Возлюбленная Тримаррского палача

Наталья Самсонова

Возлюбленная Тримаррского палача

Глава 1

Руки не дрожали. Илзе поправила волосы – несколько локонов выскользнуло из слабого узла – сжала-разжала кулаки и решительно подхватила тонкую кожаную папку. Подмигнула своему отражению в зеркале и вышла из комнаты преподавателей. От уютного кабинета с шестью столами до вотчины ректора семь шагов. Она это точно знает. На первом шаге сердце колотится нестерпимо сильно, но к седьмому, завершающему, успокаивается. Не сегодня. Не с ней.

Постучав и получив приглашение войти, девушка с усилием открыла тяжелую дверь. Ректор любил все основательное.

– Куратор Эртайн,- вместо приветствия произнес мужчина.

– Доброго дня,- с усилием улыбнулась девушка. – Документы на подпись.

– Не по времени,- немного поморщился мужчина, но папку принял.

Прочитал, отложил лист и откинулся на спинку кресла. Его лицо приняло весьма насмешливое выражение.

– Потратить столько лет, добиться весьма высокого положения и все бросить? Ваш метод решать проблемы?

– У меня нет проблем, сэр,- тихо, но твердо произнесла Эртайн. – Куратор факультета травников не самый нужный в институте человек. Подпишите.

Скрипнуло кресло, выпуская из своих объятий мужчину. Ректор поднялся, обошел дубовый стол, отмечая как сжалась его собеседница. Зашел за спину куратора, поправил как всегда небрежный узел мягких волос и вкрадчиво произнес:

– Могу я узнать причину вашего увольнения?

– По собственному желанию,- чересчур звонко произнесла девушка и по шее пополз румянец стыда. В данный момент она ненавидела себя и свою слабость.

– Вы так старались оказаться в моей постели, куратор Эртайн, и вот, когда цель так близка – уходите.

Девушка закаменела. В глазах блеснула излишняя влага, но Илзе взяла себя в руки и улыбнулась.

– Просто подпишите, сэр. Если вы знали о моих чувствах, отчего…Отчего вы…Неважно.

Мужчина сильно потянул носом воздух:

– Белучче Гритта, аромат шестнадцать, мята и ваниль. Обожаю эти духи на женщинах. И перчинкой, сквозь все щиты – ваш собственный запах. Грязь, куратор. Вы грязнокровка, мисс Эртайн. Я могу оказать вам Покровительство. Но вы сами должны попросить. Всего одна маленькая просьба и ваши фантазии осуществятся. Вы ведь мечтали, долгими вечерами или темными ночами?

– Защита в обмен на тело,- рассмеялась девушка, сглатывая комок в горле. – Спасибо, сэр. Мне это не нужно.

– Я не могу любить грязнокровку, мисс Эртайн, не питайте бесплодных надежд. Отработка в течение месяца, уйти одним днем вам не удастся. Передумаете, договоримся,- ректор скользнул ладонью в дюйме от напряженного тела девушки и вернулся за стол. – Через час хочу видеть весь состав преподавателей в совещательной комнате. Можете быть свободны.

– Да, сэр.

Илзе вышла. Осторожно прикрыла дверь и прошла свои семь шагов. В кабинете она миновала пустые столы коллег – никто так рано на работу не приходил. Сев, она начала медленно перекладывать бумаги, создавая некоторый уют. Особого смысла в ее действиях не было. Эртайн пыталась взять себя в руки.

– Я ведь не хотела этого,- прошептала все же девушка. – Ничего не хотела.

Негромкий перезвон колокольчиков оповестил девушку о входящем звонке. Рабочий МагЛинк потемнел и на нем появилось вытянутое лицо Дарии, профессора с кафедры алхимии.

– Эртайн? Сегодня будет собрание? Я тут,- она мило улыбнулась,- задержалась бы.

– Через час ректор Лармайер желает лицезреть нас всех.

– Ох, Эрих, откуда эта любовь к властному правлению,- хихикнула Дария и отключилась.

Илзе потерла виски и подавила очередной вздох. Не хватало еще развздыхаться как героине пошлого романа. Увы, на ее трагичные потуги никто не придет. А жаль.

Повертев в руках линк, она погладила темную поверхность и из списка контактов выбрала мать. Приятная, ненавязчивая мелодия – за последние годы Илзе успела ее возненавидеть – и наконец заставка сменяется на материнское лицо. Мама снова поправилась.

– Здравствуй, мам.

– Илзе,- женщина поджала пухлые губы,- не думала, что это ты.

– Я уволилась.

– У тебя трое младших братьев, а ты уволилась? – Апатия матери сменилась на гнев,- кто их будет учить, скажи пожалуйста? Грант на обучение ты откуда достанешь?

– Грант дается детям профессорского состава, а не братьям,- тоскливо возразила она. Эртайн поняла, что сегодня мать не хочет видеть своего первого, неудачного ребенка.

– Ну у тебя-то детей не будет,- едко усмехнулась женщина,- ты грязнокровка, вам рожать не нужно. Достаточно быть красивыми. И что у тебя с ректором? Неужели отказал в Покровительстве? Или ты кому-то другому девственность отдала? Помни, это твой единственный бонус.

