Читать онлайн "Странствующий рыцарь"

автора "Рейнольдс Энтони"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Энтони Рейнольдс

СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ

Прекрасной и талантливой Серене за ее безграничную любовь и помощь в битве в Царстве Хаоса…

ПРОЛОГ

Гомон грачей, взлетевших с крон деревьев, наполнил воздух хриплым карканьем. Испуганный скакун встряхнул головой и фыркнул.

Рыцарь тихими словами успокоил боевого коня и направил его дальше в чащу. Ветви, словно когти, царапали по его тяжелым доспехам, а ледяной ветер заставлял сучья деревьев, похожие на кости, судорожно вздрагивать.

Вторая лошадь заржала, топая копытами. Рыцарь повернулся в седле, посмотрев на своего спутника, одетого в плащ с капюшоном.

Резко дернув поводья, человек заставил коня успокоиться.

— Простите, мой лорд, — прошептал человек в капюшоне.

Не произнося ни слова, рыцарь повернулся и продолжил путь. Подняв глаза к небу, он всматривался сквозь толщу ветвей. Наступал вечер, и в темнеющем небе уже сияли первые звезды. В зарослях раздавался шум каких-то невидимых зверей, испуганная лисица повернула свою острую морду к рыцарю. На секунду лиса застыла, поводя носом, потом исчезла в густом кустарнике. Где-то вдалеке завыли волки, выходя на новую охоту.

Глаза мелких зверей, суетившихся в подлеске, поблескивали в тусклом свете уходящего дня, а всадники направляли своих коней еще глубже в чащу леса. Люди редко бывали в этом месте, и деревья стонали и скрипели, склоняясь над этими незваными гостями, проникшими в их древнее царство. Рыцарь смело смотрел вперед, держа руку в латной перчатке на рукояти меча.

Когда последние цвета закатного неба были поглощены тьмой, два всадника выехали на маленькую поляну. На поляне лежал разбухший гнилой ствол дерева, вывороченный из земли с корнями, на которых висели тяжелые комья грязи. На месте упавшего дерева образовалась небольшая прогалина, с которой тянулась вверх новая молодая поросль.

— Тут, наверное, достаточно далеко, мой лорд, — сказал человек в капюшоне, оглядываясь назад, чтобы проверить, что за ними никто не следит.

Рыцарь кивнул, легко подняв с седла свое тело в тяжелой броне.

Ступив на сырую землю, он раздавил побег деревца. Из свертка, прижатого к рыцарской кирасе, раздался жалобный плач новорожденного младенца.

С мрачным лицом рыцарь подошел к упавшему дереву. Кора сгнила, и на сырой древесине, словно моллюски, разрослись гроздья грибов. В гниющей опавшей листве шуршали насекомые, в тучной почве копошились черви.

Человек в капюшоне наблюдал, не слезая с коня. Рыцарь, сняв лямку с плеча, поднял сверток с младенцем. С застывшим лицом рыцарь положил запеленатого ребенка на землю перед упавшим деревом.

Младенец был весь укутан льняным полотном, только его круглое личико было открыто холодному ветру.

Одним быстрым движением рыцарь вытащил из ножен меч.

Новорожденный снова заплакал, и рыцарь, услышав плач ребенка, закрыл глаза.

— Владычица, дай мне силы, — хрипло прошептал он. Держа эфес меча обеими руками, рыцарь поднял оружие перед собой и поцеловал холодный стальной клинок.

Взяв эфес обратным хватом, рыцарь подошел к младенцу. Держа меч острием вниз, словно кинжал, он направил клинок на запеленатое тельце ребенка. Пальцы в латной перчатке судорожно сжали рукоять, и рыцарь устремил взор на лицо своего сына.

Ребенок мурлыкнул, и отец почувствовал, как его сердце сжимается.

Собравшись с духом, он поднял клинок, готовясь нанести смертельный удар. Меч, занесенный над ребенком, слегка вздрагивал. Слеза скатилась по щеке рыцаря, он стиснул зубы.

— Давайте же, — произнес человек в капюшоне.

Яростным рывком рыцарь опустил меч.

Меч вонзился глубоко в землю, ребенок остался невредим. Рыцарь упал на колени, опустив голову.

— Мой лорд, вы должны это сделать, — резко сказал человек в капюшоне. — Оно должно умереть, вы же понимаете.

Открыв глаза, рыцарь посмотрел на ангельское личико ребенка.

— Нет… — напряженно произнес он.

— Но… — начал его спутник, но рыцарь повернулся и яростным взглядом заставил его замолчать.

— Прости меня, Владычица, — прошептал рыцарь, поднимаясь и выдергивая меч из земли.

Все подобие ангельской чистоты исчезло с лица ребенка, исказившегося в зверином оскале, открывшем ряд маленьких острых, будто иглы, зубов. Младенец зарычал на отца, словно дикий звереныш.

Рыцарь, преисполнившись отвращения, отвернулся от новорожденного. Подойдя к своему коню, рыцарь вскочил в седло и, не оглядываясь, ускакал прочь, а его спутник в капюшоне поспешил за ним.

Во тьме леса глаза, полные ненависти, следили за уезжавшими людьми. Только когда рыцарь и его спутник удалились, оставив лишь едва ощутимый запах в воздухе, эти глаза обратили взор к оставленному на поляне младенцу.

