Просто так... для счастья

Александр ТЕСЛЕНКО

ПРОСТО ТАК… ДЛЯ СЧАСТЬЯ

«Свет моего сердца! Здравствуй!

Должен поговорить с тобой наконец серьезно — сколько может это продолжаться? Эта демонстрация строптивости, это проявление непокорности и своенравный бунт против правил приличия?! Как понимать твое уклонение от встреч до полного исчезновения из поля зрения не только в диапазоне ультракоротких, но и длинных волн? Никто не сумел бы оправдать всяческие твои намеки на определенную относительность моего существования, на сложность существующих условностей, довлеющих над нами, которые могут наконец привести к пониманию безотрадной значимости открывания и закрывания пути к великому ме- таболяру. Сознаюсь, меня гнетет еще одно антистремление в ожидании проявлений бытия твоей далекой личности.

Отзовись!

Твой Василь».

Солнце клонилось к закату. Его лучи оторочили розовой каймой облачка и стайки пригородных коттеджей, скромные оазисы нарядных зеленых скверов и одиноких старых каштанов на улицах, овалы шустрых разноцветных авто на магистралях.

Биокибер Андреш то и дело поглядывал в окно, торопливыми, но точными движениями корректируя поступление смеси. Дело тонкое, бездушной автоматике доверить его рискованно.

До конца рабочей смены оставалось еще пятнадцать минут.

Коррекция спектра по бесчисленному множеству компонентов.

Вот уже появился его сменщик. Он не торопясь идет по длинному цеховому коридору между барореторт и синтезаторов. Не спешит. Сейчас подойдет, остановится поодаль и будет наблюдать. Андреш едва сдерживал себя. Ждал окончания своей смены, не терпелось освободиться.

Но он не будет просить Романа приступить к работе хоть чуточку раньше, так как знает, что тот внимательно взглянет на зеленоватое цеховое табло, которое так медленно отсчитывает минуты, и притворится, что ничего не слышал. Но это справедливо — каждый должен работать именно столько, сколько ему положено.

Багрово-красное солнце за окном. Огромное.

— Привет, Андреш. Как дела? Сюрпризов не было?

— Молибден бесился. Как всегда. А в остальном — все в норме.

— Вот и хорошо. Можешь быть свободным, Андреш.

Он даже съежился от неожиданности, от томительного желания поскорее выйти из цеха, но ответил сдержанно, не отводя взгляда от показаний ротаметра:

— Еще четыре минуты, Роман. Подожди. Я свою работу не люблю другим отдавать.

— Ты изменился в последнее время, Андреш… У тебя все нормально?

— Да. Я функционирую прекрасно…

— У тебя очень утомленный вид… Но голос, правда, бодрый…

— За меня не волнуйся, Роман. Все хорошо.

Передав смену, он степенно попрощался, пожелал всего наилучшего. По всему цеховому коридору старался шагать, помедленнее, чтобы ничем не привлечь к себе внимания.

А Роман склонился над микрофоном цехового селектора и тихо, едва слышно произнес:

— Я предложил сменить его чуть раньше, но он не согласился, отработал до последней секунды.

— Спасибо, Роман. Работайте спокойно, не думайте больше об этом. Желаю успеха, — донеслось в ответ.

Сразу после проходной Андреш резко повернул влево, уверенно направился в сторону одиннадцатого цеха. Волновался.

Какая-то неведомая раньше сила придавала ему «настырной уверенности».

«ПРИ РАБОТЕ МОНТАЖНЫХ ГРУПП ВХОД НА ТЕРРИТОРИЮ ОДИННАДЦАТОГО ЦЕХА ПОСТОРОННИМ ЛИЦАМ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕН!»

Андреш опустил в щель свой служебный жетон. Его, безусловно, пропустят, конечно, удивятся неожиданному приходу, но пропустят. Ведь он-то не посторонний. Он работает на этом комбинате. Но…

— Вы по какому делу? — послышался голос электронного дежурного.

— Як Болеславу.

— Идет монтаж.

— Монтаж круглосуточно.

— Но биокибер Болеслав работает только шесть часов в сутки.

— Я по производственной необходимости.

— Могу вас связать по видео.

— Мне необходимо встретиться лично.

— Почему вы не оформили свой вход в монтажный цех через администрацию?

— Дело экстренное. Мне нельзя терять ни минуты.

— Пропустите биокибера Андреша!.. — вмешался в спор сочный сильный баритон главного диспетчера.

— Проходите.

Жетон упал на пластиконовое донышко. — …и проследите за каждым его шагом, — продолжил голос главного, когда Андреш удалился на добрую сотню метров.

Миновать порог одиннадцатого цеха сложнее всего.

Но только здесь можно достать седьмой коррелятивный биоэлектронный блок, да еще на складе, но на складе они лежат законсервированные, ненастроенные. Появление его, биокибера Андреша, в монтажном цехе, безусловно, не останется незамеченным, но если не привлекать лишнего внимания, то и тень подозрения не должна коснуться его. Главное — ничем не нарушить привычный ритм монтажной бригады, сознавая всю необычайную ответственность их работы.

