Жестокий Отбор

Оксана Гринберга

Жестокий Отбор

Глава 1

Провожал меня лишь командор Харас, вот уже третье десятилетие исполняющий обязанности главы Новой Земли. Застыл на взлетном поле, высокий, подтянутый, широкоплечий. Дернул крупной головой с небрежно подстриженными седыми волосами. Крылья внушительного носа подрагивали — словно командор, устремивший взгляд в небо, вынюхивал приближение пассажирского челнока.

Безразличное небо отвечало ему порывами холодного, осеннего ветра.

Я стянула с плеча черный рюкзачок, украдкой стряхнула с него подсохшую дорожную грязь. Поставила возле ног. Посмотрела на серые облака, затем перевела взгляд на темную кромку леса. От него через луг с пожухшей травой тянулась разбитая дорога — глубокие колеи, грязь по колено. На ней, неподалеку от двухэтажного здания космопорта прикорнули два вездехода. С первым возилась троица из охраны — движок давно уже барахлил. Чихал, как старая мисс Томсон, круглый год жаловавшаяся на сенную лихорадку.

Все как всегда, кроме одного. Через несколько минут я улечу с Новой Земли.

Перевела взгляд на затянутую дымкой гряду Скалистых Гор. В той стороне, как раз за лесом, находилось наше поселение, Новый Рим. Сто семьдесят пять блочных домов, церковь, ратуша, больница и школа. Стена по периметру, возле нее — огороды и теплицы. Большие ворота. А еще — пулеметные вышки, патрули и вездеходы, переоборудованные в боевые машины.

Дороги, несмотря на недавно заключенное перемирие, до сих пор были небезопасны.

От Нового Рима — двадцать минут по размытой вчерашним ливнем колее до космопорта. Впрочем, это слишком уж гордое звание для заброшенного здания с грязными пластиковыми окнами в дырах от лазерных разрядов. Им давно уже никто не пользовался, и его облюбовали мелкие грызуны и хищники побольше. Зато на единственную, темно серую в черных пятнах взлетно-посадочную полосу аккурат раз в месяц прибывал транспортник рудной корпорации «Синетта», чтобы забрать добытое в недрах Новой Земли. Планета щедро делилась с людьми своими богатствами. Возле Нового Рима нашли платиносодержащие россыпи. Неподалеку от Новой Москвы добывали никель.

Командор вновь дернул головой. Поднял палец, привлекая мое внимание. Полуденную тишину — разве что пролетит, заполошно крича, птица — разорвал басовитый гул. Нарастал, заполняя собой пространство, давил на барабанные перепонки, вибрировал в голове.

— Челнок. Заходит на посадку, — почему-то сообщил командор, хотя и так было ясно, что летят по мою душу, чтобы доставить на крейсер «Свет Императора».

Атор Барр рассказывал о нем — триста метров длиной, восемьдесят в ширину. Два основных двигателя типа GH6, четыре вспомогательных. Надпространственный ускоритель. Плазменные пушки, много. Экипаж — около двухсот человек. «Свет Императора» давно уже патрулировал Сто Третий Сектор, теперь, наверное, отправлялся на дозаправку. Довезут меня на Сайрус, оттуда — в верфи Рагхи, столицы Империи Сол.

Я пнула ногой упругое покрытие взлетно-посадочной полосы, на которую уже покушалась дикая трава моей дикой планеты. Искала трещины, пробиралась наружу, цепляясь острыми крючками-листьями, усиливая ощущения запустения. Запустение и хаос — вот что принесла с собой Галактическая Империя, захватившая Новую Землю сто двадцать лет назад!

Впрочем, мои предки даже не сопротивлялись. Наоборот, с превеликой радостью встретили завоевателей. Переселенцы с Земли, известной мне лишь по фотографиям и фильмам, они провели в анабиозе более тысячи лет. Спали, пока огромная космическая станция бороздила просторы космоса. Наконец, прибыли на Новую Землю. Колонизировали девственно-чистую планету, отстроили города, зажили… Судя по записям — вполне неплохо. Победили местные болезни — на старой космической станции до сих пор были действующие лаборатории. Родились первые дети, когда…

К нам прилетели нежданные гости.

Мы были рады контакту с другой цивилизацией. Рады тому, что не одиноки во Вселенной. Галактическая Империя нашей радости не разделила. Их не заинтересовала ни огромный космический корабль, ни накопленные знания и культура Старой Земли. Куда больший интерес у вызвали залежи полезных ископаемых. Не прошло и года, как Новая Земля получила название Птор-63 и вошла в Низший, Четвертый Круг Жизни. Тогдашнему командору присвоили почетный статус проконсула, а всех жителей Новой Земли объявили гражданами Империи. В домах появились визоры, по которым можно было смотреть передачи Первого Имперского Развлекательного Канала.

Нам даже дали доступ в Всеобщую Сеть «Империка». Правда, ненадолго.

На этом щедроты новых хозяев закончились. У граждан Империи с планет Низших Кругов оказалось мало прав, зато полным-полно обязанностей. К тому же, Новую Землю отдали на откуп рудной корпорации «Синетта». Мои предки попытались протестовать. Аккурат до того дня, когда Имперские штурмовики расстреляли тридцать пять человек на центральных площадях Нового Рима и в Новой Москвы. На этом бунтарский период истории Птора-63 закончился.

