Выйти замуж и влюбиться

Джулия Джеймс

Выйти замуж и влюбиться

Глава 1

Анатоль Телонидис окинул холодным взглядом большое пространство хорошо обставленного пентхауса в одном из самых модных кварталов Афин. Все тот же беспорядок, что и две недели назад, когда его кузен, Маркос Петранакос, вышел отсюда, чтобы встретить свою смерть.

Тимон был в отчаянии. «Анатоль, он умер! Маркос, мой милый Маркос…» — плакал в трубку старик.

Маркос, его внук, разбился на спортивной машине — подарке, который Тимон сделал в приливе царской щедрости после того, как врачи поставили ему смертельный диагноз — рак.

Гибель любимого внука, которого он не уставал портить своими подарками с тех пор, как Маркос остался без родителей, нанесла ему сокрушительный удар. Тимон отказался от какого-либо лечения, желая только одного — умереть.

Анатоль понимал это. Понимал его состояние и безутешную скорбь. Но трагическая смерть Маркоса имела и другие последствия. Без прямого наследника огромная бизнес-империя «Петранакос Корпорейшн» переходила в руки дальнего родственника, чья беспомощность в вопросах бизнеса в столь сложное для экономики Греции время неминуемо привела бы компанию к банкротству и потере сотен рабочих мест. Что при существующем уровне безработицы для многих могло бы оказаться фатальным.

У Анатоля был свой бизнес, доставшийся ему от отца, и легкомысленный Маркос всегда с удовольствием прислушивался к его советам по поводу управления компанией. Но новый владелец был самоуверенным болваном, невосприимчивым ни к каким советам.

Размышляя над печальной судьбой, ожидавшей «Петранакос Корпорейшн» и его несчастных работников, Анатоль приступил к безрадостному процессу — разбору вещей Маркоса.

Сначала бумаги. Он выдвинул ящики стола, и тут же им овладело привычное раздражение. Маркос был самым неорганизованным человеком из всех, кого он знал. Рецепты, счета, личная корреспонденция — все лежало вперемешку, весьма показательное зрелище. Его кузену было плевать на все, кроме развлечений. Скоростные машины, гламурные вечеринки, бесконечная смена подружек — вот стиль жизни, который он предпочитал. В отличие от Анатоля, который много работал, позволяя себе время от времени короткие встречи с такими же по горло заваленными делами женщинами из его круга.

Анатоль почувствовал досаду.

Если бы только Маркос был женат! Тогда его сын мог бы унаследовать бизнес Тимона! И Анатоль помог бы сохранить «Петранакос Корпорейшн» для него, пока тот не подрастет!

Но для вечно ищущего развлечения Маркоса брак был просто анафемой! Женщины — только для случайных связей. Время жениться еще будет — так успокаивал он сам себя.

Но никакого «еще» уже больше быть не могло…

С хмурым выражением лица, еще более заострившим его резкие черты, Анатоль принялся разбирать бумаги, откладывая деловую переписку в одну сторону, личную — в другую. Вторая стопка была совсем тонкой — век мобильных телефонов и Интернета! — но там обнаружилось три или четыре конверта, подписанных от руки, с лондонским штемпелем и с английскими почтовыми марками. Только один из них был открыт.

Анатоль нахмурился. Сиреневый цвет конвертов и большие округлые буквы позволили предположить, что автором была женщина. Хотя трагическая смерть Маркоса два дня была на первой полосе всех греческих таблоидов, его британская подружка могла ничего об этом не знать. Возможно, подумал Анатоль, ей нужно сообщить о судьбе Маркоса. Рассмотрев конверты, он понял, что все они были отправлены около года назад. Кто бы она ни была, их роман — или что там у них было — уже давно закончился.

Решив скорее покончить с этим невеселым делом, Анатоль достал из открытого конверта сложенный пополам листок и начал читать. И от того, что он прочитал, у него буквально перехватило дыхание.

* * *

Лин встала и начала пробираться к выходу из аудитории. Гораздо больше ей хотелось бы изучать историю! Но бухгалтерское дело гарантировало хороший заработок. А главное, если она убедит власти, что сможет вырастить ребенка одна, то Джорджи останется с ней. Но сейчас, пока она с беспокойством ждала решения, он был только под ее опекой. Конечно, если бы его захотела усыновить какая-нибудь семейная пара, такой вариант их бы больше устроил. Но Лин твердо стояла на своем. Никто не сможет отобрать у нее Джорджи. Никто!

И не имело значения, сколько потребуется сил, чтобы учиться и одновременно смотреть за ребенком, особенно в ее финансовом положении, — она справится! И опять она думала о том, что если бы она только раньше пошла в колледж, то сейчас у нее уже была бы профессия. Но сразу после школы она не могла этого сделать. Она не могла уехать и оставить свою младшую сестру с матерью, которая была не в состоянии присматривать за ней из-за проблем с алкоголем. А когда Линди окончила школу и сама уехала работать в Лондон, заболела мать, и, кроме Лин, не осталось никого, кто мог бы за ней ухаживать.

