Виктория Самойлова

ЭЛИЗА

Тьма со звоном рассыпалась по траве. Бездомный ветер спал на скамейке, укрывшись кипой газет и тихонько сопя. Симфонический оркестр притаился в кустах и наигрывал какую-то неизвестную мелодию. Элиза шла по парку, положив руки в карманы своего нелепого старенького пальто. Сегодня был её день рождения, но ничего особенного она не чувствовала. Такой же день, как и все предыдущие. Заметив старого знакомого, Элиза подошла к скамейке:

— Привет, бродяга. Ты все время спишь на улице. Когда-нибудь ты простудишься.

— Спасибо на добром слове. Я тоже рад тебя видеть, — улыбнулся ветер. Что тебе снилось сегодня?! Наверное, какие-нибудь солнечные джунгли с пальмами-небоскребами и розовыми слонами?!

— Почти угадал. Мне снилась моя маленькая детская, вечно заваленная игрушками.

— Кстати, — бросил ветер, как бы невзначай, вытаскивая из кармана маленький сверток, — с днем рождения, Элиза.

— Что это? — спросила она, в недоумении глядя на небольшой синий лоскуток.

— Кусочек неба. Я просто совсем не знал, что тебе подарить…

— Спасибо. Какой ты все-таки милый, — Элиза со смехом чмокнула его в щеку, — но что с ним делать?

— Ты сама поймешь. А пока просто храни его. Послушай, сегодня синоптики обещали вьюгу в Сиэтле, так что мне пора. Улыбнись, Элиза. До встречи.

— До встречи! Я люблю тебя, — крикнула она вдогонку ветру, но он уже не слышал.

Элиза ещё раз взглянула на лоскуток и улыбнулась. Она прошла до конца парка и свернула на небольшую тихую улочку. Серая железная вывеска с надписью «Треугольник» указывала на массивную дверь, исписанную непонятными символами. Элиза повернула ручку и попала в привычную атмосферу дымного веселья.

— Привет. Как настроение? Кстати, что там с твоим очередным проектом?

— Здравствуй, Сэм. Рада тебя видеть. Что с проектом? А что с ним может быть? Заглох, как и все предыдущие. Но его призрак все ещё мучает меня по ночам. Жаль было его бросать.

Сэма она знала ещё с детского садика. Они никогда не были близкими друзьями, но все время оказывались рядом. Тупые сплетни и идиотские истории были их неотступными спутниками.

— Закрой глаза, принцесса.

— Зачем?!

— Даже и не спрашивай. Просто закрой и все, — послышался тихий шорох, — а теперь можешь открывать.

На ладони Элизы красовалась небольшая резная птичка слоновой кости.

— Это тебе, Колибри. С днем рождения.

— Спасибо, Сэм, — улыбнулась Элиза. Какая она милая! Кажется, что она сейчас взмахнет крыльями и оторвется от земли.

— Так и будет. Когда ты поймешь, ты отпустишь её. Но это будет не скоро.

— Такое чувство, что вы все знаете что-то важное, чего не знаю я. Я, конечно, не смотрю новости, но неужели я так непоправимо отстала от жизни?!

— Нет, Колибри. Сегодня твой день рождения, так что забудь о всяких глупостях и наслаждайся весенним солнцем. Я сейчас к тебе присоединюсь, только сделаю пару звонков.

— Хорошо. У тебя есть ровно пятнадцать минут. Время пошло. И ни секундой больше.

— Есть, мэм. Будет сделано, — смеясь, Сэм промаршировал к полупрозрачной двери.

Элиза прошла в глубь бара. Ее любимый столик оказался занят, и она вернулась обратно к стойке. От нечего делать, Элиза в сотый раз начала рассматривать внутреннее убранство бара. Статуя Хатхор, стоящая в дальнем углу, изначально была белой, а теперь, как будто свора неистовых язычников праздновала тут какой-то свой древний, но непонятный праздник, — все тело богини было покрыто золотой краской и губной помадой. Оранжевый Будда в другом углу задумчиво улыбался всему человечеству, устав от своей бесконечной жизни. Неумело нарисованные розовые слоники нахально смотрели свысока. Только один из них иногда смущенно отворачивал мордочку, когда внизу творился полный беспредел.

— А вот и я, — появившись из-за двери, почти крикнул Сэм.

— Да, конечно, — Элиза скользнула взглядом по его лицу и почему-то грустно улыбнулась.

— Ах так, мэм. Значит, вы грустите? Тогда вам придется пройти со мной, Сэм взял её за руку и они вышли на улицу.

Под ногами разноцветный мусор танцевал вальс на сером асфальте. Облака, схватив свои портфели, бежали на работу. Они очень торопились, потому что за малейшее опоздание грозил строгий выговор. На фондовой бирже акции солнца поднялись на сорок восемь пунктов, и, чайки старались скупить их пока курс не взлетел ещё выше. Сэм направлялся к самому высокому зданию в городе. Элиза ни о чем не спрашивала и даже почти не обращала внимания на все, что происходило вокруг. Только, когда они очутились на крыше, Элиза наконец очнулась.

— Сэм, почему у меня такое странное чувство…

— Тихо, — перебил её Сэм, — слушай.