Я вздохнула, заметив промелькнувший в редких, рваных облаках серебристый бок челнока. Кажется, слишком резко заходил на посадку. Подозреваю, пилот хотел покрасоваться. Хотя, перед кем? Вряд ли перед одиноким проконсулом забытой планеты, жителям которой запретили покидать ее пределы без особого на то разрешения Императорской Канцелярии, расположенной в другой звездной системе… Либо перед унылой светловолосой девицей девятнадцати лет по имени Эйвери Мэй? Еще троих, возившихся с барахлящим двигателем, больше интересовали внутренности вездехода, чем имперский челнок.

Вот и все. Никакой ликующей, восторженной толпы провожающих…

Челнок просвистел над головой, затем развернулся над заброшенным зданием космопорта. Словно вздохнув, пристроился на «взлетке» метрах в ста от нас. Зашумели антигравитационные подушки, затем осторожно, словно боясь испачкаться, серебристый красавец опустился на упругое покрытие посадочного поля.

— Эйвери… — начал мой сопровождающий.

— Я все знаю, командор Харас! — устало сообщила ему. — Обещаю, что не подведу и все такое. Я ведь делаю это не ради себя или вас. Ради всех… Всех жителей Новой Земли! Они… Они обязательно обо всем узнают!

Они… Кто такие «они», и как донести до них наше послание, я, признаюсь, имела слабое понятие, но мы не собирались упускать выпавшего шанса. Двадцать лет назад Птор-63 неожиданно выиграл в жеребьевке среди более чем двухсот планет Четвертого Круга. Мы получили путевку на Большой Отбор — первый в истории все-Имперский конкурс невест. Лучшие девушки Планет Четырех Кругов собирались соревноваться за сердце Наследника. Именно среди них Сатор Сол, будущий Император, выберет себе Адору, будущую Императрицу.

Странное решение, ну да ладно! Мне-то какая разница?

На конкурс должно были слететься триста девушек с более чем восьми сотен обжитых планет Империи. Сто красавиц из Элиты — планет Первого и Второго Круга. Сто семьдесят с Третьего Круга и еще тридцать с Четвертого. Последних выбирали путем жеребьевки — нас, Низших, оказалось слишком много. Розыгрыш, подозреваю, был честным. Как по-другому объяснить факт, что Птор-63, планета, тридцать лет назад проданная рудной корпорации «Синетта», тоже получила свой призрачный шанс?

Командор Харас вцепился в этот шанс зубами и ногтями. Подозреваю, будь у него возможность, он бы вместо меня напялил платье и отправился на этот чертов конкурс… Но вместо командора Хараса на Большой Отбор летела Эйвери Мэй, претендентка от Птора-63, единственная, получившая официальное разрешение покинуть планету.

Чуть ли не с рождения я знала, что отправлюсь на Большой Отбор. Как только научилась ходить и говорить, мне сообщили о моем предназначении. Моя миссия — стать голосом Новой Земли. Рассказать о проблемах и сущей несправедливости, творившейся на планете. Иногда мне казалось, что мама специально родила меня для Отбора. Вернее, для помешанных на нем командора Хараса и атора Барра, тренировавшего меня с малых лет. Именно атор Барр научил навыкам рукопашного боя и умению владеть оружием. Мама — основным языкам Империи, наукам, этикету. Командор Харас даже расконсервировал научный центр старой космической станции и позаботился, чтобы я получила «хорошее, классическое образование», с помощью гипно-сна усваивая огромные пласты информации.

Только вот мой отец ничему не меня не научил. Погиб, когда я была маленькая, попав под обвал в одной из новых шахт корпорации.

Погибнуть — привычное дело на Пторе-63. С тех пор, как на нашей планете стала распоряжаться корпорация «Синетта», у нас разве что малышня ходила безоружная.

Я поправила лучевой пистолет, пристегнутый к бедру. Нож на боку, еще один — в правом сапоге. И третий — в рюкзаке, рядом со стареньким визором, на котором — книги и фильмы со Старой Земли. В соседнем отделении несколько комплектов бесшовного белья, новый комбинезон и нарядное платье, которое на прошлой неделе сшила для меня мама. Вот и весь мой багаж. Еще этим утром в рюкзачок попал игрушечный зверек неведомой породы, подаренный младшим братиком.

— Ты ведь вернешься, Эйви? — спросил он, притопав из крошечной спальни.

Глазенки заспанные, на худеньком смуглом теле — растянутая детская пижама, сползавшая с плеча. Присела, и Дэнни обхватил меня за шею. Я тут же зарылась в пахнущие травами светлые волосенки, пытаясь не расплакаться от резкого, словно удар кинжалом в грудь, чувства одиночества. Это… Это ведь мой мир, моя семья, мои обязательства. Сегодня моя смена в охране, в конце концов! Почему я должна улететь? Куда меня несет? Какой, к черту, Большой Отбор?.. Потеря времени, ничего больше! Наивный командор Харас полагал, что ко мне прислушаются, что я смогу уб ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→