Игорь Фарбаржевич

КАК ЛИСЕНОК БЫЛ ВЕЛИКАНОМ

«Вот уже и осень наступила, а я ни капельки не вырос!.. — грустно размышлял Лисенок, сидя под Старым Дубом. — Так и останусь на всю жизнь Маленьким Лисенком… А как это, наверно, хорошо — быть большим!»

Он посмотрел на небо, и сквозь осеннюю листву дубовых веток ему в глаза попал солнечный луч. Лисенок зажмурился и громко чихнул несколько раз подряд.

— Расти большой — не будь лапшой! — раздался рядом чей-то густой старческий голос.

Лисенок вскочил от неожиданности, но никого не увидел.

— Это я, Старый Дуб, — зашелестел Дуб ветвями. — Хочу заметить, что большим может быть Лисенок и маленького роста: в каждом желуде живет большое дерево. Впрочем, если ты непременно хочешь вырасти, — сию же минуту расти на здоровье!

Он что-то таинственно прошелестел в небо, и Лисенок тут же почувствовал, что очень быстро растет. Все вокруг уменьшалось с огромной скоростью: неслись куда-то вниз кусты, деревья, даже Старый Дуб становился все меньше, а Лисенок рос все выше и выше.

— Выше! — кричал он в восторге. — Еще выше!

И небо с осенними облаками стремительно приблизилось к нему, а испуганный клин журавлей разлетелся врассыпную!

Через считаные мгновенья уже не Маленький Лисенок, а Лисенок-Великан, которому даже Старый Дуб был по пояс, стоял на поляне.

— Здорово! — воскликнул юный Великан. — Неплохо я вырос!

Перед ним раскинулись лесные холмы, далеко отступил горизонт. Единым взором Лисенок окинул речку, болото, все пригорки, поляны и тропы. Он увидел жилище Ежика из еловых веток, соломенную крышу заячьего крова и свой дом под черепичной крышей, и даже папу-Лиса, такого маленького, словно Лисенок смотрел на него в бинокль с другой стороны.

Земля — осенняя и спокойная — лежала у его ног от Старого Дуба до горизонта.

Лисенок с трудом сделал шаг-другой: со всех сторон стоял его лес, и сделать третий шаг можно было только ломая деревья. Они достигали ему до колен. А Лисенок не хотел крушить и топтать. Он стоял и не двигался.

Над ухом прожужжал самолет. Лисенок поймал его на лету, как стрекозу, подержал немного в руке и отпустил обратно в небо. Облако показалось похожим на шляпу — примерил. Затем растерянно осмотрелся вокруг. Никаких дел больше не было, и ему стало скучно.

У ног стали собираться его друзья: заяц, ежик, ворона. Они сновали у Старого Дуба, крошечные, как муравьи, что-то кричали и размахивали руками, но он ничего не услышал: уж слишком высоко он был от них. Лисенок хотел прилечь на траву, чтобы оказаться поближе к ним, но и это стало невозможно — на поляне не хватило бы места для такого великана. Так он и стоял, не зная, как же быть дальше.

— Ну, ты и вымахал! — села на его плечо Ворона, а сама ничуть не больше мухи. — Что будешь делать дальше?

— Буду считать самолеты… Ловить их и отпускать…

— Это — хулиганство! — пропищала Ворона ему в ухо. — Глупости и безобрразие!

— Ну… тогда не знаю… — признался Лисенок.

— То-то и оно!.. Быть большим — не каждому по плечу!

— Что же тогда делать?.. — растерянно спросил он.

— Стать таким, как рраньше, — посоветовала Ворона и улетела.

Лисенок наклонился к Старому Дубу и тихо спросил:

— Ты слышал?.. Сделай это! Пожалуйста!..

— Не могу, — ответил Старый Дуб.

— Как?! — изумился Лисенок. — Но ведь ты же смог сделать меня большим!

— А вот маленьким не могу! Дуб разве можно снова сделать желудем? Подумай!

— Ты шутишь!.. — заволновался Лисенок.

— Ничуть, — прошелестел Дуб. — Ты уж прости… Я сделал тебя слишком большим… Ты уж прости…

Лисенок выпрямился.

Оранжево горела на солнце черепичная крыша его дома, и у Лисенка увлажнились глаза. Он вдруг горько осознал, что никогда теперь не ступит на свой порог, не выпьет вечернего чаю вместе с папой-Лисом на веранде…

Он вспомнил, как совсем недавно они ходили с отцом за сказкой. Вспомнил Пса Дракона, который смолил вчера лодку, чтобы покататься с ним.

«Мои друзья! — думал он. — Они, наверное, сейчас переживают за меня: хотят помочь и не могут. Я теперь один, как ветряная мельница в безветренную погоду. Но, в отличие от нее, я не знаю — нужен ли кому-нибудь Лисенок-Великан!.. Зачем мне такой рост, если даже к покосившемуся мостику у реки я не могу шагнуть и поправить его, не причинив никому зла?! Если я — большой и сильный — беспомощен, как новорожденный лисенок?!»

Все ниже опускалось к горизонту осеннее солнце. Длинные тени от деревьев раскинулись по лесу. И самая большая и печальная тень легла на поляну.

— Все кончено… — прошептал он самому себе… и вдруг надежда согрела его.

— Послушай, — снова обратился к Дубу Лисенок. — Если ты не можешь сделать меня маленьким — сделай наш мир большим!

— О, это легко! — встрепенулся Старый Дуб. — Как это я сам не додумался?!.. А ты — молодец! Недаром я выбрал тебя!

Он качнул золотой листвой, распрямил широкие ветки и что-то таинственное прошелестел в небо.

И сразу же все вокруг стало догонять и перегонять Лисенка: и деревья, и дома, и река. Весь мир делался шире и выше, и сам Дуб вознесся под облака! А всем казалось, что это Лисенок опускается на землю.

— А говорил, что ничего не может сделать! — радостно прокаркала Ворона. — Ну и шуточки у Старрого Дуба!

Лисенок промолчал. Он не стал раскрывать их с Дубом секрет. Он просто радовался, что каждый, сам того не ведая, стал Великаном.

...