Элиза откинула голову и прислушалась. — Да, это музыка. Только откуда она?

— Это музыка пустоты, музыка нашей жизни. Она играет для тебя, Колибри. Только для тебя. А теперь нам пора. Удачи. Приятного полета и…

— добро пожаловать на поля камыша.

— Сэм, стой. Что все это значит? — Элиза резко выпрямилась и открыла глаза. Тут же кто-то сильно ударил её по ногам, и Элиза упала лицом в грязь.

«Солнечный свет», — внезапно пронеслось в её голове, и непонятно откуда взявшийся свитч просвистел в воздухе. Тварь увернулась и, мерзко шипя, скрылась в кустах.

— Неплохо, для начала, принцесса, — улыбаясь, Сэм вышел из-за дерева.

Элиза ошеломленно смотрела по сторонам. Солнечная поляна в лесу, но ведь только что она была на крыше небоскреба?! Такое же синее небо, ясное солнце, и все тот же Сэм со своей соблазнительной улыбкой.

— Где я?! Сэм, что это за праздничный карнавал?! Зачем я тут?! — не на шутку перепуганная Элиза была готова задать сотню вопросов, хотя успела сообразить, что никто не собирается на них отвечать.

— Принцесса, вы, наверное, устали после долгих тренировок. Но у нас нет времени отдыхать. Если хотите, можете называть меня Сэмом. Я не против.

«Спокойно. Все хорошо. Это просто чья-то не очень смешная шутка. Интересно, кто гримировал этого человека — он так похож на эльфа из детских сказок», — но мысли отказывались повиноваться, и Элиза в слезах упала на траву.

— Колибри, вставайте. У нас нет времени, а вы ещё многому должны научиться.

— Хорошо, Сэм. Я поняла, только дай мне пять минут.

«Где я? Сэм… он знал… и Ветер тоже… почему они ничего не сказали? И что теперь я должна делать?». Элиза смотрела по сторонам, но ничего не могла понять. Все точно так же… но почему, почему все не так? Почему кажется, что жизнь здесь остановилась?

— Сэм, что я должна делать?

— Видите улей на том дубе?

— Да.

— Попробуйте сбить его потоком огня.

«Мало сказок в детстве начиталась. „Сбить потоком огня“. Потрясающе! Может мне ещё кто-нибудь объяснит как?! Хотя, разве у меня есть выбор?»

— Прости, Сэм. Не напомнишь, как это делается?

— Принцесса, мое терпение лопнуло. Вы последняя надежда страны, а не я. Действуйте, как считаете нужным.

— Хорошо, я попробую. Только не надо потом ругаться, что я порушила что-нибудь не то.

Эльф лишь обиженно отвернулся, но все равно продолжал за ней следить. Элиза попыталась представить себе искрящийся огненный шар и тут же почувствовала его тепло в правой руке. Не долго думая, Элиза кинула его в дерево, но шар не послушался, — он просто завис в воздухе.

— Нет, Колибри, неверно, — эльф не смог удержаться, и начал объяснять Элизе её ошибку, — вы пытаетесь кинуть свитч, как обычный футбольный мяч. Но это не шар — это лишь образ…

— Стоп. Тихо, — перебила его Элиза.

— Принцесса, это очень не учтиво с вашей стороны…

Непроизвольно Элиза кинула заклятье, и эльф лишился дара речи. «Музыка. Снова эта музыка. Сэм, ты слышишь меня?! Что мне делать?!» — «Ты сама поймешь» — «Сэм, не бросай меня тут одну!» — «Ты не одна. Ты сама все поймешь», — четко прозвучало в её сознании. От этих слов Элиза пришла в бешенство. Эльф почувствовал это, но остался в стороне. «Нет. Ты не должна подчиняться эмоциям. Ты выше этого» — пронеслось у неё в голове, и Элиза не придумала ничего лучше, как сесть на траву, прислонившись спиной к широкому стволу дуба. Она подняла глаза на эльфа и, лениво сбросив заклятье, попросила:

— Сэм, расскажи мне про нее…

Пустота надвигалась с севера. Ее таинственная музыка завораживала все живое и постепенно убивала. Она поглощала все, даже безликие камни подчинялись ей. Пустота… Никто не знал, откуда она пришла, никто не видел её, не говорил с ней. Никто не знает, как победить Пустоту. Но Колибри — избранная. В её власти семь ветров и солнечный свет. Она — последняя надежда Страны Камыша.

Элиза проснулась. Пустота. Она подкралась совсем близко, она была совсем рядом…

— Действуйте, Колибри. Вы знаете, что делать. Слушайте свое сердце, Пустота не дала эльфу договорить. Это был последний островок, и Пустота жаждала поскорее поглотить его…

— Нет! — крикнула принцесса, но было уже поздно, — Простите меня, — горько усмехнулась Элиза, сжимая в руке горстку песка…

— Теперь я знаю… Я поняла… Я отпускаю тебя, Пустота…

Элиза взмыла вверх и, ударившись о прозрачный купол неба, рассыпалась миллиардами золотых песчинок…

— Открой глаза, Колибри… Я люблю тебя… Может, вместе устроим вьюгу в Сиэтле?!

...