Читать онлайн "Тихая буря уходящих дней"

автора "Максим Пачин"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Пачин Максим

«Тихая буря уходящих дней»

[1]

Лишь простая мысль о выпущенной пуле в висок, навсегда спасет

эту потерянную цивилизацию от болезни, что зовётся жизнью.

[2]

Теплый циклон еще не успел скрыться за горизонт, а в городе уже чувствовался ветер,

пришедший с северных долин. Через несколько часов на этом месте начнется буря, о

которой после будут вспоминать, как о самом жутком происшествии.

Первым, кто почувствовал северное течение ветров, был маленький мальчик, что стоял возле

городской границы с лесом. Обычно, он любил запускать летучего змея возле своего дома, но

сегодня, узнав об изменении погоды, решил сменить место на более ветреное. По началу все

было отлично, змей кружился далеко над землей, пугая попутных птиц. Но после того, как

ветер усилился, нить, что связывала змея и мальчика начала метаться в разные стороны и

через несколько секунд вырвалась из рук. Паренек смотрел вдаль на голубое небо, где

проглядывался его змей направляющийся прямиком в лес. Он летел несколько минут и к концу,

врезавшись в верхушку дерева упал где-то в глуши.

Мама рассказывала ему об этом лесе. Говорила про опасность, которая живет в нем, про

животных и про странников, что навсегда потеряли дорогу домой. Но из-за большой любви к

забаве, мальчик все-таки решил пойти и отыскать своего змея.

Он шел по лесу достаточно долгое время, пока не набрел на небольшую поляну, где и встретил

ее. Эта была девочка примерно его возраста. Она сидела возле дерева и смотрела в чащу леса.

Наш герой подошел ближе:

- Извините, вы не видели моего змея? – робко спросил он, девочка обернулась.

- Видели. Пролетал здесь недавно, - она попыталась привстать, – если поможете мне, я смогу

показать дорогу, куда он полетел, - девочка кинула взгляд на свою ногу, которая была

придавлена большим куском дерева, - сможете подвинуть это немного в сторону?

- Конечно, - мальчик быстро подскочил к ней и всеми силами начал стараться поднимать

преграду, - как же вы так влипли? – спросил он.

- Я гуляла здесь и не заметила, как поднялся ветер. Он то как раз и обрушил на меня этот

кусок. Мой папа говорит, что в скором времени придет большой ураган, который съест всех

людей на планете, но я не верю в это. Я вообще не верю взрослым. Они глупые.

- Я не считаю своих родителей глупыми, – сказал мальчик, толкая кусок дерева подальше от

нее, - Вроде бы все, попробуйте встать.

- Вот спасибо, - произнесла она, рассматривая свою чуть раненную ногу, - Все равно, взрослые

не такие как мы. Они постоянно ходят в одно и тоже место, каждый день, а по вечерам,

приходя домой, они сразу ложатся спать, не поиграв даже в свои игрушки. Как вообще можно

жить без развлечений и ходить постоянно грустным? Еще, они смешно путают слова.

- Слова? Какие слова?

- Мой папа, когда выпивает немного сладкой воды обычно хочет играть с мамой. Но он вовсе не

играется, а по-настоящему дерется с ней, представляешь? А когда я у мамы спросила почему

он это делает, то она ответила, что это называется любовь. Ну не глупенькая, а? А я ей и

говорю: «Мама, он же дерется с тобой, а не целуется. Это называется не любовь», а она

молча уходит в другую комнату и начинает реветь. Странные, все-таки, эти люди – взрослые.

- Ты тоже когда-нибудь станешь взрослой.

- Мне это не грозит, - он возмущенно посмотрел на девочку, а она продолжила, - дело в том,

что, если ты не хочешь становится взрослым, ты и не станешь. Мне, к примеру, и такой

хорошо.

[3]

Ветер начал усиливаться, швыряя ветки деревьев на землю. Над лесом повисла огромная

темная туча.

- Ну и погодка, - добавила девочка, - пойдем, отыщем твоего змея.

Буря подходила к городу все ближе, а наши герои уходили все дальше в чащу непроходимого

леса.

