На пороге вечности

Алексей Ар

НА ПОРОГЕ ВЕЧНОСТИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ему опять снился этот сон… Он стоит посреди бесконечного поля одуванчиков, дарящих ветру свои семена. В воздухе разлит мягкий, ровный свет, который придает окружающему миру почти идиллический вид.

Вроде бы все замечательно, однако возникает такое чувство, что на смену идиллии грядет нечто необъяснимое и страшное… Не в силах двинуться с места, он пытается определить, откуда придет опасность, и не успевает… Над горизонтом вспухает огромная волна и с немыслимой скоростью надвигается на него…

На него, на Михаила Ярова? — простого расклейщика объявлений, никогда не обижавшего растения вообще и одуванчики в частности! Именно об этом он и хочет крикнуть всепоглощающей волне. Но тут удар, и он тонет… тонет…

…Аккуратный стук в дверь прервал экзекуцию и вывел Михаила из глубин сна на самую грань реальности. Оценив свое желание спать как весьма сильное, он перевернулся на другой бок и ненавязчиво убедил и разум и тело, что они ошиблись, что все тихо и спокойно — как тому и положено быть в три часа ночи, если верить будильнику.

Однако стук повторился.

— Садисты, — процедил сквозь зубы Михаил. Сев на кровати, он неподвижным взглядом уперся в стену напротив.

Новый стук в дверь заставил его вздрогнуть:

— Иду, иду.

Нехотя вспомнил он, что завтра (уже сегодня!) весьма напряженный день, в течение которого предстоит много-много часов ходить по городу. А значит, лучше разобраться с этим побыстрее, чтобы успеть поспать еще несколько часиков…

Нет, убеждал себя Михаил, он не жалуется: работа его вполне устраивает. Конечно, вечно заниматься расклеиванием объявлений он не намерен, но годов-то ему всего двадцать два — вполне еще успеет использовать свое высшее образование, и не раз…

Стук.

Поняв, что, сколько ни жди, незваные гости не исчезнут, Михаил встал и в одних трусах вышел в коридор…

…Знакомое ощущение — сродни ударной волне. В теле, где-то в районе желудка, как бы происходил небольшой термоядерный взрыв. Кожу покалывало, словно по ней провели наэлектризованным шелком… Михаил мотнул головой — жарко. И вместе с тем такое чувство, будто вокруг океан, который без видимых причин порождает огромные и ледяные глыбы ноли, для того чтобы потом заставить их беситься в нешуточном шторме… В общем, полный набор маленьких удовольствий. Оставалось только держаться за стену и надеяться, что все это придумали не жильцы сверху, что это вовсе не они решили грязно надругаться над покоем соседя.

— Сейчас. Михаил распрямился и, печатая шаг, промаршировал к двери. — Надеюсь, со стороны это смотрится так же великолепно, кик мне кажется, — буркнул он, берясь за цепочку, и добавил уже громче: — Кто?

— Михаил Яров? — спросил спокойный мужской голос за дверью.

Нет, привидение, страдающее бессонницей… Что надо?

— Ваша мать, Людмила Вячеславовна… Видите ли, она шла к вам… и…

— Сейчас… — пробормотал Михаил, выдернув цепочку и пытаясь отпереть замок. — Ну же, проклятый!..

Наконец он распахнул эту чертову дверь… Что-то светлое мелькнуло перед его глазами, и мир померк.

Пришел он в себя уже ночью. Хотя точно ли это была ночь? Михаил не знал. Во всяком случае, открывая и закрывая глаза, он не ощущал никакой разницы. Попытался приподняться… и в следующий миг понял, что не может даже пошевелиться. Сам, этот факт нисколько не удивлял: по логике событий так и должно было быть…

Тут Михаил наконец осознал: уже несколько секунд он слышит звуки, очень похожие на…

Голоса!

А точнее, два голоса. Один наш новоявленный узник узнал почти сразу — голос мужчины, якобы принесшего весть о Людмиле Вячеславовне. Другой голос вызывал больший интерес, хотя и звучал несколько тише, — он принадлежал женщине, и, по-видимому, женщине весьма неординарной.

Глубина и выразительность, пробегающая искра смеха и сексуальность, деловитость и сухость — все присутствовало в этом голосе. Михаил тут же пожалел, что ушей у него так мало — всего два, да и те не с самыми лучшими акустическими параметрами.

— …Еще один шанс? — Вопрос был задан женщиной.

Ты бы видела резонанс! Я уверен, что на этот раз должно получиться…

— …Не прав! Шоковая терапия не выход. Ты вбиваешь всю информацию одним ударом: до сих пор помню это ощущение — маленькая птичка в океане… Необходимы точечные посылки, и я…

— На твои игры, Эдэя, у нас нет времени. — Голос мужчины дрогнул. — Ты видела, как сместились средние миры относительно ядра?

Мои так называемые игры ни в коей мере не противоречат твоим планам. — Голос женщины стал резок. — Ты — мне, я — тебе, как и договаривались…

— Что?.. Разумеется, ему, как и всем, предстоит этот этап… И не смотри на меня столь скептически, он пройдет цикл до конца. Я тщательно подготовил…

— А другие трое? Ты же знаешь, димпы предпочитают не встречаться друг с другом. Разве что мы — ты, я и Дэм видимся более-менее регулярно.

