Мечта тигра

Коллин Хоук

Мечта тигра

(Проклятие тигра — 5)

Перевод: Kuromiya Ren

Халиль Джебран

«Пророк»

О Радости и Печали

Твоя радость — это твое горе без маски.

Ведь тот же самый колодец, из которого поднимается твой смех, был часто заполнен твоими слезами.

И разве может быть иначе?

Чем глубже твое горе проникло в тебя, тем больше и радости может вместиться в тебя.

Разве не та же чаша, что содержит твое вино, обожглась когда-то в печи гончара?

И разве лютня, услаждающая твой дух, не то самое дерево, которое страдало под ножами резчиков?

Когда ты радуешься, загляни глубоко в свое сердце, и ты обнаружишь, что только то, что приносило тебе печаль, дает тебе и радость.

И когда тебе горько, загляни снова в свое сердце, ты увидишь, что в действительности ты плачешь о том, что было твоей радостью.

Кто-то из вас может сказать: «Радость больше, чем печаль», а другие скажут: «Нет, горе больше».

Но я скажу вам: Они неразлучны.

Вместе пришли они, и когда одна из них сидит с тобой за столом — помни, другая спит на твоей кровати.

Действительно, как стрелка весов, ты колеблешься между горем и радостью.

И только когда ты пуст, она неподвижна в равновесии. Но чуть лишь хранитель сокровищ поднимет весы, чтобы взвесить свое золото и серебро, обязательно твоя радость иль горе на чашах поднимутся иль упадут.

Моим сестрам Шаре, Тонни и Линде

Мы смеемся, плачем и мечтаем вместе

Пролог

Угли

Ее дикое сердце колотилось хаотично, как ручей, у которого она замерла. Ее тонкие ноги дрожали, луна озарила ее, и я ощутил ее пульс, и как она озирается, ощущая опасность. Я смотрел на нее из теней деревьев — черный призрак, готовый погубить ее. Она понюхала воздух еще раз, нервно опустила голову к воде.

Я вырвался из укрытия, пронесся по траве и кустам, поглощая расстояние, как метеорит. Мои когти задели кривой корень, торчащий из земли, как рука поднимающегося скелета, и она услышала шум.

Лань тут же быстро бросилась влево. Я прыгнул, но зубы задели только густой мех ее зимней шубки. Она испуганно завопила в тревоге. Я бросился на ней, кровь кипела, и я ощущал себя живее, чем за последние месяцы.

Я прыгнул снова, в этот раз впился когтями в ее тело в смертельных объятиях. Она брыкалась подо мной, как могла, и я укусил ее за шею. Погрузив зубы, я сжал ее артерию. Я давил, и она задыхалась. Я верил, что это был мягкий, почти человеческий способ убийства зверя, но вдруг мне показалось, что задыхаюсь я.

Бодрость, которую я ощущал на охоте, утекала, и я снова остался с пустотой, что постоянно грозила поглотить меня. Она давила, убивая меня неспешно, как я пытался лишить жизни это существо.

Я раскрыл пасть, поднял голову. Ощутив перемену, лань бросилась в ручей, ударив меня копытами напоследок. Она пропала в кустах, холодная вода ударила по моему густому меху, и на миг я захотел просто вдохнуть и забыть. Отпустить воспоминания. Отпустить недовольство. Отпустить мечты.

Если бы смерть была такой доброй.

Я пошел неспешно из ручья. Лапы были в грязи, как мои мысли. Я уныло отряхнул шерсть, тщетно попытался убрать грязь с когтей, но тут услышал женский смех.

Я обернулся и увидел Анамику, присевшую на ветке дерева, золотой лук был на ее плече, колчан был пристегнут к спине.

— Это была самая жалкая охота из всех, что я видела, — заявила она.

Я тихо зарычал, но она не уловила предупреждение и продолжила:

— Ты выбрал самое слабое существо в лесу, но не смог одолеть. Что ты вообще за тигр?

Она спрыгнула с толстой ветки. Анамика была в зеленом платье, и пока она шла ко мне, я на миг отвлекся на ее длинные стройные ноги, но потом она снова открыла рот.

Юная богиня уперла руки в бока и сказала:

— Если голоден, я могу тебя покормить. Ты ведь слишком слаб, чтобы сделать это сам.

Я недовольно выдохнул ноздрями, отвернулся от нее и побежал в другую сторону, но она быстро нагнала меня, поравнялась с моей скоростью, хоть я и несся среди деревьев. Я понял, что от нее не избавиться, остановился и сменил облик.

Я повернулся к ней человеком и недовольно завопил:

— Зачем ты постоянно ходишь за мной, Анамика? Разве мало того, что я застрял тут с тобой?

Она прищурилась.

— Я тоже застряла, — она осторожно произнесла слово, пробуя его непривычное для нее звучание, — здесь с тобой. Но я не трачу жизнь на желание того, чего у меня не будет!

— Ты не знаешь, чего я хочу!

Она вскинула бровь, и я знал, о чем она думает. На самом деле, она знала все, чего я хотел. Я был тигром Дурги, так что нас соединяла духовная связь, когда мы были в обликах Дурги и Дамона. Мы пытались закрыться друг от друга неким барьером, но все равно знали друг о друге больше, чем хотелось говорить.

