Оргазм Ивана Ильича

Основано на реальных событиях

Эсмеральда Султановна спросонья мазнула взглядом по часам, стоящим на тумбочке, перевернулась на другой бок, зевнула и продолжила сон. Начало четвертого, до вечера пока далеко, ну а потом – как фишка ляжет.

Даже такую замечательную тему как проституция, извратил мировой заговор масонов – всемирный глобализм, и в тему пришли люди, далекие от профессионализма: теплое ламповое общение на обочине Ленинградки, сменилось бездушными интернет-анкетами дам с низкой социальной ответственностью. Все фото в анкетах на 80, а то и на 99% доработаны в фотошопе, так что придя на место, можно обнаружить взамен обещанной Мерилин Монро полупьяного пожилого бегемотика, с усами как у Буденного и редкими гнилыми зубами, расположенными в шахматном порядке. Сбежать ты может и сбежишь, а что дальше? Даже если повезет найти нечто с виду приличное, что будет потом? А, ты уже знаешь! С кислой рожей открыв дверь, дама присядет на диванчик – предстоящее ложе разврата, выплюнет жвачку, расстегнет тебе джинсы и, косясь в телевизор, сделает несколько возвратно-поступательных движений. Потом, вытащив из-под подушки презерватив, распечатает его и наденет на твой полустоящий член. Затем, тяжело вздохнув, прекрасная незнакомка снимет халат и ляжет, раздвинув ноги и обнажив плохо выбритую промежность. В процессе вялого совокупления, мамзель будет смотреть в сторону, давая по ходу пьесы ценные указания: «Не надо трогать меня за грудь, мне больно. Сверху я не люблю, сбоку тоже. Как в рот? В рот я беру только в Международный день Солидарности Трудящихся, да и то лишь, у своего любимого человека». Закончив, наконец, с этим мучительным процессом и собираясь съебаться, проклиная свою слабость к прекрасному полу, ты, возможно, еще услышишь жалостливую историю о парализованной бабушке, двоих голодных несчастных детках, материнской любви и суровой доле рабы этой любви, нашей реципиентке. Закончится монолог, разумеется, требованием дополнительных денег за столь виртуозно оказанные услуги, и ты отправишься домой, отплевываясь и грязно матерясь про себя.

Но наша героиня, хотя теоретически и являлась коллегой вышеупомянутых дам, была совершенно другой, ну вот совершенно. Возникает вопрос: почему? И ответ на него даёт старинная испанская пословица: «Хорошая жизнь стоит дорого. Есть, правда, и другая жизнь, подешевле – но это уже не жизнь». Эсмеральда Султановна была совсем из другого мира, и ее услуги ценились совсем по-другому.

Эсмеральда вдруг резко проснулась и села на кровати: «Ёб твою мать, приснится же такое… Странно, кошмары меня давно не мучили». На часах только начало шестого. Ладно, пора вставать. Она потянулась, накинула халатик и отправилась в ванную. Вернувшись в комнату, мадам села в кресло, взяла со стола мундштук и вставила в него самодельную, но чрезвычайно аккуратно свернутую сигарету. Султановна задумчиво посмотрела в окно: на улице начинало темнеть, и капли дождя оставляли блестящие неровные полоски на мокром стекле. Она зажгла самокрутку, глубоко затянулась и задержала дым в легких. В комнате терпко запахло марихуаной. Эсмеральда дернула еще раз и, засунув руку за подушку кресла, вытащила на свет божий искусно вырезанный из бивня моржа фаллоимитатор, подаренный влюбленным в нее без памяти чукчей, потомственным охотником-оленеводом. Она раздвинула ноги и…

Простите великодушно, запизделся, мы сегодня вроде решили говорить правду, одну только правду и ничего кроме правды? Что пардон, то пардон, извиняюсь.

Дело было совсем не так. Мадам не пила, не курила, не употребляла наркотики и вообще, вела чрезвычайно здоровый образ жизни. Посещала массажистку и фитнес центр, но без фанатизма, исключительно ради сохранения упругости форм. Профессиональный долг обязывал ее также перманентно использовать услуги маникюрш-педикюрш-визажисток, дабы выглядеть на все 146%.

Зазвонил телефон, и Эсмеральда сняла трубку. Беспокоила ее, оказывается, коллега по работе, трудящаяся в той же весовой категории. Илона, а подругу звали именно так, делилась с нашей героиней соображениями по поводу одного из своих клиентов:

«Денежный дядька, плохо будет, если соскочит, но я уже выдохлась – не понимаю, что ему нужно на самом деле. Странный типчик, нет, не агрессивный, попробуй, поработай теперь с ним ты. Записывай телефон, я его предупредила. Ага, да поняла я. Говорю же тебе – с бабосом там порядок, он полковник ГАИ».

«Ладно, договорились. Позвоню-встречусь» - и Эсмеральда нажала «отбой».

В ее богатой сексуальной жизни всяких чудиков было предостаточно, собственно, именно на них наша дама и специализировалась, поскольку башляли они хорошо, и обычно заменить Эсмеральду кем-нибудь другим у них попросту не было возможности. Мадам являлась неплохим психологом, хотя специальных учебных заведений по данному профилю не заканчивала.

