Перемены к лучшему

Руби Диксон

Перемены к лучшему

Серия: Укус медведя (книга 1)

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Автор: Руби Диксон

Название на русском: Перемены к лучшему

Серия: Укус медведя_1

Перевод: Сандра

Бета-коррект: Таня Фрэшка (1–7 гл)

Редактор: Eva_Ber

Обложка: Таня Медведева

Оформление: Eva_Ber

Глава 1

Коул

— Ты вообще собираешься хоть что-нибудь с этим делать, или будешь просто стоять здесь и выть на луну, как дебильный волк?

Лео Прюфакс не нуждался в ответе, поэтому я не стану даже напрягаться, чтобы отвечать. Для этого мне потребуется отвлечь внимание от пышной фигуры на другой стороне улицы, шедшей к себе в магазин, чтобы начать рабочий день. Кто-то из медведей пьёт по утрам кофе. Кто-то делает глоток Ред Булла*, чтобы проснуться. А я? А я стою прямо внутри своего магазина и наблюдаю, как Аделаида Лоран вылезает из этой коробки из-под обуви — её машины — и отпирает дверь в свой спа-салон — тот самый, который, как утверждали местные жители, не протянет и месяца. Ну вот, три года спустя, она всё ещё здесь. Всё ещё процветает. И всё также делает мои яйца более синими, чем воды в Баундари-Уотерс**.

*прим.: Ред Булл (eng. Red Bull) — энергетический напиток.

**прим.: Баундари-Уотерс (eng. the Boundary Waters) — Баундари-Уотерс — цепь водных объектов на американо-канадской границе. Система, состоящая из рек, озёр и затопленных участков протянулась на 250 км от западной оконечности озера Верхнее до озера Ла-Круа. Канадская сторона расположена на территории провинции Онтарио, носит название Баундари-Уотерс — Вояжёр-Уотервей (дословно, Баундари-Уотерс — водный путь вояжёров) и входит в систему охраны рек страны. Американская сторона расположена на территории штата Миннесота, носит название Баундари-Уотерс Уайлдернесс (eng) и также охраняется государством.

Стоя возле меня, Лео в крайнем смятении качает головой.

— Парень, ты позоришь свой клан.

Он хлопает меня по плечу, и его удар достаточно жёсткий, чтобы у меня аж зубы застучали.

Если бы Лео проделал то же самое с человеком, то тот получил бы переломы костей, и именно поэтому, каждое утро, вот уже на протяжении трех последних лет, я стою в своём магазине, наблюдая за Аделаидой, вместо того, чтобы привозить её на работу после приятных ежедневных утренних занятий любовью.

Аделаида — соблазнительная девушка «с мясом на костях», но она — всё ещё остаётся человеком и слишком слаба для зверя вроде меня. Даже в своём человеческом облике я вдвое крупнее неё. Я крупный всем телом, и до сих пор лишь весьма немногим человеческим женщинам удавалось с легкостью принять меня. Просто Аделаида не такая, как они.

Проблема в том, что у меня даже не встаёт ни на кого, кроме неё. С тех пор, как три года назад она, покачивая своей очаровательной попкой, заявилась на городском собрании, объявив о своих дальнейших планах по развитию, мой член всякий раз проявляет заинтересованность лишь тогда, когда рядом она.

Поначалу это была всего лишь здравая мужская оценка. С этой красной помадой на губах и светлыми волосами с крупными кудрями Аделаида походит на кинозвезду пятидесятых. У меня слюнки текут лишь от одной мысли о том, какой на вкус оказался бы один из её полных сосочков. С головы до пальчиков ног она — лакомый кусочек.

Любой медведь из плоти и крови перевозбудился бы от одного лишь её вида. Но время шло, и моё оценивающее признание превратилось в вожделение, которое к настоящему моменту уже переросло в одержимость. И сейчас меня вообще никто, кроме неё, больше не интересует, а вот это, черт побери, довольно-таки паршиво.

Дверь в спа позади неё захлопывается, и я, наконец, отворачиваюсь.

— Я волнуюсь за тебя, брат, — Лео следует за мной за прилавок к кассе и поверх своей кофейной кружки наблюдает, как я перепроверяю мелкую наличку в выдвижном ящике в кассовом аппарате. — За весь прошедший месяц ты вообще хоть раз трахался? В прошлые выходные те девчонки из Ванкувера прямо накинулись на тебя, но из-за всего того энтузиазма, которое ты им выказывал, с тем же успехом мы могли бы находиться на соревнованиях детсадовской лиги.

— Они были малолетками, — отвечаю я резко.

— Шестнадцать — это возраст, при достижении которого девушка имеет право вступать в сексуальные отношения, — утверждает Лео. — Кроме того, им было не меньше восемнадцати, и я переспал с двумя из них, к тому же они на самом деле оказались равными по силе на целую пуму.

