Стракен

Стракен

ГЛАВА 1

— Пен Омсфорд! — выкрикнула ему фигура в черном плаще через пропасть, отделявшую остров тейнквила от остального мира. — Мы тебя заждались!

Друид. Он сделал вперед несколько шагов, откинув капюшон, чтобы показать сильное и мрачное лицо. Пен раньше его никогда не видел.

— Перейди мост, чтобы мы смогли поговорить, — произнес друид.

Отсвет костра отбрасывал его тень через каменную арку на темное пятно, которым казалась пропасть, и это знамение представлялось совершенно ясным. Пен желал, чтобы он не так быстро оказался на свету, чтобы он был более осторожным. Ведь он считал, что самое худшее уже позади. Он пережил встречу с тейнквилом и получил в дар темный жезл, талисман, который даст ему доступ в Запрет. За это он потерял два своих пальца, но он пришел к выводу, что эта цена оказалась малой. Гораздо большей ценой стала потеря Синнаминсон, но он принял и ее, потому что ничего не смог сделать до тех пор, пока в целости и сохранности не вернется его тетя; он пообещал себе, что потом вернется за ней. И наконец, он избавился от монстра, который преследовал их всю дорогу от Аначере, зная, что тот точно погиб, сметенный в пропасть и разорванный на куски.

А теперь это.

Его пальцы еще крепче сжались на темном жезле, пока он рассматривал лица взятых в плен троллей. Все на месте, заметил он. Никто не отсутствует. Никто даже, кажется, не ранен. Должно быть, их застали врасплох, поэтому не было никакой борьбы. Он смутно гадал, как такое могло случиться, как вообще друиды их нашли, если уж на то пошло, но решил, что это все бессмысленное занятие.

Несколько троллей подняли на него глаза, среди них и Кермадек. На его лице со всей очевидностью были видны злость и досада. Он подвел Пена. Все они. Мальчик также увидел Тагвена, почти невидимого за массивными телами его компаньонов.

Однако, нигде не было видно Хайбер.

— Пройди через мост, Пен, — повторил друид, в его голосе не было недоброжелательности. — Не создавай себе сложностей.

— Я думаю остаться здесь, — ответил Пен.

Друид кивнул, как будто прекрасно его понимая.

— Ну, если хочешь, можешь оставаться там. Я прочитал предостережение на камне и знаю, что лучше не стоит пытаться идти на ту сторону к тебе. — Он немного помолчал. — Скажи мне. Если эта опасность действительно есть, то как ты смог пробраться туда невредимым?

Пен ничего не ответил.

— И вообще, что ты тут делаешь? Пытаешься помочь своей тетке? Ты думал, что сможешь найти ее здесь?

Пен продолжал молча смотреть на него.

— У нас твои друзья. Все. Ты сам видишь. А также у нас твои родители, запертые в Параноре. — Его голос был терпеливым, спокойным. — Нет никакого смысла оставаться там, когда все те, о ком ты беспокоишься, здесь. Ты не сможешь им помочь, отказываясь от своих обязательств.

Моих обязательств, молча повторил Пен. Что этот человек знает о его обязательствах? Почему его это так волнует, кроме того, что, как он считал, сможет остановить Пена от их выполнения?

Рядом с первым друидом появился второй, выйдя на свет из темноты. Это был гном, худее и поменьше ростом, с хитрым лицом, напоминавшим хорька, его глаза стремительно перескакивали в первого друида на Пена и обратно. Он что–то пробормотал, и первый друид бросил на него быстрый, недовольный взгляд.

— Откуда мне знать, что вы не лжете насчет моих родителей? — вдруг спросил Пен; он уже не в первый раз слышал подобные утверждения. И до сих пор не хотел в них верить.

Первый друид повернулся к нему:

— Ну, да, ты прав. Я могу сказать тебе, что они прилетели на корабле «Стремительный», когда мы привезли их в цитадель. Они помогли нам найти тебя. Твой отец был весьма обеспокоен исчезновением своей сестры, но еще больше он тревожился за тебя. Именно так мы и нашли тебя, Пен.

Похолодев до мозга костей, Пен уставился на него. Это вполне все объясняло. Его отец мог им помочь, не понимая до конца, что он делает, считая, что поступает правильно, что они так же были обеспокоены из–за его тети, как и он. Король Серебряной Реки должен был предупредить его родителей о друидах, но, по–видимому, не успел. Если так, то его отец не знал об их предательстве. Откуда он мог бы это узнать?

Пен откинул назад растрепанные рыжие волосы, пока пытался придумать, что делать.

— Позволь мне объяснить тебе по–другому, — сказал более высокий друид, выходя немного вперед своего коллеги. — Мой товарищ не так терпелив, как я, хотя он тоже не станет по доброй воле пересекать этот мост. Но когда наступит утро, мы возьмем один из воздушных кораблей и перелетим на нем овраг, и тогда ты будешь у нас, так или иначе. Конечно, ты сможешь спрятаться. Это будет огромной тратой времени, но в конечном итоге все закончится так, как мы предполагаем.

