шел молебен о ниспослании одоления над безбожным супостатом, заприметил новик, молившийся вместе с семейством Лемешевых, так прозывались его опекуны, пригожую девицу стоящую подле совсем старой уж боярыни, и пропало сердце молодецкое. Тетка Лукерья заметив интерес парня пояснила ему после церкви что это старая боярыня из рода Вельяминовых, некогда сильного и знатного, а ныне совсем захиревшего. От многочисленных и богатых вотчин осталась у них одна лишь деревенька в семи верстах, в которой она и проживает вместе со своей племянницей, единственной уцелевшей из всей ее многолюдной когда-то родни.

— А девица-то сия, — продолжала тетка, — сказывают, горда вельми и своенравна. Люди говорят, грамоту знает и книги читать любит, а на что оно бабе-то? Хоть за князя, выйди, хоть за боярина, хоть за сына боярского, а доля-то у бабы все одно бабья!

— И что же, они совсем одни живут? — спросил, не утерпев новик.

— Что Феденька, али приглянулась девица? — Пропела певучим голосом вредная Фроська и все сестры дружно засмеялись над сконфузившимся парнем.

— Цыц вы оглашенные! — строго прикрикнула на дочек мать и продолжила — одни Федя. Сказывали люди, что у брата боярыни окольничего Ивана Дмитриевича был кроме Аленушки еще и сын старший, да сгинул где-то.

Так ее Алена зовут, сообразил Федька, но вслух ничего говорить не стал, чтобы не нарваться снова на ехидство Ефросиньи. С тех пор настала у парня на душе такая болезнь от которой и снадобий не хочется. Целыми днями, сказавшись, что ушел на охоту, кружил он вокруг Вельяминовки в надежде увидеть Алену. Дворня скоро заметила Федьку и за малым делом не спустили на него собак, но он, поняв, что обнаружен, пустился наутек.

Познакомится ему все же удалось когда боярышня пошла вместе с деревенскими девками по малину. Как это не редко бывает, хохочущим неизвестно от чего девушкам внезапно почудилось, что в кустах сидит какой-то зверь, и они с визгом кинулись в разные стороны. Единственная кто сохранила хладнокровие была Алена, внезапно выхватившая откуда-то небольшой, но ладный пистоль и направившая его на кусты. Федьке, который собственно и был этим зверем, пришлось снять с себя шкуру подстреленного еще по зиме волка и крикнуть девушке.

— Не стреляй скаженная, подстрелишь еще!

— И подстрелю! — подтвердила Алена, — ты почто озоруешь?

— Пошутить хотел, — вздохнул Федька.

— Дурак! — заявила ему девица.

— Дурак, — обреченно согласился он и тут же добавил, — а меня Федей зовут.

— Знаю, — усмехнулась она ему в ответ.

— Откуда?

— Да дворовые тебя признали еще давеча, когда ты вокруг терема нашего кружил.

— Понятно.

— Слышь, понятливый, не ходи здесь более! Другой раз разбираться не буду, пальну.

— А ты умеешь?

— Хочешь спытать?

Испытывать, как девушка стреляет, Федька не захотел, но ходить не перестал. Заметив, что живут обедневшие бояре не слишк ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→