Сексуальный плен

Джасинда Уайлдер

Сексуальный плен

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Оригинальное название: Delilah’s Diary: Sexy Surrender

Книга: Сексуальный плен

Автор: Джасинда Уайлдер

Серия: Дневник Делайлы

Количество глав: 10 глав

Переводчик: Дарья Виноградова, Валерия Бережная, Ольга Русинова, Юля Бессонова, Анастасия Богданова

Сверка: Танечка Андреева

Редактор: Катька Скворцова

Вычитка: Юлия Большакова

Обложка: Анастасия Фисенко

Оформление: Юлия Большакова

Переведено для группы: https://vk.com/skp_tr

Любое копирование без ссылки на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Глава 1

21 Июня

Мое сердце гулко стучало в груди, когда я поворачивала ручку двери своего номера в отеле Парижа. В коридоре, засунув руку в карман голубых джинсов, стоял Лука. Его темные волосы разметались по лбу, падая на глаза. Он откинул непослушные пряди мозолистой рукой, в угольно-черных глазах светились гнев и боль. Бесконечная, напряженная пауза повисла между нами. Мы молча стояли, не двигаясь.

Я сжала руки перед собой, пытаясь подавить дрожь.

― Лука, я… ― Я отступила от двери, не в силах взглянуть ему в глаза. ― Зайдешь?

Лука прошел в номер и сел в кресло у окна, скрестив руки на широкой груди. Взгляд его был тверд и непроницаем.

― Почему ты бросила меня, Делайла?

Я тряхнула головой.

― Это… Мне жаль. Я не знаю.

― Полагаю, ты знаешь.

Я пересекла комнату и остановилась напротив него.

― Ты ведь прочел записку. Вот почему.

― Какие-то детские оправдания. Ничего больше. Это ничего не объясняет, ― фыркнул Лука.

― Ну ладно, и что же ты тогда хочешь услышать? ― Наши взгляды наконец встретились, но его взгляд по-прежнему был тяжелым, в нем читались гнев и, прежде всего, боль.

― Я бы хотел услышать от тебя правду, а не бессмысленные дерьмовые оправдания.

На меня накатила волна раздражения.

― Никакое это не дерьмо, Лука. Это и есть правда. Я не знаю, что происходит между нами и как с этим справиться. Ты заставляешь меня чувствовать то, что я никогда до этого не ощущала. Это пугает. Все происходит так быстро после… после Гарри. Я не убегаю конкретно от тебя, я убегаю от нас.

― Думаешь, я предам тебя так же, как твой муж? ― Лука почесал колено через джинсы.

― Бывший муж. И нет, не совсем так. Тебя самого уже предавали, и я не думаю, что ты поступил бы так же с кем-нибудь. Кроме того, я не думаю, что ты из таких людей.

― Но ты все равно убегаешь каждый раз, когда чувствуешь, что между нами происходит что-то, чего ты не ожидаешь.

Я смогла только кивнуть. Через какое-то время дар речи ко мне вернулся.

― Ты… ты заслуживаешь лучшего, Лука. Ты такой чудесный. А я… Я не знаю, кто я.

― Я знаю, кто ты, ― сказал Лука, наклоняясь вперед. ― Ты Делайла Флорс. Ты красивая, смелая и чертовски сложная, словно бриллиант со множеством постоянно изменяющихся граней, готовых показать миру нечто новое.

Я покачала головой.

― Должно быть, мы с тобой видим разных людей, глядя на меня, ― нахмурилась я. ― В этом нет никакого смысла.

Лука засмеялся.

― Действительно, но я понял, что ты имеешь в виду.

Он встал, и его глаза потеплели. В чертах его лица по-прежнему были боль и гнев, вокруг глаз виднелись гусиные лапки, а брови хмурились.

― И тем не менее, именно это я вижу в тебе. Такого человека я узнаю, разговаривая с тобой. И ты тоже должна его увидеть.

― Я не знаю как!

― Я научу тебя. ― Лука шагнул ко мне и оказался всего в паре сантиметров от моего лица. Он буквально впивался в меня взглядом, от его тела исходили пульсирующие волны жара. ― Но ты должна решить, хочешь ли быть со мной. Пожалуйста, пойми ― это не предложение остаться вместе навечно. Я просто предлагаю проводить вместе больше времени. Но если ты собираешься убегать каждый раз, как мы испытаем близость, ничего не получится.

Я кивнула и хотела ответить, но Лука продолжал:

― Если ты боишься, просто скажи мне. Если ты чувствуешь, что тебе нужно больше времени наедине с собой, чтобы привести в порядок мысли, скажи мне. Я могу предоставить тебе место, чтобы подумать, тебе не нужно для этого каждый раз бежать в Париж. Я также пойму, если ты решишь поделиться своими мыслями со мной. Обещаю. ― Лука положил руки мне на плечи. ― Если ты снова убежишь, я не буду тебя преследовать. Я приму это как твой выбор больше не быть со мной.

