Игорь Фарбаржевич

ДОКТОР БРОМС

КРОВАВЫЙ ДЖЕК-КОСЫЕ ПАРУСА

Предисловие переводчика

Летом 1990 года в мебельном антикварном магазине на Фрунзенской набережной я купил небольшой письменный стол. Стол был облезлый, без задних ножек, поеденный жучками вероятно XVIII века. Но — гнутые передние ножки и дверцы, узорчатые бронзовые ручки, вобщем, — настоящее чудо! К тому же и стоил почти ничего, так как требовалась серьезная реставрационная работа.

Я перевёз его домой и в тот же вечер стал реставрировать своими силами. Только представьте, что я почувствовал, когда, приподняв высокую столешницу, обнаружил с внутренней стороны потайную крышку без ручек и замков. Она словно вросла в толщину дубовой столешницы. Какие только мысли ни лезли мне в голову, пока я с ней возился!

Конечно, вначале я примитивно вообразил себе поток золотых монет, которые вывалятся из открытого тайника (и в этот самый момент занозил себе палец). Тогда я стал действовать и думать более изобретательно. Видимо, надо было искать скрытую пружину. Не стану утомлять читателей подробностями решения головоломки, а тем более, открывать её секрет. Теперь это — моя тайна! Вобщем, я справился с задачей!

«И что же там было?» — спросите вы.

«Настоящее богатство!» — отвечу вам я.

В небольшом квадратном углублении столешницы лежала пожелтевшая, почти истлевшая рукопись, написанная на английском языке. Во многих местах чернила превратились в желто-лиловые пятна и что-то разобрать было почти невозможно. Я рассортировал листы, запрятал каждый — в отдельный полиэтиленовый вкладыш и принялся за перевод этого неизвестного никому литературного труда.

И вот теперь, спустя почти девять лет, перед вами — повесть некоего доктора Бромса.

Она была написана в 1896 году в виде дневников, стихов и заметок о реальных событиях Англии первой трети XIX века. Мне пришлось изрядно её подработать, так как ясно, что мистер Бромс не был литератором. Каким образом она попала в тайник стола, а сам стол оказался у нас в России боюсь, этого уже ни вы, ни я не узнаем. И тем более я с удовольствием публикую этот труд в России, хотя повесть заинтересовала Британское «Общество Морских Приключений».

С уважением — переводчик-реставратор и публикатор

Сказочник ЕГОРИЙ

ПРОЛОГ

На берегу Северного моря, в заливе Уош, где старые дубы, смоляные сосны, березы и осины смело подошли прямо к морю, два рыбака грелись у ночного костра. Сочные травы заливных лугов росли здесь буйно и свободно. На склоне холма, виднелись величественные стены древнего замка, в котором жил и правил этой местностью лорд Бигбенский.

Кроме огня рыбакам помогали в ту ночь согреться две пузатые бутыли из таверны «Приют под забралом». Улов был ничтожен, зато разговоры с каждым новым стаканом становились все разнообразнее. Начав с обсуждения Осеннего Бала, который ежегодно устраивал лорд Ричард Бигбенский, рыбаки перешли к привычным для англичан темам: о привидениях, утопленниках и вурдалаках. Как известно, поздний вечер и заполночь — самые пригодные часы для таких разговоров: днем не хватает ни времени, ни страха.

Часы на башне замка пробили полночь…

Внезапно со стороны моря донесся чей-то слабый стон. Сначала занятые разговором рыбаки не обратили на него внимания, но стон повторился… Они замерли, оборвав разговор на полуслове и вслушиваясь в темноту.

— Там кто-то есть… — прошептал один.

— Да нет!.. — испуганно замахал руками второй. — Это, наверное, чайка…

— А мне показалось, что завыл волк, — возразил первый срывающимся голосом. Он предложил посмотреть, что там. Сам, впрочем, не двинулся с места.

Стон повторился вновь и вновь.

— Боишься?.. — спросил первый рыбак, дрожа всем телом.

— Ни капельки, — ответил второй, стуча зубами.

— А мне страшно… — признался первый. — Ты же знаешь, что я не трус, но, видно, все дело в этих историях. Такого страху нагнали!..

— А может, дело в вине, — поразмыслил второй. — Кому-кому, а нам оно храбрости не прибавило.

— Верно, — согласился первый. — Что будем делать?..

— Надо идти, — вздохнул второй, — не то хуже будет!

Он вытащил из костра ярко пылавший березовый сук и нехотя поднялся на ноги. Медленно, держась один за другого, они двинулись к морю.

— Погляди туда, — зашептал второй. — Там что-то чернеет…

Рыбаки направились к большому темному предмету. Но чем меньше оставалось до него, тем труднее им давались последние шаги.

— Да это же лодка! — разглядел вдруг первый.

— Точно, шлюпка! — с облегченьем добавил второй.

Высокие сапоги уже смелее зашлепали по мокрому песку. Заглянув в лодку, рыбаки увидели связанного человека в треуголке. Он лежал ничком и тихо стонал.

