Алексей Моргун

Из ученых записок шестиклассника Димки Филиппова

Рассказ-шутка

Начну с конца. Когда вся эта история закончилась, Вовка грустно сказал:

- Кто знал, что так получится! Если бы я хоть на секунду такое предположил...

А теперь раскрою нашу тайну.

У Вовки по физике — тройка. По химии тоже. А еще по двум математикам, зоологии, английскому. По английскому, — потому что плохо знает язык, заслужил. А по остальным предметам специально. Чтобы никто ни о чем не догадался. И от меня с Витькой Вовка тоже потребовал:

— О наших знаниях никто не должен знать. Поэтому условие: в отличники не рваться, внимания не привлекать. А то затаскают по разным конференциям, симпозиумам, собраниям...

Так что мы, все трое, — троечники.

Теперь о наших изобретениях. Начали мы с автомобиля.

Чтобы не затягивать, скажу сразу, что мы открыли новый вид энергии — смехоргин. Так мы назвали. По аналогии с бензином, керосином и т. д. Принцип прост: когда человек смеется, освобождается определенное количество энергии. Расходуется она без толку, а Вовка придумал, как ее собирать. Однажды он прибежал к нам с небольшим чемоданчиком, в котором причудливо переплетались провода.

— Смейтесь! — сказал он.

Мы хихикнули. Вовка бросился к чемоданчику и радостно завопил: «Есть!»

Так что, если быть точным, Вовка один придумал смехоргин. И хотя в дальнейшем он спорил, что изобретателей у аккумулятора смехоргина трое, я не припишу себе чужой славы.

К тому же, когда Вовка попробовал объяснить нам принцип работы своего чемоданчика, мы с Витькой так ничего и не поняли. Потому что к тому времени знали физику и высшую математику не больше современных докторов наук. А Вовка... он —гений.

Итак, работа над усовершенствованием аккумулятора продолжалась. И через несколько месяцев в нем было сконцентрировано огромное количество энергии. Для этого мы специально ходили в кино на самые смешные комедии, бегали на выступление знаменитого цирка.

Пришла пора, и мы построили автомобиль, работающий на смехоргине. Одного аккумулятора хватало на год безостановочной езды. Автолюбителям, наверное, интересно узнать, что наша машина без труда набирала скорость в триста и более километров в час. После автомобиля мы еще собрали вертолет и небольшую космическую ракету. Так, на всякий случай. Теперь вы понимаете, почему мы опасались внимания взрослых? Ведь вполне возможно, кто-нибудь сказал бы:

— Мальчики! Ваше дело не изобретать, а хорошо учиться, играть в футбол и коллекционировать марки. Науку оставьте нам.

Поэтому мы делали все возможное, чтобы о наших опытах никто не узнал. Но однажды чуть все не пропало. Из-за котла!

Вовка уже давно хотел собрать робота, чтобы играть с ним в шахматы. С людьми ему играть не интересно. Всем ставит мат ходов за пятнадцать. Вот он и решил обзавестись достойным противником.

Долго мы мудрили со схемой, ломали головы и наконец изобрели. Собрали, все вроде в порядке, а зеленая лампочка не горит. В чем дело? Первым догадался Вовка:

— Ребята, робот получился слишком легким. До расчетного веса не хватает трех килограммов, поэтому нет контакта. Нужно что-то придумать.

Посмотрели по сторонам и увидели старый чугунный котел. Вовка обрадовался, схватил котел и установил его роботу вместо головы. Тут же загорелся зеленый огонек, послышалось гудение. Через минуту робот нагрелся, потом хрипло и противно произнес:

— А хочет ли кто-нибудь сразиться в шахматишки?

— Пожалуйста, — вежливо отозвался Вовка и спросил меня: — Может, попробуешь?

Я тоже в шахматах не слабак. Однажды в поезде ради смеха подсел к одному гроссмейстеру (он и сейчас выступает с успехом) и к двадцать первому ходу оставил его без единой фигуры. С голым королем. Гроссмейстер долго гипнотизировал меня взглядом, а потом тихо предложил:

— Ничья?