Часть 1

Когда человек взрослеет? С первым шагом во взрослую жизнь, он не только навсегда забывает о

тех беззаботных деньках детства, но и погружается в серьёзную канитель беспорядочных

разговоров, манипуляций, предательств, ненужных знакомств, глупых решений, еще глупее

поступков и немного одиноких дней с самим с собой. Что ж, такое точно не радует и как обычно

здесь есть обратная сторона медали, но, чтобы перевернуть злосчастную монетку, нужно сильно

постараться.

Я не помню, как потерял детство, все это произошло довольно плавно. Я, как и обычные люди

окончил школу, и как более примитивная форма жизни пошел по ступам легкого выноса мозговых

тканей – поступил в колледж. Многие это заведение называют шарагой, но только не те, кто

проучился там достаточное количество времени, чтобы осознать всю бесполезность своих

потраченных лет. Ну и конечно же, преподаватели, люди, которые говорят нам, как делать

правильно, выстраивая железобетонный авторитет среди студентов, подкрепляя свою

преподавательскую деятельность несколькими бумажками, парочками крылатых фраз и

командирским тоном (не у всех, но у многих).

В общем, я, поступил в медицинский колледж. Это не совсем то, чего хотел. Мечты о

возвышенных профессий, на примере режиссёрского дебюта канули в бездну из-за нехватки

денег и мозгов.

Рассказывать про всю жизнь в колледже – не буду, это не интересно, долго, скучно. Пары,

приставучие преподаватели, человек в разрезе, обсуждение конструкции вагины у доски с

указательной палочкой, вонючие коридоры, я могу это перечислять вечно, но что действительно

было интересно, так это конец моей учебы в этих стенах.

В первый же день я познакомился с парнем, был моим теской – Дима. Средний рост, вес, пухлые

губки (не подумайте про какие-либо другие), любовь к кедам и просторным джинсам. Он

ворвался в мою скучную, обыденную жизнь и разбавил немного сахарком, все то дерьмо, что

было. Теперь я чувствовал себя не одиноко, а очень даже уютно. Подружились мы просто и легко,

он подошел ко мне, спросив в каком кабинете у нас занятие. Тут я понял, что это мой персонаж,

потому что все шли в актовый зал после линейки, а он искал какой-то кабинет. Мы сели рядом и

так сидели до самого конца. Отсюда следует отправная точка нашей с ним недолгой дружбы.

Еще, в мою группу попали две девчонки, которые учились со мной в школе. С одной учился в

младших классах, и она была похожа на Мери Джейн, возлюбленную Питера Паркера, да, какое-

то время я сох по этой девушке, но после перевода в другой класс, Мери Джейн немного

поправилась в габаритах и отыскала другого Питера.

[4]

Вторая. Бог наградил ее кудряшками, а мама мужским именем Женя. До этого момента мы с ней

не общались никак, так как училась она в другом классе и не могли пересекаться.

Мы каким-то вселенским чудом, нашли друг друга и стали вчетвером общаться, учились мы в

одной группе, учились средне, что-то умели, знали, что-то пропускали и клали толстый и большой.

Выживали как могли, списывали, меняли листы с самостоялками, как и обычные студенты.

Преподаватели были отнюдь неплохие, но были и кадры, которые надолго запомнились в памяти.

Латинский и анатомия были «любимыми предметами».

«Любимые предметы»

Преподаватель латинского – медленная старушка, строгих правил, которая всегда провоцировала

на нее извергнуться пламенем бытовых и каверзных выражений за счет нелестной критики в

сторону личной жизни учащихся. Любила обсуждать половые причиндалы, особенно мужские.

За все время пребывания там, у меня сложилось такое впечатление, что все преподаватели

помешаны на этом. Им дай малейший повод, так они с радостью расскажут про все это дело, как

устроено, какие болячки могут быть, как это выглядит, некоторые даже рисовали на доске схемы.

Либо это было от больших знаний и горячей любви к медицине, либо от жесткого недостатка

вселенского траха и воспоминаний о хороших временах, когда эти самые преподаватели перлись

от затычки в своих задних проходах, не важно. Факт оставался фактом, и этого я так не узнал.

Преподаватель по анатомии была более сговорчивая. Немного ...