Книга вторая

Сухонин Сергей Сергеевич

Взвод "пиджаков". Книга вторая

Глава1. Засада...

Лыжи по снежной целине ехали кое-как, постоянно проваливаясь в рыхлый колючий снег и никак не желая гладко скользить по лесной тропе. То ли смазаны были плохо, то ли конструкция у них не правильная, то ли из Ильи лыжник как бегун из борца сумо. Привык он в последнее время на броне рассекать, а лыжи в последний раз надевал несколько лет назад на школьном уроке физкультуры. И до последнего момента надеялся, что больше не наденет.

"Какого хрена...", - раздраженно подумал Илья, в очередной раз в темноте чуть не наехав одной лыжей на другую и чудом не упав. Капюшон от белого маскхалата неловко соскочил на глаза, закрывая обзор, автомат съехал с плеча и пришлось его поправлять на ходу. Илья почувствовал, что за прошедшие четыре часа их ночного похода уже прилично выдохся. "Неправильно это... Вдруг война, а я уставший"? - в их ситуации эта фраза из анекдота уже не казалось глупой и эгоистичной. Если их группу сейчас неожиданно прижмут маги, Илье придется выкладываться по полной программе, ставя щиты и корректируя огонь. А с таким марш-броском его "батареек" хватит ненадолго. Но раз он принял принципиальное решение не пользоваться чужой помощью - значит, он будет идти как все.

Поначалу Добрячков вообще не хотел отпускать Илью в рейд. Пусть свое дело делают разведчики из специальных разведдружин, их у Тольма под Нельском целых две. Проблема была в том, что сейчас результат требовался "кровь из носу", а в последнюю неделю ни одного удачного рейда у разведки не было. Удалось лишь однажды захватить языка - учмага из обозников со слабеньким даром, который мало что знал. В то время как планы врага продолжали оставаться загадкой, хотя по ряду признаков люди догадывались - под Нельском грядет наступление. Но где и какими силами? Выходы разведгрупп заканчивались провалом, хорошо, если без потерь. Неодские егеря чувствовали себя в зимнем лесу как дома, даром, что у них в Крейсе таких морозов не было. А вот имперские разведчики раз за разом нарывались за линией фронта на магические "сигналки", после чего им приходилось с боем отступать. Ситуацию могла поправить Ая - бывший приммаг мобильных егерей знала, как обойти сигнальные сети и магические ловушки неодов. Но и с ней не приходилось говорить о полной гарантии успеха, а рисковать единственной боевой ведьмой империи Добрячков и Тольм не хотели. Тем более они не желали отпускать за линию фронта Аю вместе с Ильей, хотя с возможностями парня небольшой отряд стоил батальона, если не двух. Правда, риск разом потерять лучших имперских магов все равно оставался - война есть война. Поэтому Добрячков хмурил лоб, мерял шагами свой кабинет в здании штаба второй ударной армии, но раз за разом отвечал отказом на предложения Ильи сходить за линию фронта.

Но в этот раз хевдингу пришлось уступить. Потому что информация, которую вчера вечером доложила ему Ая, требовала немедленных действий. После возвращения из Алмии новоиспеченный кавалер "меча империи" провела ряд бесед с первыми отобранными спецотделом неодами. И, хотя большинство кандидатур ей не понравились, все же отобрала к себе в подчинение нескольких магов, решивших перейти на сторону людей. А затем вместе с ними занялась делом, которое ей поручил Добрячков в первую очередь - перехватом и расшифровкой дальней магической связи Крейса. Сначала дело не ладилось, все-таки профильных специалистов по эфирным заклятьям среди них не было, но потом что-то начало получаться...

Всего магов было четверо: молодая лекарка Лима, которая попала в плен в начале наступления второй ударной, когда люди освободили село Нейка. Хирдманы Тольма нашли ее связанной в подвале одного из домов, куда девушку бросили сами неоды. По рассказам уцелевших сельчан она отказалась выполнить приказ досуха переливать жизненную силу из деревенских жителей в раненых неодов, за что с нее тут же спороли нашивки и отправили под трибунал, но судить и вынести приговор не успели - помешало наступление имперцев. С Аей у них был долгий разговор, после чего Лима согласилась надеть имперскую форму и присоединилась к дружине особого назначения в звании васта. У двоих боевых магов - Кейода и Тронса, были свои резоны примкнуть к людям - они бежали в империю еще за несколько лет до войны, когда Айлтад только пришел к власти. Оба неода были выходцами из высокого семейства Танвар, которое мало того что раньше имело дела с людьми из империи, но еще и попыталось организовать заговор против великого вождя неодов когда тот только что пришел к власти. За что и было вырезано почти полностью как "предатели неодской расы". Что интересно, даже несмотря на такое прошлое оба мага решили открыто воевать на стороне империи только после разговора с Аей за закрытыми дверями. Что она им сказала, так и осталось тайной...