А потом появился Джорджи…

— Лин Брэндон? Вас там спрашивают. — Ее мысли прервала администратор факультета, кивнув в сторону окна в дальнем конце коридора.

«Кто бы это мог быть?» — подумала Лин.

Она видела лишь темный силуэт мужчины, обрисованный уходящим светом дня. Высокий, в кашемировом пальто, черный шарф вокруг сильной шеи, черные волосы и средиземноморский загар — явно не англичанин.

На лице ни тени улыбки, губы плотно сжаты, словно он увидел не того, кого ожидал.

— Мисс Брэндон? — произнес он вопросительно, словно сомневаясь, что обратился по адресу.

Темные глаза скользнули по ее фигуре. Лин почувствовала, что краснеет. Она увидела себя словно со стороны — волосы собраны в скромный хвостик, на лице ни капли макияжа, одежда удобная, но абсолютно немодная.

И тут она вдруг поняла, кем может быть этот богатый иностранец, и сердце ее сжалось от волнения.

Анатоль уловил эту вспышку тревоги на ее лице и в то же время подумал: неужели это та самая женщина, которую он так долго искал? Женщина, которая, как сообщили его агенты, вероятно, родила ребенка от Маркоса…

Действительно ли это его ребенок? Вопрос крайне важный. Ведь если у Маркоса есть сын, то это меняет все!

Тогда Анатоль смог бы привезти ребенка в Грецию, чтобы Тимон, угасающий с каждым днем, получил от судьбы, так много у него забравшей, свое последнее благословение.

И не только для него сын Маркоса стал бы благословением. Возможно, встреча с правнуком заставила бы Тимона изменить завещание и оставить «Петранакос Корпорейшн» ему. И Анатоль был готов взять на себя управление компанией до его совершеннолетия, чтобы сохранить семейное дело и рабочие места, так нужные людям сейчас.

Побывав по тому адресу, с которого были отправлены письма, он узнал от новых жильцов, что прежняя хозяйка переехала в Лондон, чтобы учиться в колледже, и Анатоль поспешил туда. Но теперь, увидев ее, у него появились сомнения. Неужели это и была та самая женщина, которую он так долго искал? Маркос обычно выбирал более эффектных подружек, а на такую серую мышку вряд ли бы даже взглянул!

— Вы мисс Брэндон? — повторил он свой вопрос.

Он увидел, как девушка напряжена и взволнована. Наконец она кивнула.

— Я — Анатоль Телонидис. — Его голос звучал тихо, но твердо. — Я здесь по делу моего кузена, Маркоса Петранакоса, с которым вы, полагаю… — он постарался подобрать правильное слово, — знакомы.

Но в его глазах по-прежнему читалось сомнение. Даже если не принимать во внимание ее невзрачную внешность, она вообще была не похожа на тот тип женщин, что нравился Маркосу. Его всегда привлекали блондинки с пышными формами, а не худощавые брюнетки. Хотя, судя по ее реакции, вполне возможно, что она была той самой женщиной, которую он искал, — имя Маркоса ей определенно что-то говорило. И определенно что-то не слишком приятное…

Выражение ее лица изменилось, стало жестче.

— А сам он, значит, так и не решился приехать?

Если девушка хотела его как-то уязвить, то безуспешно. Мужчина, который назвался кузеном Маркоса Петранакоса, остался невозмутимым.

— Все не так, как вы предполагаете, — сказал он.

Она видела, что гость старается подобрать нужные слова. Какое-то время он молчал, словно собираясь с духом.

— Мне нужно поговорить с вами, — наконец сказал он, — но дело… сложное.

Лин тряхнула головой. Она почувствовала, как в ее кровь хлынул адреналин.

— Не вижу ничего сложного! С чем бы вас сюда ни послал ваш кузен, вам не стоило беспокоиться! Джорджи, его сыну, и без него неплохо.

Лин увидела, как глаза мужчины вспыхнули, увидела промелькнувшую в них тень. Откуда-то вдруг как будто потянуло холодом. Ее зазнобило.

— И все же я должен вам кое-что сказать… — Голос Анатоля звучал сдавленно, видно было, как тяжело ему сейчас говорить.

— Мне плевать, что вы там должны… — начала Лин, которой очень не нравился этот разговор.

Но его глубокий голос остановил ее на полуслове:

— Маркос умер.

Наступило молчание. Но Анатоль просто больше не мог выносить ее презрительного тона, когда речь шла о его погибшем брате.

— Умер? — как эхо повторила она.

— Прошу прощения. Мне не стоило сразу пугать вас такими новостями….

Лин по-прежнему смотрела на него странным застывшим взглядом.

— Маркос Петранакос умер? — переспросила она зачем-то еще раз.

— Разбился на машине. Два месяца назад. Мне потребовалось время, чтобы вас разыскать… — Его слова звучали отрывисто.

Лин покачнулась. Мгновенно Анатоль оказался рядом, подхватив ее под руку. Она отступила назад, отстраняясь, невольно заметив, какой сильной была его рука.

— Он у ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→