Вот и Болеслав с Василием застыли с манипуляторами в руках. Нужно выбрать момент, когда очередной микроблок будет соединен с основанием, тогда загорится сигнал «норма», и будет несколько секунд свободного времени, чтобы поговорить. А до этого нужно присмотреться…

Вот они, седьмые коррелятивные. Много их. Никто не заметит, что на один уменьшилось.

Андреш приблизился к ним на расстояние протянутой руки. Они лежали на стерильной стеклянной полочке.

Болеслав с Василием, не отрываясь от окуляров микроскопов, ловко священнодействовали над органо- комплексами, но чувствовалось, что они заметили приход Андреша.

Одно неторопливое, неуловимо точное движение руки — и седьмой коррелятивный оказался в кармане комбинезона. И в то же время на его место манипулятор положил следующий блок.

На табло вспыхнуло «норма», очередной биоэлектронный блок нашел свое место на основе, электронный контролер трижды громко квакнул.

— Что случилось, Андреш?

— Болеслав, я обещал тебе подарить свой манипулятор… Вот он. Бери.

— Почему ты решил именно сейчас? Занес бы домой…

— Я только что освободился… А ты работаешь… Сам знаешь, как удобно работать моим манипулятором… Возьми.

— Напрасно ты спешил, мне к нему еще привыкнуть нужно, каким бы золотым он ни был. Эту смену придется со старым провозиться… Но спасибо… Чудак ты…

Вот и все.

— До свидания.

Вполне объяснимая причина визита в одиннадцатый цех — заносил биокиберу Болеславу манипулятор своей конструкции, собственноручно изготовленный. Уже давно все убедились в его удобстве, скоро все биокиберы будут оснащены такими. А пока что он подарил Болеславу свой собственный экземпляр. Все логично. Карман вроде не очень оттопырен. Но разве придет кому в голову проверять его карманы?

Взял свой жетон. И, сохраняя невозмутимый вид, направился к центральному выходу из комбината.

Заходящее солнце уже коснулось горячим боком горизонта.

Дойдя до магистрали, Андреш едва не бежал по тротуару.

Жилой комплекс был недалеко. Рябина и старый каштан при входе. Пять ступенек. Массивные двери.

Лифт. Вот и его сто шестнадцатое помещение. Переступил порог и сразу же бросился к стенному шкафу, распахнул пластиконовые дверцы.

— Ну, как ты здесь? Скучал? У меня все в порядке. Сегодня, наконец, я достал седьмой коррелятивный. А это для нас — главное. С остальным — никаких проблем.

Андреш выкатил из шкафа на легком металлическом кресле безголовое туловище, за ним тянулись многочисленные провода и прозрачные эластичные трубочки, подсоединенные к нескольким небольшим приспособлениям, которые тихо урчали, гудели, перекачивая розовую жидкость в неподвижное, бездыханное тело и отводя ее обратно.

— Ты скучал без меня. Я знаю. Но я не мог быстрее. Сам понимаешь — я на работе. На очень ответственной работе. Так что извини. Но чем бы ни занимался, где бы ни был, я о тебе никогда не забываю, друг мой.

Андреш включил свет, склонился над датчиками ворчащих приборов, внимательно всматривался в показания на шкалах, наконец успокоился.

— Все хорошо. Пока меня не было, ничего неприятного не случилось.

Безголовое тело едва шевельнулось, напряглось и вновь безвольно обмякло. Андреш выкатил из шкафа еще один столик на колесах, на нем были отдельные части головы биокибера.

— Сегодня я прилажу седьмой коррелятивный… А дальше дела пойдут быстро…

В это самое время у входной двери зазвучал сигнал.

Андреш от неожиданности вздрогнул. «Что за наглость! Я никого не жду и никого не приглашал! Кто имеет право так бесцеремонно нарушать мой отдых после напряженного рабочего дня?»

Он испуганно оглянулся по сторонам, словно ища совета или защиты.

Небольшая комната была загромождена разными приборами и приспособлениями, книгами, всякими материалами.

Стол чуть виден из-за нагроможденных на нем коробок, проводов, реторт, справочников. На диване — немного свободного места, лишь бы уместиться спать, Андреш бросился к креслу с телом и, нервничая, начал заталкивать его опять в шкаф, потом столик с головой.

Одна из прозрачных трубок выскочила из ко- нектора, по полу растеклась розовая жидкость.

— О-о-о! Проклятье!

Он принялся прилаживать трубку на место, но, как назло, это не удавалось, сказывалась нервозная поспешность — то пузырьки воздуха нужно было выгнать из трубки, то сама трубка почему-то не входила в гнездо конектора.

Сигнал вновь зазвучал, настойчивее.

Наконец он сумел закрыть дверцы шкафа, неуклюже потоптался на лужице розовой жидкости, стараясь ее вытереть, и пошел встречать незваных гостей. Их оказалось трое.

— Добрый вечер, биокибер Андреш.

— Слушаю вас.

— Р ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→