Например, я знал, что она жутко скучает по брату. И она ненавидела свою роль Дурги. Сила ее не интересовала, и это делало ее идеально подходящей для роли богини. Она не собиралась использовать оружие или амулет Дамона в эгоистичных целях. Это меня в ней восхищало, хоть я и не признавался в этом.

Я замечал и другое, что стал уважать за последние полгода. Анамика была справедливой и мудрой, когда решала проблемы, всегда думала о других, а потом о себе, и она управлялась с оружием лучше многих мужчин. Она заслужила спутника, что поддержит ее и облегчит ее бремя. Это была моя работа, но я часто погрязал в жалости к себе. Я хотел извиниться, но она снова начала меня злить.

— Веришь или нет, но я хожу за тобой не для того, чтобы мешать жизнь. Просто я проверяю, чтобы ты не навредил себе. Ты постоянно отвлекаешься мыслями, так что можешь подвергнуть себя опасности.

— Навредил? Я? Мне не навредить, Анамика!

— Ты только этим и занимаешься последние шесть месяцев, Дамон, — сказала она уже тише. — Я пыталась это терпеть, но ты и дальше показываешь эту… слабость.

Я разозлено подошел к ней и ткнул пальцем в воздух перед ее носом, успешно игнорируя едва заметные, но милые веснушки на нем, зеленые глаза с длинными ресницами, в которых мужчина мог затеряться.

— Давай кое-что проясним, Ана. Во-первых, мои чувства — мое дело. Во-вторых… — я замолчал, услышав, как она вдохнула. Тревожась, что я пугаю ее, я отпрянул на шаг и перестал кричать. — Во-вторых, на людях я Дамон, а наедине, прошу, зови меня Кишан.

Я отвернулся, прижал ладонь к стволу ближайшего дерева и заставил злой огонь, что она всегда вызывала во мне, угаснуть до углей. Стараясь дышать медленно, я не заметил, как она подошла, пока не ощутил ее ладонь на своей руке. Прикосновение Анамики всегда вызывало теплое покалывание на моей коже, это было частью нашей связи.

— Мне жаль,… Кишан, — сказала она. — Я не хотела злить тебя или заставлять твои эмоции так вырываться из тебя.

В этот раз ее раздражающие слова не тревожили меня. Я сухо рассмеялся.

— Я постараюсь держать свои «взрывоопасные эмоции» под контролем. Если перестанешь докучать тигру, он не будет так быстро скалить зубы.

Она безмолвно смотрела на меня мгновение, а потом прошла мимо в сторону нашего дома с напряженной спиной. Ее утихающее бормотание пропало, когда она ушла за деревья, но успел уловить фразу:

— Я не боюсь его зубов.

Я ощутил укол вины за то, что отпускал ее домой одну, но заметил, что она была с амулетом Дамона, так что ничто на земле не могло ей навредить. Когда она ушла, я потянулся и подумал, стоит ли возвращаться в дом, что мы делили, или лучше остаться на ночь в лесу. Я решил найти хороший участок травы для сна, но замер, ощутив присутствие другого человека.

«Кто здесь? Охотник? Анамика вернулась?».

Я медленно повернулся, не шумя, и, когда замер, тут же отпрянул, сердце колотилось от потрясения.

Передо мной стоял человечек, появившийся будто из ниоткуда, что вполне могло произойти. Луна сияла на его лысой голове, он переминался, и сандалии хрустели травой. Мы не видели монаха с того судьбоносного дня, когда я лишился избранницы, которую любил больше жизни, отдав ее брату. В тот день мои мечты, надежды и будущее сгорели в вихре пламени и пропали, погаснув, как лампа без масла. С тех пор я был подавлен.

— Пхет, — просто сказал я. — Что привело тебя в мою версию ада?

Мужчина схватил меня за плечо и посмотрел на меня ясными карими глазами.

— Кишан, — мрачно сказал он. — Ты нужен Келси.

Глава 1

Явившийся Пхет

Мои мышцы напряглись, я перестал дышать.

«Келси».

Я представил ее лицо. Последние наши слова.

«Я был полным идиотом».

Полгода назад Пхет сказал, что Дурге нужен тигр, и один из нас должен остаться. Когда мы с Реном отошли поговорить, брат отказывался даже думать, что может остаться. Он говорил мне, что пойдет за Келси куда угодно. Он упрямо заявлял, что для него нет другого выбора.

Пхет тихо заговорил с нами, объяснил, что брат Анамики Сунил вернется с Келси в будущее, оставив сестру. Я посмотрел на Анамику, увидел, как она сжимает руку недавно спасенного брата. Она еще не знала, что ее брат уйдет. Я знал через связь с богиней, что это станет для нее ужасным ударом.

Пхет подчеркнул:

— Дурга должна исполнить свою роль. Она повлияет на поколения людей. Без спутника она будет одна, и мир, который мы знаем, сильно изменится. Тигр даст жизнь. Вы должны выбрать.

Тогда наша связь была новой, но я уже знал, что Анамика ненавидела идею быть богиней, хоть это и было предначертано судьбой. Она могла ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→