Четвертым оказался пожилой преподаватель теории магических плетений по имени Вейтолд, учивший до войны студентов в одном из столичных университетов Крейса. Его история была весьма темной. То ли сыграла свою роль зависть коллег, то ли "аморалка" со студенткой или хуже того - серьезные отношения с человеческой девушкой, то ли "неправильные" взгляды, высказанные на лекции, то ли все вместе - но пожилого преподавателя вдруг в один момент лишили "брони" и выкинули с волчьим билетом из университета. А на следующий день тут же добровольно-принудительно призвали в армию рядовым магом. Дальше было осколочное ранение в ногу, плен и добровольное согласие сотрудничать с людьми. Профессор магии помогал спецотделу с сортировкой трофейных артефактов и в настройке имперской маготехники вроде детекторов волшебства, поэтому считался "своим" неодом. Насколько это возможно, конечно. С расшифровкой магических плетений связи, он, кстати, помог больше всех, разобравшись с трофейными ультамитовыми амулетами связи.

В общем, дело пошло на лад, и вскоре в штабе второй ударной начали перехватывать переговоры неодских связистов. Те зачастую открыто трепались в магическом эфире, совершенно ничего не опасаясь. Люди же не умеют в магию, правда? То есть вообще-то теоретически могут перехватить переговоры с помощью пленных неодов, но когда такое было? А шифровать дополнительно магические плетения или вводить коды это же лишний напряг и расход сил. Между прочим, то же самое делали и имперские радисты. "Маги перехватывать радиопередачи в принципе не способны", - говорили Добрячкову связисты в ответ на его предложения ввести примитивные кодовые таблицы или хотя бы слова-заменители, называя снаряды "баранками", а танки "утюгами" в прямом эфире. Зачем стараться? Требование командования второй ударной по возможности шифровать радиопередачи и работать в эфире осторожно, воспринималось на местах как пустая блажь и насаждалось с трудом.

А зря. Война затягивалась, вынуждая противников отступать от старых шаблонов. Илья помнил, с какими глазами командир двадцать пятой пехотной дивизии пару дней назад докладывал в штабе Тольму о том, что его позиции сегодня неоды накрыли огнем.

Нет, не магическим, господин конунг! Не огненными шарами, не ударом магов-атмосферников, не налетом виверн. Артиллерией! По нему неоды ударили гаубичной артиллерией! Из пушек, совсем как имперские войска. И он тоже отрыл по ним ответный огонь, тоже из гаубиц. Да что же это такое делается, что твориться?! Теперь маги воюют как люди?! Чего теперь ждать, танков вместо драконов? Или танков вместе с драконами? Так до того дойдет, что танки по танкам стрелять начнут! Точно ли по нему вели огонь неоды? А кто же еще, там их позиции, он это точно знает. По виду кронярла было ясно - у офицера сейчас переворачивается с ног на голову картина мира. Не то чтобы он струсил, просто и в самом деле ошарашен такими новостями.

- По всей видимости, это предатели, кронярл, - немного успокоил его Тольм. - Так называемая добровольческая освободительная армия Влатта. Ренегаты, примкнувшие к неодам. Они еще получат свою петлю или пулю. А пока...пока приходиться быть готовым ко всему. В том числе и к этому...

Эксперименты с прослушиванием магов закончились вчера, когда Ая доложила Добрячкову, что буквально час назад она получила очень интересный перехват. Какой-то связист-неод из штаба осаждавшей Нельск группы армий, в коротком сообщении по-дружески сообщал своему коллеге из стоявшей в деревушке Ольхонке неодской части, что в нее завтра днем должен приехать "глухой тетерев". Дескать, имейте в виду, старик в последнее время ходит злой и за всякие косяки спрашивает нещадно.

Другой бы не обратил на это сообщение особого внимания, но Ая раньше служила в мобильных егерях. И знала, что "глухим тетеревом" неоды-егеря прозвали своего командира, командующего корпусом коммага Найтлида. Старик был туговат на ухо после контузии, но тщательно это скрывал. А еще порою любил закатывать долгие вдохновенные речи перед строем, как тетерев на току...

Добрячков поделился полученной информацией с Тольмом и конунг ей очень заинтересовался. Имелись и практические соображения, подтверждающие правдивость перехваченного сообщения. Ольхонка находилась в двенадцати километрах от осажденного Нельска. И именно в районе этой деревушки авиаразведка выявила подозрительные перемещения боевых и транспортных драконов неодов. Возможно, командующий егерями прибывает на рекогносцировку перед наступлением? Возможно. А что если попробовать его перехватить, использовав полученную информацию? Уничтожить, а если повезет, то взять в плен? Для обычной разведгруппы это практически нереально - у командующего егерями сильная и профессиональная охрана, ловить нечего. Но для особой разведгруппы из недавно сформированной триста первой дружины особого назначения... почему бы и нет? В случае удачи успех мог быть очень гром ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→