— Тебе двадцать восемь, — отмечаю я сухо. — Не думаю, что сношения с восемнадцатилетними подростками, даже двумя из них, делает девочек пумами.

— Они выли и царапали меня чуть ли не до усрачки, а повадки у них были, ну, в общем, как у зверей, — он тянется огромной рукой через своё плечо, чтобы потереть на себе несуществующие царапины. Лео ведёт себя скорее как детёныш, чем достигший полной зрелости медведь, коим он и является. — К тому же, на следующее утро они обе ушли целехонькими. Правда, уходили они странновато, потому что в постели я был совершенно потрясающим, а единственное, что их волновало, — когда я возвращаюсь обратно в город.

— Эти женщины являются частью южного клана Ванкувера, — напоминаю я ему. — Они не люди.

— Ты должен выбросить эту хрень с «угрюмо пялиться» из своей головы. Это ненормально. Ведь было уже множество спариваний между людьми и медведями.

— Назови хоть одно, — призываю я.

Лео открывает рот, чтобы оспорить это, но потом закрывает его. Затем пытается снова. В итоге он говорит:

— Ну, Грейс и Скотт Барнсы.

— Среди них человек — Скотт, а не Грэйс. Я не лягу в постель с человеком, и не важно, насколько она прекрасна.

Лео дёргает себя за ухо, а потом допивает кофе.

— Ну, если сможешь жить с тем, что она встречается с другим парнем, тогда, конечно, давай, продолжай просто пялиться в окно.

Я захлопываю выдвижной ящик сильнее, чем необходимо, в результате чего от резкого металлического лязга Лео подскакивает.

— Видимо, это и есть ответ, — бормочет он.

Мне повезло, что кассовый аппарат изготовлен из промышленной стали. В противном случае я бы сломал его. От одной лишь мысли о другом мужчине между раздвинутых бёдер Аделаиды мне так и хочется сорвать этот аппарат с деревянного прилавка и врезать им по лохматой белокурой голове Лео. Я убираю руки от счетного механизма из тяжелого металла и делаю пару глубоких вдохов.

— А тебе разве никуда не надо? — спрашиваю я, как можно более ровным и спокойным голосом. Лео — мой кузен, и я знаю, что моя мама была бы против того, чтобы я притащил домой его задницу окровавленной и искалеченной.

— Вообще-то нет, — он поплёлся в подсобку, чтобы поставить кофейную кружку. — На этой неделе я помогаю Илу с новой корпоративной группой туристов, но мне не нужно идти туда раньше вечера.

Я провожу пальцем вниз по списку следующих туристов. Сегодня прибывают три группы. Пайн-Фолс, штат Миннесота, в зимнее время предлагает катание на собачьих упряжках, катание на беговых лыжах, зимние походы, посещение центров спасения бурых медведей и волков. А летом у нас непрекращающийся поток любителей активного отдыха на открытом воздухе, катающихся на каноэ и байдарках по прозрачным водам озер Баундари-Уотерс.

Ил — не единственный в этом городе, кто предлагает коллективные походы с ночевкой, но он лучший, потому что его проводники знают местность лучше кого бы то ни было, в отличие от Пэта Самсона, который, судя по всему, забронировал тур на следующие три дня.

Я мотаю головой. Ума не приложу, как этот гадёныш умудряется оставаться в бизнесе. Он не может организовать группу местных жителей Пайн-Фоллс и провести их по главной улице без того, чтобы кто-нибудь из них не причинил самому себе увечья.

— Смотрю, у Пэта Самсона ожидается очередная группа, — я резко переворачиваю лист бумаги, чтобы показать Лео.

Он хмурит брови.

— В один прекрасный день это чучело точно кого-нибудь прикончит.

— Сообщи Илу. Может, он пошлёт какого-нибудь проводника присмотреть за группой Самсона.

Раздаётся звон колокольчика над дверью, извещая о том, что у нас посетитель. Я проверяю свои часы. Даже восьми ещё нет.

— Мы ещё не открылись… — я начинаю выкрикивать, но слова застревают у меня в горле, когда вижу, кто пришел.

— Я знаю, что вы ещё не открываетесь, — отзывается Аделаида весёлым голосом. — Всё же я надеялась, что вы могли бы мне помочь.

— Скажи ей, что можешь помочь ей выбраться из одежды, — шепчет Лео, пробурчав под нос.

Не обращая внимания на Лео, я вхожу в основной зал.

— Конечно. Чем могу помочь?

Я засовываю руки в карманы джинсов, чтобы не протянуть руку и не схватить Аделаиду. Этим утром она выглядит, словно свежий персик. Её прекрасная кожа сияет, будто эта женщина светится изнутри.

Она — самое красивое существо, которое мне когда-либо доводилось видеть, а ведь в Баундари-Уотерс полным полно красивых существ. Природа во всей своей красе: чистая и нетронутая дикая местность, дикие животные, вода столь прозрачная и чистая, что можешь видеть песчаное дно, и совершенн ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→