Хотя мат ставился следующим ходом, я согласился. Так что я надеялся, что с роботом как-нибудь справлюсь. Напрасно — на двадцатом ходу пришлось сдаться. Следующей жертвой пал Витька, он проиграл еще быстрее. Робот (а еще говорят, что машины лишены эмоций) радовался, гнусаво напевая себе под нос песенку, и посмеивался над нами:

— Игрочишки! Вам только с роботятами сражаться.

И к Вовке он отнесся не серьезно.

— Вам мы поставим матик в три хода,— пообещал он создателю.

Вовка скромно улыбнулся — он у нас вообще удивительно скромный. К двадцатому ходу его фигуры зажали короля противника так, что тому и дыхнуть было нельзя. На тридцатом ходу робот сдался. Так же закончились еще две партии. Робот потерял всю самоуверенность и быстро раздражался. Зато Вовка был счастлив. Не победе, а тому, что нашел достойного противника.

Наконец робот пропыхтел:

— Больше играть не хочу.

Вовка спокойно сложил фигуры и, поблагодарив партнера, предложил:

— Сыграем завтра?

— Еще чего! — раздраженно буркнул робот. — Я вообще с тобой больше за доску не сяду. Со всеми сяду, а с тобой нет.

— Как так? — удивился Вовка.

— А вот так, — отозвался робот и сложил из своих шарниров огромную фигу.

Вовка усмехнулся. У него не нервы, а толстенные канаты. Потом он шагнул к автомату, чтобы его отключить. И тут... Позже мы вычислили, что чугунный котел-голова оказался на триста граммов тяжелее нормы, и это перечеркнуло все расчеты. Робот приобрел непредусмотренные нами способности. В нем что-то звякнуло, потом на ногах появились большие колеса, и он медленно поехал к двери.

— Видеть вас не желаю, — заявил он на пороге. — Глаза б мои на вас не глядели. — Он закашлялся, выдавил из себя: — Лопухи! — и загремел по лестнице.

Первым опомнился Вовка.

— На перехват! — закричал он. — За мной!

Мы побежали по лестнице, но робот выехал на шоссе и развил вполне приличную скорость— километров сто. Мы вытащили из сарайчика наш автомобиль и через пять минут настигли беглеца. Тогда робот, обернувшись, еще раз обозвал нас лопухами, и... взлетел в воздух. Он парил как птица и издевательски хохотал. К счастью, дело было вечером и, кроме нас, никто больше не увидел эту летящую образину.

За полминуты мы вернулись в сарай и сменили автомобиль на вертолет. Робот словно специально нас дожидался, но только мы подлетели, как он заорал:

— Адью! Все равно больше в шахматы не играю!

Из-под его колес забило пламя. Мы помчались за своим звездолетом. По дороге Вовка горевал:

— Вот что натворил чугунный котел: робот теперь обладает способностью самоусовершен-ствоваться. Он создал внутри себя двигатель на атомной энергии.

Через десять минут мы вышли в открытый космос. С помощью радара отыскали беглеца. Казалось, ему не ускользнуть. Но, когда до робота было рукой подать, он круто повернул к земле не снижая скорости.

— Сгорит! — глухо сказал Вовка. — Ведь сгорит в атмосфере. Жалко...

Так и получилось. Через три минуты впереди нас появилось свечение. Потеряв управление, горящий робот стремительно падал на землю...

* * *

Так закончилось наше приключение. К счастью, никто ничего не заметил. Только в одной газете мелькнуло сообщение об упавшем метеорите. К месту его падения даже выезжала группа ученых. Но они ничего не нашли, кроме «странного круглого предмета из чугуна». По форме, как писала газета, он напоминал лицевую часть скафандра. Ученые забрали его для исследований, а потом передали в музей. Тогда мы вздохнули с облегчением: о нас ничего не писалось, можно было продолжать дальнейшие опыты.

А посмотреть на котел мы иногда ходим в наш городской музей.

...