«Когда живые дела разбираешь, обучение быстрее идет» - говорил когда-то Глеб Жеглов. Ну или тела, что в нашем контексте одно и то же. Эсмеральда исподволь наблюдала за клиентом и по ходу совокупления придумывала дальнейшие сценарии, так что уже после пары-тройки встреч, интим-сеансы под ее чутким руководством, становились похожими на древнеримские оргии. Коллеги обоих полов были готовы подъехать по первому звонку, а БДСМ аксессуары у нашей мадам имелись, причем в весьма широком ассортименте.

По телефону клиент показался Эсмеральде очень робким и нерешительным, хотя и попросил ее надеть на встречу чулки телесного цвета.

«Может фетишист?» - подумала Султановна: «Ладно, разберемся в процессе. Будет тебе и кофе, и какава, и всё остальное».

Встреча состоялась в неприметной, но дорогой и удобной гостинице. Дяденька был немолодым, хотя и не особенно старым. «Полтинник есть» - определила на глаз мадам. Все началось без излишнего напора, практически как у семейной четы, однако свой смартфон кавалер положил рядом на кровать и сразу хватал оный, как только звучал очередной звонок. Пиписька его при этом сразу скукоживалась, обвисала и выскакивала из гостеприимного лона мадам.

«Вот послушай меня, Сазонов, ты дебил или как? Я что сказал тебе сделать? А ты что падла, сделал? Что товарищ полковник? Вы меня все заебали, дегенераты ебучие. Ты русский язык в школе изучал блядь? Изучал значит. Понятно… А почему ты его тогда ни хуя не понимаешь, а? Мне блядь скоро наверх докладывать, что я блядь, доложу генералу? То, что ты дебил, он и так знает. Что предлагаешь, мне за вас ваши ёбаные бумажки переписывать? Короче всё на хуй переделать! Срочно блядь! Переделать и доложить, у тебя два дня!»

Эсмеральде надоела эта школа танцев – шаг вперед и два назад, поэтому она взяла инициативу в свои руки, вернее в рот. Добившись несгибаемой эрекции, мадам скользнула на дядю сверху, сжала мышцами его член и поскакала, как Гойко Митич в роли Чингачгука. Товарищ полковник продержался всего несколько минут, после чего жалобно заскулил и обильно кончил. К Эсмеральде потихоньку начало приходить понимание ситуации и надежды, которые на нее возлагают.

«У меня подчиненных херова туча и все блядь, почему-то умом не блещут – косячат суки постоянно. А я их за это ебу, и мне все это остопиздело. Не могла бы ты меня поругать в процессе, говорить мне всякие гадости….»

«Понятно» - подумала мадам: «Скоро мы все сделаем, и ты познаешь, каково это, быть выебаным самому».

На прощание Иван Ильич, так звали господина полковника, дополнительно подлил масла в огонь. Пряча глаза, он тихо попросил привезти чулки и ему. Эсмеральда Султановна с сомнением окинула взглядом толстенькие ляжки и здоровенную задницу Ивана Ильича, но пообещала подыскать нужный размерчик.

Зайдя в магазин, мадам долго копалась, но нашла чулки, как было оговорено, подумала, и купила еще розовый полупрозрачный пеньюар, припомнив габариты клиента. «Чтобы два раза не ходить» - решила она. Собираясь в гости, дама прихватила заодно и плётку, так, на всякий случай.

Придя в гостиницу в следующий раз, Эсмеральда сразу забрала бразды правления в свои руки – раздев Ивана Ильича догола, мадам натянула на него чулки и обрядила в пеньюар. «Ложись на спину, сучёнок, быстро» - скомандовала она.

Господин полковник моментально принял требуемое положение, но телефон тем не менее, положил рядом. Мадам сняла трусики и села ему на лицо, практически полностью перекрыв кислород.

«Лижи давай, хорошо лижи, не халтурь, а то задушу на хуй».

Иван Ильич активно заработал языком, его член восстал и был хорошо виден сквозь полупрозрачную розовую ткань. Эсмеральда откинула ее в сторону, схватила полковника за напряженный член и начала его грубо теребить, другой рукой крепко сжимая яйца клиента. Господин полковник дернулся и замычал от боли, но лизать не прекратил.

« Ты представляешь, сколько во мне хуёв побывало, лишенец, а?» - начала мадам светский разговор.

«Сколько? Больше ста?» - прозвучало как из-под воды.

Эсмеральда громко засмеялась: «Ста? Ошибся раз в сто, да ты до стольки и считать не умеешь, лижи гад, не отвлекайся».

Вдруг на кровати зазвонил мобильник, и Иван Ильич стал вслепую шарить по простыне, надеясь его нащупать. Но мадам была настороже, она быстро выхватила из сумки плетку, от души размахнулась и ударила его по члену оплетенной в кожу рукояткой.

«Я те отвечу, бля, телефонист хуев – не дергайся».

Экзекуция продолжалась. Жестоко подрочив придушенному полковнику, Эсмеральда отпускала член, брала плётку и хлестала его по самым чувствительным местам. После нескольких циклов прецизионной обработки, член Ивана Ильича, ставший фиолетовым от побоев, ожидаемо изверг целый фонтан мутной белесой жидкости, мадам еле успела увернуться, но розовая ночнушка оказалась полностью изгвазданной.

«Придется стирать, ну да ладно, брошу в машинку – нужный аксессуар».

Эсмеральда слезла с тяжело дышащего полковника: «Вы довольны, Иван Иль ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→