Пионеры-герои

ПИОНЕРЫ-ГЕРОИ

Рассказы, очерки

Предисловие

Не счесть бед, не измерить горя, принесенного фашистскими оккупантами на нашу землю. Они уничтожали фабрики, заводы, институты, жилые дома, деревни.

Гитлеровцы осуществляли человеконенавистнический план германского империализма — полностью лишить белорусский народ национальной культуры, обратить советских людей в бесправных рабов…

Но не поставить на колени наших людей. Под руководством Коммунистической партии поднялись они на жестокую борьбу с черным нашествием.

Рядом со взрослыми сражались и юные мстители — пионеры. Они были разведчиками, проводниками, пламенными агитаторами, подрывниками, добывали у врага оружие и передавали партизанам… Невозможно рассказать обо всем, что делали в годы войны пионеры. Юные патриоты не щадили ни крови своей, ни жизни во имя Родины, во имя светлого будущего.

Ратный подвиг юных ленинцев Белоруссии — блестящая страница в славной истории пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина.

Будем надеяться, что эта книга о пионерах-героях, как и книга «Никогда не забудем», созданная по инициативе редакции газеты «Піянер Беларусі», найдет широкий отклик среди юных читателей.

В. Е. ЛОБАНОК,

Герой Советского Союза,

бывший командир партизанского соединения

Гришина жизнь

(Перевод Ю. Богушевича)

Был конец апреля. В небо уже взвился жаворонок, и не было никакого дела этой маленькой птичке до того, что на свете гремит война, где-то льется кровь, каждый миг гибнут люди.

И вот тогда, в одну из апрельских ночей, в Себровичи пришла беда: бывший кулак бургомистр Михаил Мыльников выдал партизанские семьи. Выдал он и отца Гриши, который по заданию подпольной организации «служил» начальником полиции.

Ночью каратели окружили деревню. Гриша проснулся от какого-то звука. Он открыл глаза и глянул в окно. По освещенному луной стеклу мелькнула тень.

— Папа! — тихо позвал Гриша.

— Спи, чего тебе? — отозвался отец.

Но мальчик больше не спал. Ступая босыми ногами по холодному полу, он тихонько вышел в сени. И тут услышал, как кто-то рванул двери и несколько пар сапог тяжело прогремели в избу.

Мальчик бросился в огород, где стояла баня с маленькой пристройкой. Сквозь щель в дверях Гриша видел, как вывели его отца, мать и сестер. У Нади текла кровь из плеча, и девушка зажимала рану рукой…

До самого рассвета простоял Гриша в пристройке и смотрел перед собой широко раскрытыми глазами. Скупо цедился лунный свет. Где-то с крыши сорвалась сосулька и с тихим звоном разбилась на завалинке. Мальчик вздрогнул. Он не чувствовал ни холода, ни страха.

В ту ночь у него между бровей появилась маленькая морщинка. Появилась, чтобы никогда уже не исчезать. Семью Гриши расстреляли фашисты.

От деревни к деревне шел тринадцатилетний мальчик с не по-детски суровым взглядом. Шел к Сожу.

Он знал, что где-то за рекой был его брат Алексей, были партизаны. Через несколько дней Гриша пришел в поселок Ямецкий.

Жительница этого поселка Феодосия Иванова была связной партизанского отряда, которым командовал Петр Антонович Балыков. Она и привела мальчика в отряд.

С суровыми лицами слушали Гришу комиссар отряда Павел Иванович Дедик и начальник штаба Алексей Подобедов. А он стоял в изорванной рубашке, со сбитыми о корни ногами, с негаснущим огнем ненависти в глазах.

Началась партизанская жизнь Гриши Подобедова. И на какое бы задание ни отправлялись партизаны, Гриша всегда просил взять его с собой. А отряд Балыкова скоро вырос в Первую Гомельскую партизанскую бригаду. Под своим контролем партизаны держали довольно большой район — все междуречье Сожа и Покати. 113 населенных пунктов были полностью очищены от немецко-фашистских захватчиков, в этих деревнях была восстановлена Советская власть. Центром освобожденного района стала деревня Волосевичи. Там был создан исполком райсовета.

Гриша Подобедов стал отличным партизанским разведчиком. Как-то связные сообщили, что гитлеровцы вместе с полицаями из Кормы ограбили население. Забрали 30 коров и все, что попало под руку, и едут в направлении Шестого поселка. Отряд направился в погоню за врагом. Руководил операцией Петр Антонович Балыков.

— Ну, Гриша, — сказал командир. — Пойдешь с Аленой Конашковой в разведку. Узнайте, где враг остановился, что делает, что думает делать.

И вот в Шестой поселок бредет утомленная женщина с мотыгой и мешком, а с нею мальчик, одетый в не по росту большую телогрейку.

— Это же просо сеяли, люди добрые, — обращаясь к полицаям, сетовала женщина. — А попробуй поднять с малым эти вырубки. Нелегко, ох, нелегко!