— Сэр! — осторожно дотронулся до его плеча второй рыбак. — Что с вами?..

Но человек не ответил, стоны его становились все слабее.

— Давай нож! — решился первый рыбак. Передал второму свой факел, перелез с ножом в шлюпку и быстро разрезал веревочные путы. — Все в порядке, сэр, вы свободны!.. — Он взял незнакомца за плечи и осторожно перевернул его на спину.

То, что они увидели, заставило их тут же бросить на землю и нож, и факелы и помчаться от страшного места, не оглядываясь…

В лодке лежал человек с волчьей мордой…

Глава первая

УДАЧНАЯ ОХОТА

Крикстон стоял почти на берегу залива Уош. Это был небольшой городишко: одна церковь, одна школа, здание муниципалитета, полицейский участок, пожарная часть, небольшая тюрьма, музей, больница, несколько магазинов и даже любительский театр на сто мест — словом, образец английской провинции!

Сообщение рыбаков произвело эффект разорвавшегося снаряда. На рынке, в таверне, в любом дворе и любом углу нищие и скупцы, ремесленники и ротозеи, глухие и калеки, — все щекотали друг другу нервы, передавая из уст в уста рыбацкую историю.

С каждым новым рассказом события той ночи обрастали все более полными и страшными подробностями. Вскоре Человековолк стал высотой с церковную колокольню, а вместо одной головы у него их стало целых три. Шлюпку, на которой приплыло чудище, перенесли в Городской музей. Рыбаки перестали выходить в море: они теперь ежедневно вели платные экскурсии для ротозеев и гостей Крикстона, от которых не было отбоя.

Слух про чудовище наконец-то достиг стен Бигбенского замка, живописно расположившего свои древние стены и башни на склоне холма, неподалеку от города.

Владельцем замка был Сэр Ричард — лорд Бигбенский.

В отличие от своих предков, лорд не верил ни в привидения — которых, как ни странно, в его замке действительно не было — ни в другие потусторонние ужасы. Не поверил и в сверхъестественного человековолка, о котором твердил весь Крикстон. Он решил поймать странного зверя и доказать всем, что никаких чертовых штучек в этом деле нет, а если что и есть — так это, скорее, игра природы.

Кроме того, у лорда был прекрасный зверинец, (о котором я расскажу чуть попозже), и его светлость задумал поймать необычный экземпляр.

В замке была отличная псарня, конюшня с сильными, выносливыми лошадьми, команда опытных егерей, словом, весь тот особый ловчий мир, без которого не может быть охоты. Страсть эта была фамильной чертой рода Бигбенских.

Охотился лорд Бигбенский всегда в одно и то же время — осенью, когда лес полон сытым зверьем, отъевшимся за лето, грибным запахом, хрустящими сучьями, таинственным шуршанием листьев под копытами лошадей…

Вместе с егерями и сворой лучших охотничьих собак лорд выехал из замка в весьма хорошем настроении. Стояла золотая осень. День обещал быть солнечным и теплым. Сэр Ричард, покачиваясь в дорогом седле, думал о торжестве, которое устраивал в ближайшее воскресенье.

Особенность этого праздника состояла в том, что Осенний Бал проводился не в душных залах, а в старинном парке с прекрасным прудами, где плавали белоснежные лебеди. На ухоженные лужайки выносились столы с разнообразными кушаньями и напитками. Бал начинался ровно в полдень и длился двенадцать часов, заканчиваясь в полночь многоцветным восхитительным фейерверком.

Но все это должно было произойти лишь через несколько дней. А пока сэр Ричард направлялся к своим обширным лесным угодьям.

Охотничий кортеж весело въехал в лес.

— Думаю, все разговоры про чудище — выдумки, сэр, — сказал лорду старший егерь Хуго, подъехавший на вороном коне. — Этих двух болтунов знает весь Крикстон. Бездельники и пьяницы! Ну, виданное ли дело: иметь сразу три головы?!.. А рост?.. Да будь это чудище с церковную колокольню — мы бы его сразу приметили! Пустое дело, сэр!

— Поглядим, Хуго! — сдержанно ответил сэр Ричард. — Чего зря голову ломать? Зато поохотимся на славу! Гляди, сколько сломанных кустов, не кабанья ли работа?

Не теряя времени, охотники разбили на первой же поляне большой лагерь и поскакали в чащу. Однако, несколько часов круженья по лесу оказались тщетными — ни хромого зайца, ни завалящей куропатки.

Но вдруг собаки начали рвать поводки. Лорд со старшим егерем и ещё несколькими охотниками устремился за ними к большому ручью. Не успели проскакать и полмили, как Хуго вскричал:

— Я видел его! Там! У ручья!..

Кони резко остановились, взвились на дыбы. Их гривы взметнулись от ужаса, как от порыва ветра. Разъяренные псы окружили двуногое существо с волчьей мордой, которое на человеческом языке взывало о помощи.

Охотники растерянно остановились поодаль.

— О, Боже! — вымолвил Хуго. — Исчадие Ада!..

Покосив ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→