Штаб-капитан Магу

Полищук Вадим

Штаб-капитан Магу

Пролог

Гвардейский офицер. Красавец-брюнет с тонкими, изящными усиками, затянутый в рюмочку белый кавалергардский мундир, звонко тенькающие шпоры на до зеркального блеска начищенных сапогах. Картину дополняли обязательная «клюква» на эфесе сабли и пара медалей за безгеморройное протирание штанов. В семейный особняк Магу он вошел, как флагманский линкор во вражескую гавань, защищаемую парой дряхлых галер. А способствовал этому флигель-адъютантский аксельбант на правом плече.

– Отставной капитан Магу?

Вот умеют же сволочи одними интонациями так подчеркнуть превосходство гвардии над серой армейской скотинкой и одновременно выразить презрение служаки отставнику, что сразу и не поймешь, чего твоей душе больше хочется, то ли его на дуэль вызвать, то ли сразу в морду дать.

– Честь имею!

Алекс постарался вернуть эмоции гвардейцу, но стоя перед ним в домашнем халате и тапочках, к тому же глядя снизу вверх сделать это было очень трудно. Флигель-адъютант даже бровью не повел.

– Из канцелярии его императорского величества.

Гвардеец жестом заправского фокусника извлек из ниоткуда хорошей бумаги белоснежный конверт, запечатанный сургучной печатью, и протянул его отставнику. Взяв письмо левой, правую руку Алекс сунул в карман халата и начал шарить в нем, вроде как в поисках мелочи, чтобы дать курьеру на чай. Никакой мелочи в кармане, естественно не было, но жест этот не остался без внимания, аж румянец на гвардейских щеках побелел.

– Честь имею!

После того, как флигель-адъютант из особняка выкатился, Алекс обратил на корреспонденцию более пристальное внимание. На конверте стояло его имя. Почерк крупный, размашистый, совсем не писарский. А если учесть, что письмо, как простой курьер, привез флигель-адъютант его величества, то по всему выходило – автор послания сам император, а вовсе никакая не канцелярия.

Проверить догадку было несложно, отставной капитан сломал печать, достал письмо, прочитал и надолго задумался. Таинственная персона, поручившаяся за него перед астрияками, обозначилась. Непонятно только было, с какого такого перепугу это произошло, ибо отношения тогда еще наследника с капитаном Магу явно не сложились.

– Ну что же, раз приглашают, надо ехать.

– Ты это о чем Алекс?

Не успевшая к скоротечному визиту флигель-адъютанта, хозяйка особняка услышала последние слова сына.

– Император почтил меня своим вниманием.

Алекс протянул матери письмо. Прочитав его, Ирен Магу только ахнула. Весь вечер пара портных подгоняла по фигуре парадный мундир и брюки, слуги надраивали сапоги и саблю, а на конюшне чистили шестерку лошадей и наводили лоск на фамильную карету. В резиденцию императора отставной капитан должен был прибыть во всем блеске и богатстве семейства Магу.

– Зачем он все-таки зовет тебя?

– Не имею понятия, мама.

Это, кстати было чистейшей правдой. Зачем ныне царствующий император вытащил его из астро-угорской тюрьмы, да еще и таким экстравагантным способом, и зачем зовет сейчас, просто захотел поболтать или потребует каких-то ответных услуг, станет ясным уже завтра.

В карете Алекс сидел, будто проглотил кол, боясь, шевельнутся и испортить результаты портновского труда. Ровно в полдень он перешагнул порог кабинета.

Глава 1

– Давай еще по одной.

Алекс неуверенно потянулся к бутылке. Заметив его сомнения, император подбодрил его.

– Наливай. По такому поводу можно.

Махнув стопку, Александрис Третий продолжил рассказ.

– Пришел я в себя, буквы какие-то перед глазами скачут, а слово сложить никак не могу. Уже потом, в столице, сообразил, что буквы эти вверх ногами видел, тогда и слово сложилось. На следующий день вызвал я к себе Троеградского и напрямую спросил, как дело было. Он запираться не стал, сразу все выложил.

– Я слышал, он уже подполковник, – заметил Алекс.

– Пусть его, – махнул рукой император, – подполковник из него не хуже прочих. Может, еще и полковником станет. Если всех таких, как он со службы вышибить, я совсем без офицеров останусь. Еще по одной!

Стопочки были маленькие, но самодержец, похоже, и из них ухитрился прилично набраться, и его потянуло на откровения.

– А ведь я еще в тот раз тебя отстоять хотел. Старик Люменкрофт меня буквально на пороге отцовского кабинета перехватил, умолял не ссорится, обещал сам все решить.

– Так ведь и решил, – поддакнул императору отставной капитан.

– Да, – согласился самодержец. – Помянем!

На этот раз выпили не чокаясь. Неожиданно Александрис пристально уставился на Алекса.

– А ты, хочешь еще раз полковником стать?

Магу помедлил с ответом, потом выдавил из себя.