И никто, конечно, не заметил, как следят зоркие глаза мальчонки за каждым солдатом, как они все замечают.

Гриша побывал в пяти домах, где остановились фашисты и полицаи. И обо всем узнал, потом подробно доложил командиру. В небо взвилась красная ракета. И через несколько минут все завершилось: партизаны загнали врага в хитро расставленный «мешок» и уничтожили его. Награбленное добро вернули населению.

Ходил в разведку Гриша и перед памятным боем у реки Покать.

С уздечкой, прихрамывая (в пятку попала заноза), маленький пастушок сновал среди гитлеровцев. И такая ненависть горела в его глазах, что, казалось, одна она могла бы испепелить врагов.

А затем разведчик докладывал, сколько видел у врагов пушек, где стоят пулеметы и минометы. И от партизанских пуль и мин находили себе могилы на белорусской земле захватчики.

В начале июня 1943 года Гриша Подобедов вместе с партизаном Яковом Кебиковым пошел в разведку в район деревни Залесье, где размещалась карательная рота из так называемого добровольческого отряда «Днепр». Гриша пробрался в дом, где подвыпившие каратели устроили вечеринку.

Партизаны бесшумно вошли в деревню и целиком уничтожили роту. Спасся только командир, он спрятался в колодец. Утром его оттуда вытащил местный дедок, как поганого кота, за загривок…

Это была последняя операция, в которой участвовал Гриша Подобедов. 17 июня вместе со старшиной Николаем Борисенко он поехал в деревню Рудую Бартоломеевку за мукой, приготовленной для партизан.

Ярко светило солнце. На крыше мельницы порхала серая птичка, наблюдая хитрыми глазенками за людьми. Широкоплечий Николай Борисенко только взвалил на подводу тяжелый мешок, как прибежал побледневший мельник.

— Каратели! — выдохнул он.

Старшина и Гриша схватились за автоматы и бросились в кустарник, росший у мельницы. Но их заметили. Свистнули злобные пули, срезая веточки олешника.

— Ложись! — подал команду Борисенко и выпустил длинную очередь из автомата.

Гриша, целясь, давал короткие очереди. Он видел, как каратели, будто бы наткнувшись на невидимую преграду, падали, скошенные его пулями.

— Так вам, так вам!..

Неожиданно старшина глухо охнул и схватился за горло. Гриша обернулся. Борисенко задергался всем телом и затих. Его остекленевшие глаза смотрели теперь безразлично в высокое небо, а рука впилась, как будто прикипела, в ложе автомата.

Кустарник, где теперь остался один Гриша Подобедов, окружили враги. Их было шестьдесят человек.

— Сдавайся!. — послышались голоса.

Гриша стиснул зубы и поднял руку. К нему сразу же бросилось несколько солдат.

— Ах вы, ироды! Чего захотели?! — крикнул партизан и в упор секанул по ним из автомата.

Шесть гитлеровцев свалилось ему под ноги. Остальные залегли. Все чаще и чаще над Гришиной головой свистели пули. Партизан молчал, не откликался. Тогда осмелевшие враги вновь поднялись. И вновь под метким автоматным огнем вжимались в землю. А в автомате уже кончились патроны. Гриша выхватил пистолет.

— Сдаюсь! — крикнул он.

К нему рысцой подбежал высокий и тонкий, как жердь, полицай. Гриша выстрелил ему прямо в лицо. На какой-то неуловимый миг мальчик окинул взором редкий кустарник, тучки на небе и, приставив пистолет к виску, нажал на спусковой крючок…

Когда партизаны прибыли на место схватки, они увидели вокруг Гриши одиннадцать убитых карателей. Многие еще корчились, израненные его пулями.

…Гриша Подобедов похоронен в Чечерске в братской партизанской могиле на Замковой горе. Отсюда, где возвышается величественный памятник, видны бескрайние луга за Чечерой и Сожем. По дорогам в райцентр пылят грузовики, в высоком небе, оставляя за собой след, проносятся, как метеоры, реактивные самолеты. А на могиле растут цветы. Их много. Растут высаженные деревца. Пройдут годы, и они зашумят густыми пышными кронами. Зашумят, как эта песня о Грише:

Солнце сосен золотит верхушки,

Над Чечерой стелется туман…

Спит в могиле братской на опушке

Гриша Подобедов, партизан.

Кто сказал, что бой сложился круто?

Просто отдохнуть прилег солдат,

Может, на какую-то минуту,

И в руке сжимает автомат.

Спит. И удивляться тут не надо,

Что не слышит песни боевой;

Прожил он большую жизнь, ребята,—

Многим взрослым не прожить такой.

Эта песня высоко взмывает,

Льется над просторами полей,

Ширится от края и до края…

Песня, песня!

Жизнь живая в ней.

М. ДАНИЛЕНКО

По заданию партизан

(Перевод Ю. Богушевича)

Такой безрадостной ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→