– Я не собираюсь принимать ничье Покровительство,- негромко, но твердо произнесла Илзе. Мать поперхнулась воздухом:

– Я что, до смерти тебя содержать буду?! Даже такую простую жизнь ты не способна нормально обустроить! Илзе Катарина Эртайн! Слушай свою мать!

– Я работаю, и сама себя содержу. Мам, прости, что позвонила. Мне была нужна твоя поддержка, но, видимо, не сегодня.

– Поддержка? А что ты сделала, чтобы на нее рассчитывать! И не смей отключаться…

Эртайн решительно провела ладонью над линком. Дура. Каждый раз наступает на одни и те же грабли. Зачем звонила, мало было прошлого разговора? Одно хорошо – связь дорогая и родительница перезванивать не станет.

Две таблетки из блистера – на грязнокровок слабо действуют зелья, она запила водой и сморщилась, соленая. Минеральная вода, широко распространена в этом мире. И пить простую чистую воду моветон, свойственным жалким провинциалам и грязнокровкам с Земли. Последних лишают даже фамилии, оставляя лишь имя. Если оно хоть немного созвучно принятым именам Иргарстонского королевства.

Головная боль понемногу отступала. Ничего. Илзе уйдет красиво, девушка украдкой улыбнулась. Ее проект использования оранжерей для лечения респираторных заболеваний у детей оставит приятный след в истории института. На Земле велись исследования влияния хвойных на легкие человека. И Эртайн воспользовалась этой идеей здесь, где эллы фанатеют от использования чудовищно сложных и магозатратных способов лечения.

Очевидно, Дария обзвонила всех сотрудников – профессора заходили, наскоро переодевались и выходили. От общего кабинета до совещательной комнаты тридцать семь шагов и три ступеньки. Два вазона с голубыми розами и портрет основателя института по связям с общественностью. Барон Искглиц дородный господин с белоснежными баками и лукавой улыбкой. Под портретом висел свиток с выдержками из его трактата «О сути магии и науки».

Оставалось пять минут до начала собрания и девушка встала. Оправила толстовку, топнула белоснежными кроссовками – раз ей не позволяли забыть о своей грязнокровности, она не обязана выглядеть сообразно желаниям эллов. И узкие светлые джинсы с черной толстовкой прекрасно для этого подходят.

– Всем доброго дня,- куратор Эртайн приходила последней. После нее только ректор. Так завелось, и никто не спешил менять порядок.

Привычное место сегодня было занято – новый член коллектива тоже предпочел спрятаться от чужих глаз.

– Всем доброго дня,- в совещательный зал влетел ректор, недовольно посмотрел на замершую Илзе и хмыкнул,- капитан Гарвести, умоляю, уступите место куратору Эртайн. Она сидит там уже три года и явно не знает, что можно сесть в другое место.

Илзе поспешно села на ближайший стул. Но кто виноват, что тот был изрядно испорчен студентами и просто не выдержал ее импульсивности. Поднявшись с пола, Эртайн осторожно примостилась на соседнее сиденье и не осмелилась поднять глаз.

– Катти, аккуратней,- проворковала Дария,- мы не можем себе позволить часто менять мебель в институте.

– Да, действительно,- прошелестела девушка. Ведь просила же Арри не называть ее так. Глубоко вдохнула, сейчас она попросит слово и все встанет на свои места.

– Эрих, можно я скажу?

– Дария, можно я представлю вам нового члена коллектива? Герой войны с Тримарром, капитан в отставке, Кассиан Гарвести. С этого года вводится новый предмет, аналитика, именно эту сложнейшую дисциплину и будет преподавать мистер Гарвести.

Жидкие аплодисменты, капитан поднялся, отрывисто дернул головой и сел на место. Эртайн удивилась, он явно был чистым эллом. Но при этом его волосы были седыми, и он явно берёг ногу. В Иргарстоне нет неизлечимых болезней, если элл не умер, он будет исцелен полностью.

– Мне пришла в голову очаровательная глупость,- жизнерадостно подскочила на месте Дария. – Мы ведь совсем не смотрим за тем, что и как происходит с нашими детьми.

Сердце Илзе пропустило удар. Именно такими словами она объясняла Дарии свою задумку. Открыв свою папку, Эртайн мучительно размышляла, прислушиваясь краем уха к щебету алхимички, что же делать. Наплевать на свою гордость и отдать результаты опытов Дарии? Или уничтожить, пусть начинают с нуля?

– Это забавная теория,- нахмурился ректор,- лечить воздухом. Вы можете ее чем-то подкрепить?

На лице Дарии отразилась мучительная работа мысли. Она вперила взгляд в Эртайн, и ее глаза расширились, когда она увидела, как грязнокровка стряхивает со своей папки пепел.

– Опыты, надо провести опыты,- нашлась с ответом Дария.

– Ну так проведите, что за привычка каждую неподтвержденную ерунду выдавать за гений?

– Пусть мне Эртайн поможет!

– Сожалею,- поспешно произнесла Илзе,- но я не смогу. Помимо своей работы, мне нужно подготовить документы и отчеты для следующего куратора.

– Да, к нашему горячему сожалению, куратор Эртайн решила сменить мест ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→