– Мне бы, ваше величество, подучиться.

– Что? Учиться? Сколько у тебя штыков было при Каме? Десять тысяч?

– Двенадцать с половиной, ваше величество, при одиннадцати пушках и шестьсот сабель.

– Вот, – Александрис ткнул в потолок указательным пальцем, – это же, считай, дивизия по меркам любой армии. А командование дивизией – генеральская должность. Так чему еще тебя могут научить пузатые полковники из академии? А я тебе полк предлагаю прямо сейчас! И чин полковничий сразу! Соглашайся, пока я добрый!

– Знали бы вы, ваше величество, – тяжело вздохнул Алекс, – сколько ошибок я совершил по причине недостатка знаний! А скольких потерь можно было бы избежать… Прошу разрешения вашего величества на допуск к вступительным экзаменам в Академию генерального штаба в следующем году.

– Ладно, – махнул своей лапищей император, – иди, учись. Стой! А почему в следующем?

– Так ведь набор уже закончен. Сейчас зачисленным дали месячный отпуск для обустройства личных дел, а потом занятия начнутся.

– Да, – озадачился император, – действительно набор закончен. А раньше ты экзамены сдавал?

– Так точно, ваше величество. На тактике срезался.

На это ответ Александрис разразился оглушительным хохотом. Алекс ничего смешного в своем провале не находил, но не обижаться же на императора.

– Нет, ну надо же! Кто бы мог подумать – полковник Барти срезался на тактике! Да, сильны полковники у меня в академии.

Отсмеявшись, император стер набежавшую слезу и перешел к делу.

– Завтра… Нет, через два дня явишься к начальнику академии, все будет готово.

– Ваше величество, правила поступления…

Александрис грохнул по столу кулачищем.

– Я – император, и сам могу решить, кто достоин поступления в академию, а кто – нет! Явишься, и точка!

Алекс тут же вскочил и вытянулся.

– Слушаюсь, ваше величество!

– У меня для тебя еще кое-что есть.

Император поднялся с кресла, подошел к секретеру и достал из ящика плоскую коробку голубого бархата. В коробке оказалась большая многолучевая звезда, блестевшая многочисленными бриллиантами. Орден Андреаса Первопризванного. Кроме членов царской семьи, ныне живущих кавалеров таких орденов на всю Руоссию было не больше десятка.

– Ваше величество, мне такой орден по статуту не положен.

– Тоже мне знаток статута! Этим орденом награждает император лично, и того, кого сочтет достойным. Заслужил – носи!

На этом аудиенция была окончена. Алекс уже взялся за ручку двери, чтобы выйти.

– Капитан, – долетело из глубины кабинета, пришлось обернуться и замереть – тактик ты отличный, а стратег – хреновый. Ступай, учись!

Сидевший за столом самодержец почему-то уже не напоминал подвыпившего гуляку, каковым казался еще полминуты назад.

– Слушаюсь, ваше императорское величество!

И Алекс отправился обмывать новый орден.

Едва вновь принятый на службу капитан Магу покинул императорский кабинет, как в нем откинулась одна из боковых панелей, оказавшаяся потайной дверью, и в кабинет вошел моложавый генерал в жандармском мундире. Судя по тому, как свободно он себя чувствовал в присутствии самого императора, отношения между ними были весьма доверительными, и в кабинете этом он был частым гостем.

– Ну, что скажешь? – император откинулся на спинку кресла.

– Вы же знаете мое мнение, ваше величество, те уступки, на которые нам пришлось пойти, не стоили…

– Стоили! Там, под Коварной, вся свита кинулась от меня прочь, спасая свои шкуры. И только он один отправился меня спасать!

– С ним еще был Троеградский, – напомнил императору жандарм.

– И он очень хорошо справился с ролью грузчика, одному Магу поднять меня в седло было не под силу. Я ему жизнью обязан! Жизнью! И этот долг я вернул. Все, эта тема больше не обсуждается! Я спросил ваше мнение по поводу капитана Магу, отвечайте!

Раздосадованный тем, что вызвал императорское неудовольствие, генерал максимально сгладил свой вердикт.

– Честолюбивый мальчик и осторожный. На такую жирную приманку не клюнул!

– Это у них семейное, – подхватил генеральскую мысль Александрис, – папаша у него такой же осторожный. Сейчас вот ходит все вокруг двора, думает к какой группировке примкнуть и не прогадать. Вот и сынок у него такой же. Когда нужно действовать – орел, а там где подумать нужно – излишне осторожен становится, на том и горит.

– Очень верно подмечено, ваше величество. А решение с академией, – продолжил генерал, – полагаю, было наилучшим в данной ситуации. Пусть пока учится, потом, глядишь, на что и сгодится.

– Быть по сему, – подвел итог самодержец. – Что у нас там еще на сегодня…

Прямиком из императорской резиденции Алекс намеревался отправиться в ресторан, и не какой-нибудь, а к са ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→