Последний наложник

- О повелитель! - сказал старший смотритель гарема, распростершись на полу у ног господина. - Мы привезли эльфа, как вы того желали! Волосы у него цвета луны, глаза цвета вечернего неба, он строен и необычайно хорош собой...

- Но силен, сволочь, - буркнул его помощник, потирая ушибы.

- Как же вам удалось поймать такое диво? - поинтересовался повелитель. - Лесные эльфы разучились слышать человеческие шаги?

- Они с приятелем выпивали у костра, вместо того чтобы стоять в дозоре, - пояснил смотритель гарема.

- Мешок на голову - и в седло, - добавил помощник. - Но отбивался он яростно...

- А что же не прихватили второго?

- Его мы, кажется, нечаянно убили... там было слишком темно...

Повелитель нахмурил соболиные брови. То, что воины исполнили его давнюю мечту, было прекрасно - у него как раз закончились свежие наложники, но почему только одного? Ну на безэльфье и один... сойдет.

- Где же это шаловливое дитя диких лесов? - спросил он.

- Мы приковали его цепью у бассейна в гареме, о повелитель, ибо после мешка ему нужно смыть с себя силос.

- Желаю присутствовать при его омовении! - воскликнул повелитель и невольно пустил слюну. Он представил себе локоны цвета белого золота, трепетные аметистовые глаза, полные слез, тонкие запястья, нежную шею...

- Но пока он не очнулся, мы его не развязывали, - поспешил сказать помощник.

- Ну пойдемте, я желаю поскорее взглянуть на новое сокровище моего гарема!

Сокровище лежало у бассейна и оглушительно храпело.

- Что... что это за божественные звуки? - дрогнувшим голосом спросил повелитель.

- Так дышит ваш новый наложник, мой господин!

Господин подкрался к храпящей тушке и обласкал ее взглядом.

Тушка отчетливо воняла силосом, конским потом и жутким перегаром. Даже через мешок.

- Да он пьян! - возмущенно сказал повелитель.

- Конечно, государь, мертвецки пьян, - подтвердил смотритель гарема. - Иначе бы мы никогда не смогли его поймать!

- Снимите мешок, - приказал повелитель, - и разбудите эльфа. Я желаю взглянуть на его лицо!

С этими словами он отошел и уселся на мраморную скамью под сенью струй фонтана. Раб так энергично заработал опахалом, что у повелителя встали дыбом волосы.

Эльфа развязали, вытряхнули из мешка и несколько раз энергично обмакнули в ледяную воду.

- Пошли нахрен... - произнес эльф подозрительно хриплым голосом.

- Паров силоса надышался, - подобострастно сказал смотритель. - Силос у нас забористый...

Крепкие невольники развернули эльфа к повелителю, поставили на колени и заставили поднять голову. У того снова встали дыбом волосы, на этот раз без помощи опахала.

Ростом эльф не уступал самому высокому гвардейцу из личной охраны повелителя, сложением тоже. Недлинные темные волосы слиплись сосульками, с них текла вода. Физиономию дивного создания пересекал шрам, одного глаза не было, его закрывала черная нашлепка.

- Вы кого мне приволокли, сволочи?! - выговорил повелитель.

- П-п-перепутали в темноте... - в ужасе ответил смотритель и пал ниц.

Эльф осклабился - тускло блеснуло несколько мифриловых зубов и один золотой.

- А он хорошенький, - хрипло сказал он невольнику справа и сплюнул на драгоценную мозаику. - Выпить есть чо?

- Молчи, раб, - приказал повелитель и сделал знак невольнику.

- Хто... раб? - эльф с удивлением огляделся.

Повелителю поднесли кувшин вина. Он выпил прямо из него и вытер губы вышитым рукавом одеяния.

- Подведите его поближе. Я хочу посмотреть на него... целиком, - сказал он. Приказ был исполнен тотчас. - Хм, а почему он хромает? И звук такой странный, цок-цок-цок...

- Это от кокетства, мой господин! - пропел невольник. - Желает покорить ваше сердце.

- Разденьте его! - сказал повелитель.

- А ты подойди ближе, - интимно сказал эльф. - Я тебе все и покажу.

- Как мне нравится эта строптивость! - произнес повелитель. - Пусть на лицо он нехорош, но, думаю, тело у него лучше...

Невольники живо сорвали с пленника одежду.

Повелитель проглотил неприличное слово. Эльф кокетливо постучал по полу протезом левой ноги. Раздалось мелодичное цоканье.

- Это "Зеленые рукава", - объяснил он. - А я еще могу "Полюби, девчонка, моряка".

У повелителя начал дергаться глаз, пока эльф старательно выстукивал песню, немелодично припевая и звеня ножной цепью.

Повелитель придержал дергающийся глаз рукой и решил не слишком привередничать. Главное, что эльф! Дивный народ! Он распахнул халат, под которым ничего не было кроме самого повелителя и его брюшка.

- Поставьте его на колени! - хищно распорядился он. - Ближе... ближе...

Слуги поставили эльфа на колени. Тот не возражал, только подозрительно скрипел, пока его складывали в нужную позицию.