— …Он соберет… — В голосе мужчины появилась вкрадчивость. — Ведь мы договорились, Меняющая Рок, не так ли?

— А Хоор?..

— Молчи. — Голос хлестнул как порыв ледяного ветра. — Я ошибся. Кроме того, мы это уже обсуждали…

— Куда ты пошлешь мальчика? — В голосе женщины послышалась непонятная нотка грусти.

«Мальчик?!» — Михаил вздрогнул от возмущения.

— …Груэлл. Языковой спектр я уже вложил: будет полиглотом…

— К Хранящему Молнию… Н-да, это будет… э-э… интересно. — Та, которую мужчина называл Эдэей, легко рассмеялась. — Кстати, Т'хар, обрати-ка внимание на соседнюю комнату.

— Проклятие Эфга…

Нить реальности прервалась вторично.

Свет неровными толчками пробивался меж неплотно сомкнутых век. Размыкать их у Михаила не было абсолютно никакого желания. Он не хотел видеть окружающий его мир.

Лицо приятно грели солнечные лучи, трава была мягка, а легкий ветерок — ласков, но ненавязчив…

«Проклятье! Как я мог так сглупить и поверить? А главное — во что поверить!..» — резанула сознание Михаила мысль.

…Четыре месяца назад мать посчитала, что он уже достаточно взрослый, и ушла. Смешно, но он всегда думал, что это ему предстояло покинуть родное гнездо… Теперь гнездо окончательно опустело, и, прислушавшись к себе, Михаил осознал, что не так уж и стремится его вновь заполнить…

Он открыл глаза и, еле сдержав крик, резко сел: ему катастрофически срочно нужен телефон — осторожненько набрать «девять-один-один», и все обойдется… Ну где, скажите, где такое видано, чтобы на небе было ДВА солнца!

Михаил сделал глубокий вдох. Самые обычные лесные запахи: древесные, травяные, цветочные. На вид тоже — поляна как поляна: зелень травы скрывала в себе белые искры цветов, золотистый шмель, сердито гудя, стартовал с одного цветка и перелетал на другой — более крупный и сочный, в ветвях ближайшего дерева встрепенулась птица, хлопнула крыльями и успокоилась. Абсолютно нормальный лес, и звуки в нем самые обычные: легкий щебет, далекий звериный рык, какой-то шорох…

Посмотрев в ту сторону, откуда донесся шорох, Михаил понял: жить ему осталось секунд пять. К нему быстро приближался… УЖАС! Полутораметровый в диаметре ужас удивительным образом походил на гигантскую медузу и ловко скользил между деревьями на своих длинных, отвратительного вида щупальцах.

Вокруг стало необычайно тихо…

Треснула ветка. «Да что же это я!» — опомнился Михаил. В следующий миг он увернулся от нападения, рывком отправив свое тело в сторону. Щупальце неизвестной твари рассекло воздух и выдрало из земли клок травы.

Новая атака. Опять увернувшись, Михаил разглядел мелкие чешуйки на конечностях «медузы». Очень близко разглядел: эта поганка чуть не сняла с него скальп!

Еще одного нападения он не переживет! Словно прочитав его мысли, мерзкая тварь не торопясь готовилась к последнему броску…

Михаилу вдруг захотелось оказаться как можно дальше от этого страшного леса. Сделав шаг назад, он ощутил спиной бугристый древесный ствол: отступать было некуда. Справа и слева от дерева плотно рос кустарник, причем с такими шипами, что по сравнению с ними «медуза» могла показаться милой домашней зверушкой. Смерть уже представлялась вполне реальной перспективой…

Михаил совершил отчаянный прыжок и попытался уцепиться за ствол. Пальцы его скользили… срывались… О дерево что-то ударилось с неблагозвучным шлепком. И сразу нечто противно заскребло по коре… «Все!» — мелькнула у Михаила мысль, но тут под руку ему попался небольшой сучок…

Через несколько секунд несостоявшаяся жертва хищника уже находилась на четырехметровой высоте — в удобной развилке дерева.

— Ну что, урод, съел?! — орал Михаил, глядя сверху вниз на отвратительное существо, которое в ответ на его вопли встало на дыбы, не достав всего лишь на какие-то несколько сантиметров до его ноги. — Упс! Промахнулось, желе ходячее! Пошла прочь! — Наконец-то он мог облегченно перевести дыхание.

Однако, проигнорировав мудрый совет, тварь расположилась у самого ствола дерева и уставилась вверх. Чем именно «медуза» на него смотрела, Михаил не смог разглядеть. Но он просто кожей чувствовал этот взгляд — взгляд хищника на жертву, мешающий связно мыслить, да и попросту вселяющий страх…

Миновал час. Удобная развилка дерева уже потеряла большую часть своего очарования и к тому же сильно натерла Михаилу зад. Эйфория, владевшая им некоторое время после удачного спасения, напрочь исчезла, ее сменила неуверенность.

— Слышь, приятель, море в паре километров к западу… или к югу. ВАЛИ ОТСЮДА, УРОД МНОГОНОГИЙ! — После взрыва эмоций Михаил впал в другую крайность: откинувшись на ствол дерева, он с чувством обреченности и ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→