Любовь пиратки Карибского моря

Ирина Измайлова

Любовь пиратки Карибского моря

Пролог

КАПИТАН ПО ПРОЗВИЩУ УДАЧА

Охота на охотников

Грохнул залп, и пара пушечных ядер шлепнулась возле самой кормы идущего под парусами брига. Водяные столбы взметнулись выше кормовой надстройки, обдав палубу тучами густых брызг.

Еще три-четыре ядра упали дальше, не долетев ярдов двадцати.

— Тухлые каракатицы! Это еще что такое?! — крикнул капитан, как раз в этот момент показавшийся в дверях своей каюты. — Вам, остолопы морские, говорили или нет, что эта шхуна не так просто зашла нам в хвост?!

— Да мы и сами уже поняли, сэр! — отозвался стоявший у руля боцман, широколицый крепыш средних лет, носивший в левом ухе серьгу, в которую при желании спокойно продел бы руку. — Но ход-то у них потише нашего. Захотим — оторвемся. Они и сами это увидали, вот и решили шарахнуть нам вслед. Понадеялись, что напугают, ну, мы и спустим паруса. Однако хорошие пушечки! Далеко бьют.

— Ах вы, свиньи! — на загорелом лице капитана, украшенном двумя глубокими шрамами, появилась то ли злость, то ли удовлетворение. — Так бы и сказали, что вам охота ввязаться в драку! Жить без этого не можете!

— Но они же сами напали! — вступился за боцмана молодой матрос.

Он и еще несколько моряков стояли вдоль левого борта, в прямом смысле увешанные оружием: по два пистолета за поясом, сабли, палаши, мушкеты — целый арсенал готового к бою экипажа.

Капитан усмехнулся.

— Сами говорите, что мы быстроходнее и могли бы уйти…

— А потом они подойдут к нам во время штиля и все равно навяжут бой? — резонно возразил пожилой матрос, выразительно помахивая «кошкой», трехконечным абордажным крюком. — Не проще ли сейчас с ними разобраться, а, мистер Рей?

— Сперва все же стоит спросить, чего они хотят.

Капитан, высокий, худощавый, но крепкий малый, неторопливо поднялся на корму и закричал, обращаясь к преследующему его бриг кораблю:

— Эй, на шхуне! Мы — мирное торговое судно. Везем с Ямайки кофе и ром. Это не тот груз, ради которого стоило бы гробить людей и тратить порох! Если вы пираты, то, во-первых, извольте поднять черный флаг: вы ведь нас уже обстреляли![1] А во-вторых, не свалить ли вам подобру-поздорову? Моих ребят сегодня что-то тянет в драку!

На носу марсельной шхуны, шедшей за бригом, показался, судя по всему, ее капитан, такой же рослый молодец, одетый в белый камзол, в белой шляпе с алыми перьями.

— Наши желания, кажется, совпадают! — закричал он, и его голос прозвучал весело. — Драка необходима мужчинам, ведь так, сэр?

— Лично мне необходимо довезти до Старого Света груз! — ответил капитан Рей, чувствуя, между тем, как и его начинает заводить создавшаяся ситуация и рука сама собой тянется к рукояти висящего у пояса пистолета. — Слушайте, сэр, я вас не знаю! Но кто б вы ни были, не советую связываться со мной и с моей командой — мы никому не давали и никому не дадим себя в обиду! В любом случае, вы потеряете больше, чем добудете!

— Так давайте это проверим! — донеслось со шхуны. — Ваша посудина быстроходнее моей, но на нашей стороне ветер, да и груз помешает вам маневрировать. А ваше хвастовство, ей-богу, меня раззадорило!

— Хвастовство?! — Теперь капитан Рей понял, что его команду (она ведь тоже это слышала!), да что греха таить, и его самого будет уже не остановить. — Ах ты, петух-альбинос! Ну что же — разогнать кровь иногда не мешает!

Шхуна шла прежним курсом, однако капитан, подозвав одного из матросов, отдал ему пару распоряжений, после чего сменил рулевого, сам став к штурвалу.

— Далеко не уходи! — предупредил он матроса. — Как только развернемся, я отправлюсь к ребятам, на палубу.

— Говорил же я им — не надо впрягаться в морские перевозки! — ворчал Рей, улыбаясь в усы и с наслаждением подставляя лицо крепчающему ветру. — Говорил, что не смогут они без сражений, без погонь… Что нам, мало денег оставил наш капитан? Не хватило бы, что ли, на безбедную жизнь? Так нет, подавай им море! А в море, вот, пожалуйста, — пираты! А пираты — значит драка. А у нас — груз… Случись что, мне как? Самому платить за этот ром и за этот кофе?!

Казалось, капитан в белом камзоле был прав: мало-помалу преследующая шхуна начала приближаться к бригу. Тот уходил, как будто бы спеша, на самом деле искусно ловя ветер парусами так, чтобы не пропустить минуту, когда нужно будет совершить поворот.

— Сэр, они близко! — доложил Рею судовой юнга. — Вы и сами видите. Если сейчас развернутся, всадят нам в корму полный заряд.

