Мишель Чосудовский

Как МВФ разрушил Югославию

Макроэкономические «реформы», навязанные Белграду внешними кредиторами начиная с конца 1980-х годов, были тщательно скоординированы с натовскими военными и тайными подрывными операциями. В результате убийственной «экономической терапии» югославская экономика оказалась полностью разрушена и доведена до банкротства.

В Косово экономические реформы способствовали усилению межнациональной розни и спровоцировали взаимное противостояние албанского и сербского населения, тем самым истощив и обескровив как тех, так и других. Намеренная манипуляция рыночными силами уничтожила экономическую активность и полноту жизни народа, породив ситуацию социального отчаяния и безысходности. Параллельно с уничтожением Федеративной Югославии подобные же экономические реформы под патронажем МВФ были навязаны Албании — с разорительными, опустошительными социально-экономическими последствиями и для неё тоже.

* * *

В то время, как вооружённые до зубов американские и натовские войска силой навязывают «мир» в Боснии, пресса и политики живописуют западную интервенцию в бывшей Югославии как якобы благородный, связанный с агонией «коммунистического» режима, ответ на вспышку этнических чисток и нарушений прав человека. Действуя в русле Дейтонских (ноябрь 1995 года) мирных соглашений, Запад изо всех сил страстно стремится приукрасить собственный портрет «спасителя южных славян», пытаясь в то же время преуспеть в работе по созданию новоиспечённых «суверенных независимых» государств.

Следуя навязанным ему предвзятым стереотипам, западное общественное мнение оказалось в плену заблуждений. Согласно расхожей точке зрения, бедственное положение на Балканах есть результат «агрессивного национализма», неизбежное следствие глубоких этнических и религиозных противоречий, корни которых уходят в глубину веков. Комментаторы также ссылаются на «борьбу за лидерство на Балканах» и на соперничество отдельных политических деятелей, как на объяснение происходящих конфликтов. Как результат, экономические и социальные причины конфликта теряются в нагромождениях предвзятых представлений и недобросовестного анализа. И давно забыт глубокий экономический кризис, который предшествовал гражданской войне.

Стратегические интересы Германии и США, лежащие в основе процесса распада Югославии, остаются незамеченными, так же, как и роль внешних кредиторов и международных финансовых учреждений. В представлении глобальных СМИ, западные державы не несут ответственности за обнищание и разрушение нации из 24 миллионов человек. Но, доминируя в мировой финансовой системе и действуя в угоду своим национальным и коллективным стратегическим интересам, западные правительства поставили югославскую экономику на колени и спровоцировали ожесточённые этнические и социальные конфликты. Теперь настал черёд опустошённых войной государств — преемников Югославии почувствовать «заботу и милосердие» международного финансового сообщества. В то время как мир сосредоточил свое внимание на военных действиях и на прекращении огня, международные финансовые учреждения заняты взиманием внешнего долга бывшей Югославии с государств, оставшихся после неё, преобразовывая Балканы в зону, безопасную для свободного предпринимательства. Заодно с боснийским мирным урегулированием, поддерживаемым натовскими штыками, Запад обнародовал программу «реконструкции», которая низводит суверенитет этой истерзанной страны до уровня, невиданного в Европе с конца Второй мировой войны. Это в значительной степени достигнуто преобразованием Боснии в разделенную территорию, находящуюся под военной оккупацией НАТО и управляемую западной администрацией.

Неоколониальная Босния

Опираясь на Дейтонские соглашения, которые создали боснийскую «конституцию», США и Европейский Союз установили вполне законченную колониальную власть в Боснии. Во главе её — назначенный ими Верховный представитель: Карл Бильдт, бывший шведский премьер-министр и представитель Европейского Союза на мирных переговорах по Боснии. Бильдт обладает всей полнотой исполнительной власти во всех гражданских (невоенных) делах, с правом отправлять в отставку правительства как Боснийской Федерации, так и Республики Сербской[1]. Чтобы расставить точки над «i», в тексте соглашения обстоятельно объясняется, что «Верховный представитель является высшей властью на месте во всём, что касается интерпретации соглашений». Он будет работать вкупе с Верховным военным командованием IFOR, так же, как с кредиторами и финансовыми донорами. Совет Безопасности ООН также назначил «специального уполномоченного» при Верховном представителе для управления международной гражданской полицией. Им стал ирландский полицейский чиновник Питер Фицджеральд, с предыдущим опытом полицейской службы ООН в Намибии, Сальвадоре и Камбодже. Он осуществляет контроль над приблизительно 1 700 полицейскими из 15 стран. Полицейские будут посланы в Боснию после пятидневной программы обучения в Загребе.

