Битва при Магнесии

Дмитрий Шкрабо

Битва при магнесии (190 г. до н. э.)

Сирийская война: на пути к генеральной битве

Битва при Магнесии была решающим сражением Сирийской войны (192–188 гг. до н. э.) между Римом и царем Антиохом III Великим (223–187 гг. до н. э.) из династии Селевкидов[1]. Основными нашими источниками по этому сражению являются римский историк Тит Ливий (59 г. до н. э.-17 г.н. э.) и греческий историк Аппиан (2 в.н. э). Оба они опирались главным образом на утраченную часть "Всеобщей истории" грека Полибия (сер. 2 в. до н. э.). Полибий использовал в основном сведения пергамцев, родосцев и воинов ахейского отряда, прикомандированного к пергамцам[2]. Краткие сообщения встречаются также у Флора (2 в.н. э.), Диона Кассия (3 в.н. э.) в пересказе Зонары (12 в.н. э.), в "Histopiae Philippicae" Помпея Трога (ок.7 г.н. э.), дошедшей в пересказе Юстина (2 или 3 в.н. э.) и у других авторов.

Огромное, но непрочное государство Селевкидов, именуемое также Сирийским царством, было основано македонянином Селевком, полководцем Александра Великого. Господствующее положение в нем занимали македонские и греческие колонисты. Они же составляли ядро армии, особенно тяжелой пехоты — фаланги. Цари считали себя македонянами. Государство Селевкидов являлось одним из основных барьеров на пути установления римской гегемонии в Западном Средиземноморье. Назревавшая в течении 5 лет война между Римом и Антиохом вспыхнула осенью 192 г. до н. э., когда сирийский царь высадился на о. Эвбея. На сторону Антиоха перешли Этолийский и Беотийский союзы, Элея, Мессения, магнеты из южной Фессалии и афаманты (восточный Эпир). Остальные эпироты колебались. Римлян поддержали Македония, Ахейский союз, Афины, фессалийцы. Войска Антиоха заняли зимой часть Фессалии. К весне 191 г. до н. э. римляне перебросили в Грецию крупные силы и при поддержке македонян очистили Фессалию. Консул Маний Ацилий Глабрион разгромил при Фермопилах армию Антиоха и этолийцев. Антиох бежал в Азию. Большинство его европейских союзников сдалось римлянам, македонянам или ахейцам. Продолжали сопротивляться только этолийцы.

Осенью 191 г. до н. э. римляне начинают борьбу за господство на море и за приморские города Малой Азии. Эта борьба продолжалась около года и была необходимо для обеспечения переправы в Азию. Антиоха поддерживал каппадокийский царь Ариарат IV. На стороне Рима активно действовали Родос, Пергам. Проримскую позицию занимала Вифиния на азиатской стороне проливов и Византий на европейском берегу Боспора. Осенью 191 г. до н. э. в сражении у Киссунта, гавани эритрейцев, римляне разбили царский флот (Liv.XXXVI.43.10–45.4; App.Syr.22). К ним перешли Самос, Хиос, а также ряд приморских городов на западе М.Азии (Смирна, Эритры, Фокея, Кимы и другие). Весной 190 г. до н. э. римский адмирал Ливий начал операции по захвату побережья Геллеспонта. В это время неожиданная атака царского адмирала Поликсенида погубила большую часть родосской эскадры Павсистрата в Панорме на северо-востоке Самоса. После этого на сторону Антиоха перешли Фокея, Кима и некоторые другие прибрежные города (Liv.XXXVII.9.1-11.15; App.Syr.24; Polyb.XXI.7.1–4). Родосцы немедленно снарядили новую эскадру, которая соединилась у Самоса с Ливием и пергамцами. Поликсенида заперли в Эфесской гавани. Новый адмирал Л.Эмилий Регилл сменил Ливия. Римляне и их союзники предпринимали рейды в Ликию и Карию, а царские корабли и их союзники охотились за транспортными судами в Эгейском море и у западного побережья Греции (Liv.XXXVII.12.1-18.10). На суше Селевк, сын Антиоха, помогал союзникам Селевкидов отражать набеги римлян и пергамцев, а также опустошал земли сторонников Рима и даже осадил Пергам, который защищал Аттал, сын пергамского царя Евмена.

Антиох зиму 191/190 г. до н. э. провел в Великой Фригии. Там он энергично занимался сбором войск, стягиваемых со всего царства. Набирал он и наемников, среди которых оказалось 4 тысячи галатов из центральной части М.Азии (Liv.XXXVII.8.4, 18.6–7). В разгар летней кампании Антиох с огромной армией выступил из Апамеи Фригийской и прибыл в Сарды. Затем он спустился к морю и поддержал сына в операциях против приморских городов и Пергама. Антиох предложил адмиралу Эмилию начать мирные переговоры. Римляне отказались, так как полномочия для этого были только у консула. Позднее Антиох вернулся в Сарды (Liv.XXXVII.18.1-19.8, 21.4–5; Polyb.XXI.10). Дерзкие и успешные вылазки ахейского отряда Диофана заставили Селевка уйти от Пергама. В дальнейшем он вел операции на побережье (Liv.XXXVII.20.1-21.4, 21.6; App.26; Polyb.XXI.9). Родосская эскадра, направленная к берегам Памфилии, сумела перехватить между Аспендом и Сидой царский флот, шедший из Сирии на соединение с эскадрой Поликсенида в Эфесе. Родосцы победили (Liv.XXXVII.22.2-24.11). Антиох сделал попытку переломить ситуацию на море, но решительное сражение у м. Мионнес осенью 190 г. до н. э. закончилась полным поражением царского флота (Liv.XXXVII.26.1-30.10; App.Syr.27). После починки кораблей часть римской эскадры направилась к Геллеспонту для обеспечения переправы консульской армии. Другая часть флота принудила к капитуляции Фокею (Liv.XXXVII.31.5-32.14).