— А им это нужно? — осклабился Рей. — Раздолбать корму — значит сделать корабль несудоходным. Они небось не за кофе и выпивкой гонятся, а за самим бригом. Хотят себе кораблик получше добыть. Ну, сейчас добудут! Еще минуточка… Ага! Эй, ребята! Оверштаг![2]

Опытные матросы всего за несколько секунд поменяли расположение парусов, и бриг, повинуясь рулю, резко развернулся. Прежде чем преследователи успели понять, что происходит, а главное, как-то на это отреагировать, последовало громовое «Пли!», преследуемый корабль окутался дымом, и не менее семи или восьми ядер со свистом врезались в борта, кормовую надстройку и оснастку шхуны. Послышались крики, проклятия, отчаянная брань. Затем с оглушительным треском рухнула верхняя часть фок-мачты.

Пираты метались по палубе, хватались за шкоты, пытаясь выровнять паруса, другие занимали места вдоль борта, готовя мушкеты, чтобы отразить вероятное нападение.

Капитан в белом собирался отдать приказ об ответном залпе, однако вовремя понял, что это слишком опасно: бриг сорокапушечный, с одного борта пушек, стало быть, двадцать, а выпалили только восемь. Остальные нацелены, и, отдай он команду своим пушкарям, пушкари противника ответят незамедлительно, а то и опередят их. А у него четыре из пятнадцати пушек левого борта разбиты первым же залпом брига. И как только противник успел так стремительно развернуться и так точно установить прицел? Ловкие ребята, ничего не скажешь! Совсем не похожи на экипаж купеческого судна. Может, это военные? В последнее время, охотясь на пиратов, моряки его величества нередко маскируют свои корабли под торговые суда. Но если военные, то уйти они уже не дадут!

Между тем корабли медленно и неуклонно шли на сближение. Вдоль борта незнакомого брига тоже показались головы людей, пригнувшихся так, чтобы их не могли подстрелить, но готовых в любое мгновение по приказу своего капитана броситься в бой. Видны были даже заранее приготовленные абордажные крючья. Военные моряки тоже стали такие использовать — на войне все средства хороши. Но капитан пиратов все яснее понимал: нет, это не военные! Те, уж если начали палить, то и палили бы, либо покуда не потопят, либо до того момента, как пираты не выкинут белый флаг. И поодиночке корабли флота его величества обычно не ходят. Что ж это за странный бриг и что за странный капитан?

Осмотрев свою палубу, капитан шхуны заметил, что у него потери. Один из его матросов во время залпа с брига погиб, двое были ранены. А ведь противник целил не в палубу, а в борт и в оснастку! Если сейчас, с близкого расстояния, они начнут палить друг в друга, жертв будет куда больше. Стоят ли того кофе и ром? А судно, которое ему так хотелось захватить, тогда сильно пострадает. Кажется, капитан брига был прав.

— Эй, вы там, послушайте! — Капитан в белом выпрямился на корме, почему-то уверенный, что в него никто не выстрелит с близкого расстояния, пока он обращается к своим врагам. — Мы показали вам, чего стоим, вы нам тоже. Не скрою, я хотел захватить ваш корабль, потому что он лучше моего. Так что лупить по нему из пушек не входило в мои планы — я был уверен, что купчина сдастся и так. Вижу, что не на того напал, и признаю свою ошибку. Если сейчас мы сойдемся бортами, резни не миновать, а мне это никогда не нравилось.

— Еще бы! — крикнул капитан Рей. — Ты не носил бы белые тряпки, если б рассчитывал замарать их кровью. Ты — пират-чистоплюй, так?

— Ошибаешься! — не без злости отозвался тот. — Просто люблю одеваться красиво. Белое сегодня надел по чистой случайности, вообще-то предпочитаю красное или синее. Драки не боюсь, если хочешь, давай попробуем. Только вот стоит ли? Похоже, что и твой корабль не всегда был купеческим судном. Как он называется?

— А ты что, читать не умеешь? — Рей расхохотался. — Мы уже близко, и нос судна вы видели хорошо. Название написано некрупно, но в подзорную трубу рассмотреть легко. Или у тебя нет трубы? Я вот уже и без трубы вижу, что твоя шхуна прозывается «Виолетта».

— А мне недосуг бегать в каюту за трубой! Тебе жаль ответить?

— Да нет, не жаль. Просто странно, что мой корабль кто-то не узнал здесь, в Карибском море. Он называется «Черный алмаз».

Эти слова произвели на палубе «Виолетты» едва ли меньший эффект, чем только что ударившие в шхуну пушечные ядра. Послышались изумленные и испуганные возгласы, кто-то выругался, а кто-то в ужасе перекрестился.

— Как же мы так влипли, а, капитан?! — прошипел стоявший рядом с белым пиратом его помощник. — На корме ведь было написано название, да мы и читать не стали! «Черный алмаз»… Ничего себе! Он же нас в щепы разнесет! А еще хуже, если эти ребята окажутся у нас на палубе…

— Замолчи, трус! — голос белого пирата дрогнул, но, кажется, только от ярости. — Капитана Черный Алмаз вот уже два года никто не видел в море. Ходили слухи, что он то ли погиб, то ли ушел в другие воды, подальше отсюда.

— После того как он разделался с самим капитаном Черная Борода, ему стало скучно в Карибском море! И о ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→