Пен знал, что это правда. Однако, его свобода, пусть и временная, была единственной разменной монетой, которой он обладал.

— Вы освободите моих друзей, если я соглашусь перейти мост?

Друид кивнул:

— Даю свое слово. Всех освободим. Они нам будут не нужны, если удастся убедить тебя прийти к нам. Как только ты перейдешь по мосту, они будут свободны.

— А мои родители?

Друид снова кивнул:

— Когда мы вернемся в Паранор, они тоже смогут уйти. На самом деле, как только ты расскажешь нам то, что мы хотим узнать, какова твоя цель прихода сюда, ты тоже сможешь уйти.

Он лгал. Он старался, чтобы это звучало правдоподобно, источая столько искренности и рассудительности при выборе слов и интонации, но Пен сразу же понял суть вещей. Лучше друиду стоило сказать ему что–то менее успокаивающее, но он полагал, что этот человек видел в нем только мальчика и думал, что Пен скорее поведется на ложь, а не на правду.

Он замолчал, раздумывая над тем, что ему делать дальше. Он задал вопросы, которые нужно было спросить, и получил те ответы, которые ожидал. Это подтвердило его опасения о том, что случится, если он пересечет мост, чтобы сдаться им в руки. С другой стороны, если он останется там, где находился, они рано или поздно его поймают, даже если он спустится в пропасть, что, как ему казалось, он вряд ли сможет сделать. Хуже того, он ничего не сделает для того, чтобы помочь своей семье и своим друзьям. Если он был так обеспокоен своими обязательствами, как ему хотелось думать, он должен сделать нечто большее, чем просто уйти и спрятаться.

Решение оказалось принять гораздо легче, чем он думал. В любом случае, ему нужно попасть в Паранор, где он должен использовать темный жезл, чтобы добраться до своей тети. Спасти Ард Рис — вот что ему надлежало сделать, а этого ему не удастся, если он не окажется в Крепости друидов. Эти друиды, которые пришли за ним, предлагали ему шанс это выполнить. Он бы предпочел, чтобы это произошло как–то по–другому, но все закончилось бы точно так же. Хитрость состояла в том, чтобы темный жезл оставался в его руках до тех пор, пока он не окажется в покоях Ард Рис.

Он понятия не имел, как собирался это сделать.

— Я хочу поговорить с Тагвеном, — выкрикнул он. — Пришлите его к началу моста, а сами отойдите назад, чтобы я мог спокойно перейти по мосту.

Друиды обменялись неуверенными взглядами.

— Если ты сдашься, то мы позволим тебе поговорить с Тагвеном, — сказал высокий.

Пен покачал головой:

— Если вы хотите, чтобы я сдался, то должны разрешить мне сначала переговорить с Тагвеном. Я хочу услышать от него, что он думает о ваших обещаниях. Я хочу услышать, насколько он доверяет вашему слову. Если вы не дадите мне с ним поговорить, я останусь здесь.

Он смотрел, как они склонили друг к другу свои мрачные лица и посовещались шепотом. Он мог сказать, что им не нравилась его просьба и они пытались придумать способ отказать ему.

— Если вы думаете, что, когда наступит утро, меня будет легко найти, то вам придется подождать до утра, чтобы попытаться это выяснить, — вдруг сказал он. — Это может оказаться не так легко, как вы полагаете. А то паукообразное существо, которого вы послали, чтобы схватить меня? Или он должен был убить меня? Вы его послали, не так ли?

В порыве он задавал эти вопросы, не зная, как они отреагируют, но рассчитывая на их реакцию. И он не ошибся. Оба друида с изумлением уставились на него. Тот, который вел с ним разговор, сложил свои руки под плащом:

— Мы его не посылали. Но знаем, кто это сделал. Мы думали, что он погиб, что его убили в Шлаках.

Пен замотал головой, бросив взгляд на Тагвена, который теперь настороженно наблюдал за ним, понимая, что он что–то затевал, и желая узнать, что же это было.

— Он? Не оно?

— Афазия Вай. Он человек, но согласен с тобой, что выглядит он скорее насекомым, а не человеком. Так ты говоришь, что он не умер? Где же он?

— Нет, он мертв. Но умер он не в Шлаках. Он преследовал нас всю дорогу сюда. Прошлой ночью он пересек мост. Точно так, как вам хочется сделать. За исключением того, что он нашел способ. Потом он нашел меня, а также и кое–что еще, что его и убило. Если хотите увидеть, что это такое, перелетайте на своем воздушном корабле. Я подожду вас.

Это был блеф, но он стоил того. Афазия Вай был хищником высшего ранга — им стоит хорошенько подумать, прежде чем выступить против того, что расправилось с ним. И это проявило Пена в совершенно другом свете, придавая ему более грозный вид, поскольку он жив, а его преследователь нет. Он должен был заставить их остановиться и поразмыслить о том, стоит ли отказывать ему в его просьбе.

Более высокий друид, закончив совещаться со своим коллегой, поднял голову:

— Хорошо, Пен. Мы позволим тебе поговорить с Тагвеном. Но, пож ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→