― Понимаю.

Он подошел так близко, что между нами совсем не осталось преград. Наши тела крепко прижимались друг к другу, его руки обхватили мою талию, а мятное дыхание грело мою щеку. Я не могла поверить, что он снова хочет быть со мной несмотря на все, что я сделала, чтобы оттолкнуть его. В памяти вспыхнули лицо и пальцы Франсуа, и к горлу подкатила желчь.

Я отскочила от Луки.

― Что такое? ― Его глаза сузились. ― Что-то произошло, так? Ты сделала что-то или нечто произошло с тобой.

Я отвернулась и уставилась в окно. Париж занавесило дождем и серостью. На тротуарах расцвели зонтики, похожие на огромные геометрически очерченные цветы, покачивающиеся над мелькающими ногами и ботинками.

― Прошлой ночью я напилась. Сильно. Я не слишком к такому привычна, ты же знаешь? Я никогда до этого сильно не напивалась, так что, кажется, я не слишком хорошо переношу алкоголь…

― Что случилось? ― Голос Луки был напряжен и тверд; он явно готовился к худшему.

― В общем, со мной заговорил один парень. Он не очень мне понравился, мне просто хотелось, чтобы он оставил меня в покое, понимаешь? Но он настаивал, и… чем сильнее я напивалась, тем более настойчивым он становился. Теперь я понимаю, что мне стоило просто уйти, но тогда до меня это не дошло. Короче, он все угощал и угощал меня, и я уже не могла нормально думать, и в какой-то момент я обнаружила, что еду с ним куда-то…

― Ты переспала с ним?

― Я… нет, но слушай, он… мы были в его квартире, и я помню, что мне это не нравилось, а он все трогал и трогал меня, и мне все меньше это нравилось. Он был… он был груб. Я словно онемела, мысленно я кричала «нет», но вслух ничего не могла сказать. В конце концов, он потрогал мою киску, и было больно. Каким-то образом это привело меня в себя, то есть, я, наконец, смогла говорить, и я его ударила. В смысле, я пнула его прямо в зад и убежала.

― Ты сможешь узнать его, если снова встретишь? ― спросил Лука.

― Полагаю, что да. Да, точно смогу. ― В памяти всплыло его лицо, и меня пробила дрожь. ― А что?

― Мы найдем его, и я отделаю его по полной программе.

Я покачала головой.

― Нет, Лука. Не надо. Оно того не стоит. Кроме того, как мы вообще найдем одного-единственного человека во всем Париже?

― Ты же была у него в квартире, так? И вернулась оттуда.

― Ну, да, но я плохо все помню. И я даже не уверена, в каком баре была. Я просто гуляла, пока не нашла какое-то шумное место, а когда мы уходили, у меня уже все плыло перед глазами. Когда я убежала от Франсуа, то просто сунула таксисту визитку отеля. ― Я повернулась к Луке и коснулась лбом его груди. ― Мне хочется забыть о нем, обо всем этом. Хочу назад, в Италию.

Лука погладил меня по затылку. Он глубоко дышал, но сердце в груди стучало ровно.

― Что ж, хорошо. Иди ко мне, и давай начнем все заново.

Я кивнула, все еще укутавшись ему в рубашку, и после взглянула на него сквозь полуприкрытые ресницы. Руками я обнимала его талию, а ладони лежали на плечах.

― Лука? Мне так жаль. Так жаль. Ты простишь меня?

Лука улыбнулся мне. Его пальцы проследили линию моей челюсти, коснулись моего подбородка, а затем его ладони обхватили мое лицо.

― Конечно, да, миа белла Делайла. Конечно, я знаю, тебе было больно. Трудно снова доверять, когда тебя предали, но ты должна мне доверять. И когда невозможно поверить, только скажи мне, о чем думаешь, и мы сможем найти выход, вместе, хммм?

Наши глаза встретились, а губы приблизились, но он не поцеловал меня. Мне отчаянно нужно целовать его, прикасаться к нему, чувствовать его руки на себе. Я нуждалась в физических, материальных напоминаниях о его желании.

Его любви ко мне. Он не говорил слов, но между нами витал такой ураган эмоций, ожидаемых и невысказанных. Я знала это, он знал это. Это, пожалуй, было то, что действительно пугало меня. Не то чтобы я не доверяла Луке. Я знала, инстинктивно и через его постоянные демонстрации, что он не обидит меня и не предаст. Я боялась его любви. Я боялась, что буду нуждаться в нем. Я просто нашла свою независимость, нашла себя как женщину, и вдруг появился человек, которого я хотела, в котором нуждалась. Который мне очень нравился.

И это пугало меня больше, чем все остальное. Независимо от того, как далеко от него я бежала, как я пыталась оттолкнуть его или притворяться, что все не так, я не могла у ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→