Лишь тогда твари леса, выскользнув из тьмы, подошли к ребенку…

ГЛАВА 1

Клод моргнул, стряхивая остатки сна, и сел. Он укрывался под прогнившей повозкой, его товарищи лежали рядом, сбившись вместе, чтобы сохранить тепло, под одним общим отсыревшим одеялом.

Оглядевшись вокруг, Клод впервые увидел эту маленькую поляну при дневном свете, потому что они притащили сюда эту повозку вчера поздно вечером. Над землей стелился туман, трава блестела от утренней росы.

Клод ухмыльнулся и достал из глубокого кармана маленькую юркую крысу. Подняв ее к своему уродливому лицу, он улыбнулся, глядя, как тощая черная крыса подергивает усиками, нюхая холодный воздух.

Достав из другого кармана кусочек заплесневелого сухаря, Клод сначала откусил сам, а остатки предложил крысе. Та жадно вцепилась в сухарь лапками и начала яростно грызть. Клод снова ухмыльнулся.

— Опять кормишь эту проклятую крысу? — проворчал приглушенный голос из-под одеяла.

Клод покровительственно прижал зверюшку к груди.

— Она моя, — ответил он излишне громко. — А еды хватит на всех.

Громкий голос Клода нарушил сон остальных, и из-под одеяла послышалось ворчание.

Клод скорчил рожу в их сторону и снова повернулся к крысе. Зверек закончил есть и поднял морду, поводя носом в поисках новой еды.

Клод опять улыбнулся, сморщил нос и надул губы, передразнивая крысу. Оскалив в улыбке кривые желтые зубы, он протянул крысе свой толстый чумазый палец, и крыса схватилась за него, обнюхивая грязный обкусанный ноготь. Не найдя ничего съедобного, она выскользнула из рук Клода и спрыгнула на землю. Он нахмурился и попытался поймать ее, но крыса была быстрее и скрылась под мокрым одеялом. Клод, высунув розовый, похожий на слизня язык, бросился ловить ее.

Под одеялом послышалось раздраженное кряхтение, чей-то локоть врезался в ребра Клода, заставив его сердито нахмуриться. Сжав толстые пальцы в кулак, он ткнул в силуэт под одеялом, в ответ на что раздалось еще больше ругани. Его просыпавшиеся спутники заворочались, стараясь натянуть на себя одеяло для защиты от утреннего холода.

Поймав, наконец, крысу, Клод сунул ее в глубокий карман своей грязной куртки и начал неуклюже выбираться из мешанины тел.

Ворчание и ругательства из-под одеяла сопровождали его, пока он вылезал из-под прогнившей повозки.

Моргая в тусклом предутреннем свете, Клод глубоко вздохнул и от его дыхания в воздухе заклубился пар. Сунув руку в заплатанные штаны, он почесал укусы вшей в промежности и потопал ногами, чтобы согреться на утреннем холоде. Со всех сторон его окружал густой туман, так что он едва мог видеть на десять ярдов. Сквозь дымку зловеще маячили силуэты деревьев, похожие на призраков. Клод, хромая, подошел проверить, как там Беатрис.

— Прекрасное утро, не правда ли, моя красавица? — пробурчал он, подойдя к Беатрис. Она подняла свою тяжелую голову, глядя на подошедшего крестьянина маленькими, похожими на бусинки, глазами. Не найдя ничего интересного, она снова опустила голову, уткнувшись рылом в сырую землю.

Клод наклонился и почесал ее между ушами. Она старательно проигнорировала оказанное ей внимание. Свинья была укрыта лучшим одеялом, которое нашлось у крестьян, и Клод, похлопав ее по спине, поднялся.

Он подошел к еще тлевшему костру, над которым были насажены на вертеле остатки вчерашнего ужина. Клод был сыт так, как едва ли был когда-либо в жизни, и удовлетворенно похлопал себя по животу.

«Жизнь не так уж плоха», подумал крестьянин.

Он расстегнул штаны и, удовлетворенно вздохнув, опорожнил мочевой пузырь в горячую золу. Поднялся пар, и угли костра зашипели. Клод, фальшиво насвистывая под нос, громко выпустил газы.

Внезапно за спиной послышалось позвякивание конской сбруи. Клод застыл, свист замер на его губах. Он повернулся, и его неровно расположенные глаза едва не вылезли из орбит, когда он увидел двух рыцарей на огромных боевых конях. Клод с трудом сглотнул, его сердце замерло, пока он переводил взгляд с одного рыцаря на другого, словно животное, загнанное в угол.

Рыцари, облаченные в сверкающую броню, презрительно смотрели на него. На них не было шлемов, и Клод с завистью и восхищением заметил, что на их молодых лицах не было уродств, обычных для крестьян, а их волосы до плеч не были испорчены колтунами и репьями. У одного, более высокого, волосы были пшеничного цвета, у другого черные как смоль, а его лицо было мрачным. Судя по виду обоих рыцарей, им было не больше двадцати зим.

Оба рыцаря держали на левых руках яркие щиты своих геральдических цветов с гербами. Попоны их коней тоже были окрашены в геральдические цвета, и каждый рыцарь держал длинное копье в правой руке, защищенной латной перчаткой.

Клод увидел, что с рыцарями был еще к ...