- Если будешь умницей и как следует обработаешь мой нефритовый жезл... доставишь мне удовольствие, я подарю тебе... подарю... что-нибудь хорошее, мой сладкий.

- Хрена се нефритовый жезл, - сказал эльф, оглядев поле деятельности. - Это, блин, какой-то корявый дуб в степи. Ну ладно уж...

И он раскрыл пасть, сверкнув золотым зубом.

Повелитель невольно вздрогнул, но перед невольниками не мог позволить себе потерять лицо.

- Приступай! - приказал он.

Эльф приступил. Он смачно чавкнул и заглотил корявый дуб целиком. Звонко щелкнули восемь мифриловых зубов и один золотой.

Своды огласил крик раненого вепря.

Повелитель свалился со скамейки, хватаясь за место, где только что находилось самое дорогое - нефритовый жезл, он же корявый дуб.

- Погоди, прожую, - неразборчиво сказал пленник сквозь зубы.

- А-у-ы-ы... - ответил повелитель. Слуги оцепенели.

Эльф, не теряя времени, со скрипом вскочил на ноги, выплюнув корявый дуб в лоб смотрителю гарема, и отстегнул протез, стряхивая с него цепь.

- Подходи по одному! - сказал он, помахивая увесистой дубинкой, в которую превратил ногу.

После этого звонко отоварил повелителя протезом по лысине.

Начался великий драп. Первыми удрали невольники. Стражники еще пытались подобраться к странному эльфу, но протез из железного дерева мог соревноваться по твердости с их мечами.

И тут в воздухе свистнули стрелы, и в высоком окне появилась ожившая мечта повелителя: развевающиеся золотые волосы, аметистовые глаза, стройная фигура, красивое лицо...

- Опять нажрался... в силос, сука, - сказала мечта.

- Нуачо... - ответил второй эльф, пристегивая протез.

***

- Кажется, мы теперь безработные, - печально сказал смотритель гарема помощнику, глядя, как эльфы, матерно переругиваясь и наскрипывая "Зеленые рукава", уходят в закат. Дивный народ такой дивный...

Саурон XXXXL

Барад-Дур сиял огнями факелов – весь, от подножия до верхних шпилей. Дежурный орк надраивал Око, поплевывая на фланелевую тряпочку, кажется, бывшее гондорское знамя. В цитадели ожидалось великое событие. Кольцо Всевластия вернулось к хозяину, и он готовился к Торжественному Надеванию Кольца.

По его замыслу это торжественное событие должно было собрать всех его подданных и стать началом конца старого мира и еще чего-то там.

Для полного торжества на событии присутствовали пока еще живые пленники.

Все было готово к появлению Повелителя. Он появился как бы ниоткуда, в черном с серебром, с длинным мечом у пояса, закрыв лицо железным забралом, и занял свое место. Кольцо блистало, притягивая взоры.

Рукой в черной латной перчатке он взял Кольцо и торжественно надел на палец.

Нет, не надел. Попытался надеть. Кольцо не налазило. И со второй попытки тоже. С третьей оно застряло, и Повелитель еле-еле стащил его. Тогда он снял перчатку и попробовал снова. Кольцо не налазило. Ни на средний палец, ни на безымянный, ни на указательный, да что там, оно даже на мизинец не налазило. "Зачем я так много ел?" - с печалью подумал Саурон и мельком посмотрел на себя в зеркало, висевшее в центре залы. (И сам себе ответил: "От нервов".) Зеркало честно сказало, что хотя латы, конечно, стройнят, особенно черные, но все же нужно брать свой размер. Саурон вздохнул, делая вид, что все идет по плану, и примерил Кольцо на другую руку. С тем же результатом. Саурон нервно улыбнулся.

Орки отступили назад. Круг свободного места вокруг Повелителя стал шире.

Повелитель задумался. Носить Кольцо на цепочке – это модно, но бесполезно, бижутерии у него и без того хватало. Но тут его взгляд упал на босые лапы хоббита. Тот шевелил пальцами – мерз, наверное. А может, дразнился. И Саурона осенило.

Он подозвал Ангмарца и приказал снять с себя сапог и размотать портянку. Тот исполнил приказ и аккуратно поставил портянку за трон.

После этого Повелитель закинул ногу на ногу, оттолкнув порывавшегося помочь назгула, и блаженно пошевелил освобожденными пальцами. Последний раз он снимал портянки лет пятьсот назад. Эффектным жестом он насадил Кольцо Всевластия на мизинец и…

Кольцо не налазило.

Точнее, оно застряло на давно не стриженном когте Повелителя, которым было так удобно цепляться за неровности почвы. Саурон поднатужился и снял таки Кольцо с пальца. При этом своенравная драгоценность вырвалась из его рук и, звеня и подпрыгивая на неровных каменных плитах, покатилась куда-то в пространство. Аккурат туда, где протек узенький ручеек лавы от вездесущего Ородруина. ("Давно надо было навести порядок, - мелькнуло в голове у Саурона. – А то стыдно пленных привести".)

И канула в лаву.

Саурон тупо смотрел на свое Кольцо. Назгулы смотрели на Кольцо. Орки смотрели на Кольцо. Пленники смотрели на Кольцо. На глазах у всех оно булькнуло в лаву, на мгновение заде ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→