На Балканском полуострове активных военных действий в 190 г. до н. э. почти не велось. Весной 190 г. до н. э. проконсул Ацилий возобновил наступление против этолийцев, взял Ламию и осадил Амфиссу. Город был на грани падения, когда прибыл новый консул, Луций Корнелий Сципион. Он не отличался особыми военными талантами, но легатом при нем был брат Публий, победитель Ганнибала. Сципионы не захотели тратить силы на Этолийскую войну. Они заключили перемирие с этолийцами на 6 месяцев и стали готовиться к азиатскому походу (Liv.XXXVII.4.6–7.7). Союз с Филиппом V Македонским позволил римлянам пройти через Македонию. Македоняне также снабдили войско Сципионов припасами (Liv.XXXVII.7.8-15). Это произошло в те дни, когда войска Селевка стояли под Пергамом, а Антиох продвинулся из Фригии на запад Малой Азии (Liv.XXXVII.18.10; Polyb.XXI.8). Филипп также обеспечил проход римлян через Фракию (App.Syr.28). Несмотря на македонскую помощь, в римской армии оказалось много больных, которых оставили во фракийских крепостях. Продолжалась дипломатическая борьба. Антиох пытался переманить на свою сторону царя Вифинии Прусия, но потерпел неудачу (Liv.XXXVII.25.4-14; Polyb.XXI.11). Это серьезно ослабило его возможности противодействия римской переправе из Европы.

Армия Сципиона миновала города Маронею и Энос, в которых стояли царские гарнизоны. В это время пришло известие о победе при Мионессе, сделавшей неотвратимым римское вторжение в Азию. После морского разгрома Антиох отказался от мысли защищать Лисимахию на полуострове Херсонес Фракийский, хотя там имелись запасы продовольствия на несколько месяцев. Гарнизон покинул город, оставив все припасы римлянам. Кроме того, сирийцы сняли осаду с Колофона и отступили в Сарды. Гонцы были посланы за подкреплениями к царю Каппадокии Ариарату, а также в другие области. Римляне несколько дней отдыхали в Лисимахии, куда постепенно подтягивались обозы и больные. Затем они пересекли Херсонес Фракийский. Для обеспечения переправы в Азию на Геллеспонте находился Евмен Пергамский. Переправа прошла беспрепятственно под прикрытием боевых кораблей (Liv.XXXVII.31.1–4, 33.1–7; App.Syr.28–29). Задним числом Антиоха сильно критиковали за оставление Лисимахии без боя. Вероятно, он сомневался в том, что римляне будут осаждать город. В условиях господства на море они могли переправиться в Азию, оставив Лисимахию в тылу. Именно так они сделали с Маронеей и Эносом. Царские гарнизоны покинули эти города только в 189 г. до н. э., после битвы при Магнесии (Liv.XXXVII.60.7).

На азиатском берегу Геллеспонта римляне отдохнули, а также справили праздник, посвященный Марсу. В лагерь прибыл царский посол Гераклид. Царь выражал готовность уплатить половину военных расходов, отказывался от Лисимахии в Европе, а также от Смирны, Лампсака, Александрии Троадской и других союзных Риму городов Эолиды и Ионии. Переговоры ни к чему не привели, так как римляне потребовали отказа от всех малоазиатских владений к западу от хребта Тавр и уплаты всех военных расходов. Безрезультатно посол пытался склонить на сторону царя П.Сципиона Африканского, чей сын находился в плену (Liv.XXXVII.34.1-36.9; Polyb.XXI.13–15; App.Syr.29). По окончании переговоров и празднеств римское войско двинулось вдоль берега Геллеспонта на юго-запад. Оно миновало Дардан и Ретей, где горожане высыпали на встречу воинам. Затем они вступили в Илион. После принесения жертв богине Минерве поход возобновился. Шестидневный переход привел римлян к устью р. Каик. Тем временем пергамский флот, не сумевший из-за ветров добраться из Геллеспонта до Элеи, пристал к побережью Троады. Царь Евмен с небольшим отрядом сушей достиг консульского лагеря. Оттуда он направился в Пергам и направил продовольствие римлянам, а затем и сам присоединился к армии Сципиона с отрядом воинов. Кроме проблем логистики римлян задерживала также болезнь П.Сципиона. Из-за этой болезни фактическое руководство военными операциями перешло к Гнею Домицию (Liv.XXXVII.37.1–6).

Армия Антиоха расположилась у Тиатиры, к северо-западу от Сард, у р. Фригий (совр. Кум), правого притока Герма (совр. Гедиз). Он отпустил сына П.Сципиона, перешел на левый берег Фригия и стал близ его слияния с Гермом. Немного ниже, южнее Герма, у северного подножия горы Сипил, находился город Магнесия-у-Сипила. Лагерь сирийцы окружили рвом в 6 локтей глубиной и 12 шириной. С внешней стороны его прикрывал двойной вал, с внутренней — стена с башнями (Liv.XXXVII.37.6-11). Армия консула тем временем выступила из лагеря у устья Каика и на пятый день марша появилась на Гирканской равнине близ Тиатиры. Узнав о расположении ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→