Новая конституция передает бразды правления в экономической политике бреттон-вудским учреждениям и базирующемуся в Лондоне Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР). Международный валютный фонд уполномочен назначить первого управляющего боснийского Центрального банка, который, как и Верховный представитель, «не должен быть гражданином Боснии и Герцеговины или соседних государств». Под опекой МВФ Центральному банку не будет разрешено функционировать в качестве Государственного банка: «В течение первых шести лет… ему не будет позволено осуществлять кредитование посредством денежной эмиссии, выполняя функции Монетного двора». Также Боснии не будет позволено ни иметь свою собственную валюту (выпуск бумажных денег только при условии полного внешнего валютного обеспечения), ни мобилизовывать внутренние финансовые ресурсы. Способность самофинансирования реконструкции страны посредством независимой валютной политики ограничена с самого начала. В то время, как Центральный банк находится в ведении МВФ, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) руководит Комиссией по государственным корпорациям, которая контролирует операции всех корпораций «общественного сектора»[2], включая энергетику, водоснабжение, почтовые службы, телекоммуникации и транспорт. Президент ЕБРР назначает председателя комиссии и руководит реструктурированием «общественного сектора», что подразумевает, прежде всего, распродажу по бросовым ценам государственных и находящихся в коллективной собственности активов, а также приобретение инвестиционных фондов. Западные кредиторы, очевидно, создали ЕБРР, «чтобы придать четкие политические рамки кредитно-финансовой политике».

В то время как Запад трубит о своей поддержке демократии, настоящая политическая власть в Боснии сосредоточена в руках параллельного боснийскому наднационального правительства, исполнительные должности в котором заняты лицами, не имеющими боснийского гражданства. Западные кредиторы заложили свои интересы в основы боснийской конституции, в спешке написанной от их имени. Они сделали это без участия конституционного собрания, без консультаций с организациями боснийских граждан и не предусмотрев механизмов для исправления этой «конституции». Их планы «восстановления» Боснии выглядят более подходящими для ненасытных кредиторов, чем для удовлетворения даже элементарных нужд боснийцев. Почему бы и нет? Ведь неоколонизация Боснии — логическая кульминация длительных усилий Запада по уничтожению югославского эксперимента по развитию «рыночного социализма» и «рабочего самоуправления», с целью подмены их диктатом «свободного рынка».

Суть дела проясняется

Многонациональная Социалистическая Федеративная Республика Югославия была региональной индустриальной державой с успешной экономикой. В течение двух десятилетий, предшествовавших 1980-м годам, ежегодный рост ВВП составлял в среднем 6,1 %, медицинское обслуживание было бесплатным, уровень грамотности превышал 91 %, и продолжительность жизни составляла 72 года. Но после десятилетия западной экономической помощи и пяти лет распада, войны, бойкота и эмбарго, экономики республик бывшей Югославии обескровлены, а их индустриальный сектор разрушен. Югославский взрыв был вызван в том числе и американскими махинациями. Несмотря на неприсоединение Белграда[3] и его обширные торговые отношения с Европейским экономическим сообществом и США, правительство Рейгана избрало своей мишенью югославскую экономику. Это отражено в Директиве Совета национальной безопасности 1984 года (NSDD 133) под названием «Политика Соединенных Штатов по отношению к Югославии» с грифом «совершенно секретно». Её неполная, подвергнутая цензуре версия, рассекреченная в 1990 году, в значительной степени выглядит основанной на директиве NSDD 54 по Восточной Европе, разработанной в 1982 году. Последняя защищает всё более «расширяющиеся усилия в продвижении “тихой революции”, имеющие целью низвержение коммунистических правительств и партий», для реинтеграции стран Восточной Европы в рыночную экономику. США ранее присоединились к другим международным кредиторам Белграда в навязывании первого этапа макроэкономической реформы в 1980-х, незадолго до смерти маршала Тито. Спонсируемые МВФ программы с тех пор последовательно продолжали уничтожение индустриального сектора и постепенно демонтировали югославское государство «всеобщего благоденствия». Соглашения о реструктуризации увеличили внешний долг и обеспечили мандат для девальвации югославской валюты, что сильно ударило по уровню жизни югославов. Этот начальный раунд реструктуризации заложил её основы. В течение 1980-х годов МВФ периодически прописывал дальнейшие дозы своей горькой «экономической терапии», тогда как югославская экономика медленно впадала в кому. Промышленное производство докатилось до 10-про ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→