Битва за хлеб

П. Ф. Кононков, Н. В. Овчинников

Битва за хлеб

I. Битва за хлеб

Обеспечение продовольственной безопасности СССР во время Великой Отечественной войны

Предвоенная сельскохозяйственная политика

С конца 1920-х гг. руководство Советского Союза взяло курс на форсированное развитие тяжёлой промышленности и сельского хозяйства страны. Это было вызвано, прежде всего, сложившейся после Первой мировой войны напряжённой международной обстановкой. Версальские соглашения 1919 года, навязанные странами Антанты побеждённым центральным державам, не устранили противоречий между ними, а неестественные границы и невыполнимые репарационные требования провоцировали возобновление конфликта в недалёком будущем. Ллойд-Джордж, премьер-министр Англии в 1916-22 гг., называл Версальские соглашения "договором, который гарантирует нам войну через двадцать лет". Для СССР, помимо этих факторов, источниками постоянной напряжённости были отношения с Польшей, захватившей, в результате войны 1919-21 гг., значительную часть территории Украины и Белоруссии, и Японией, проводившей агрессивно-экспансионистскую политику в Манчжурии. При этом промышленно-экономический статус СССР конца 1920-х гг. среди мировых держав характеризовался известными словами: "Мы отстали от ведущих стран на 50-100 лет. Либо мы пробежим их за десятилетие, либо нас сомнут".

Экономика царской России в конце XIX–XX вв. развивалась быстро, но всё же существенно отставала от ведущих стран Запада. Так, за предвоенные двадцать лет (1893–1913 гг.) среднегодовой прирост промышленной продукции составлял 9 %. В 1870–1900 гг. в России значительно выросла добыча сырья: каменного угля в 23 раза, нефти в 20 раз; в 7 раз возросла выплавка чугуна. По этим показателям Россия сравнялась или стала опережать ведущие западные страны. Однако, что касается конечных продуктов промышленности, дела обстояли иначе. В 1910-х гг. автомобилей в России производилось за год меньше, чем в США за неделю; авиамоторов за год ― как во Франции за 4–5 дней. В 1913 г. в США имелось более 3 млн. абонентов телефонной сети, в России ― менее 100 тысяч.

Низким был уровень урожайности, агрокультуры и механизации в сельском хозяйстве. В 1913 г. средняя урожайность пшеницы составила в России 8,8 ц/га ― в Германии она была в 3 раза выше. Более 50 % крестьянских хозяйств не имели плугов, обрабатывая землю сохами и косулями. В 1913 г. в России имелось лишь 152 трактора. В США к тому времени их было несколько тысяч, а к концу 1919 г. только компания Форда выпускала около 90 тыс. тракторов в год.

Гражданская война и вызванная ей разруха значительно увеличили разрыв между Россией и ведущими западными державами во всех областях промышленного и сельскохозяйственного производства.

После прекращения военных действий правительство Советской России уделило значительное внимание вопросам повышения эффективности сельскохозяйственного производства. Уже с 1921 года начала создаваться общегосударственная система семеноводства ― "Госсемкультура", объединившая в своём составе областные с-х станции и бывшие помещичьи семеноводческие хозяйства. В 1923 году были образованы Институт экономики сельского хозяйства и Институт конъюнктуры, которые возглавили А. Чаянов и Н. Кондратьев. В 1924 году при Наркомземе организовалось Бюро по сортоиспытаниям, вскоре создавшее две сортоиспытательных сети ― Северную (зав. В. Е. Писарев) и Южную (зав. В. В. Таланов). 8 августа 1924 года Президиум ЦИК принял постановление о создании Всесоюзной академии для координации и руководства научно-исследовательскими работами в области сельского хозяйства. 16 июня 1925 года СНК утвердил положение об Институте прикладной ботаники и новых культур (ИПБиНК), которому было поручено систематическое изучение растительных ресурсов России и других стран, сбор семян и интродукция сельскохозяйственных культур, селекция и сортоиспытания, разработка новых приёмов агротехники. 25 июня 1929 года была создана намеченная пять лет назад сельскохозяйственная академия ― ВАСХНИЛ.

Эти учреждения вели обширные научно-исследовательские и опытные работы в области сельского хозяйства. За вторую половину 1920-х гг. штат ИПБиНК (с 1930 года Всесоюзный институт растениеводства ― ВИР) расширился до 1200 человек, он стал крупнейшим научным учреждением Советского Союза и одним из самых крупных в мире. В системе ВАСХНИЛ было создано три с половиной десятка исследовательских институтов: Институт сахарной свеклы, Институт лубяных культур, Институт хлопкомасличных культур,… К 1934 году в систему ВАСХНИЛ входило 407 опытных учреждений, в которых работало 11 тысяч научных и технических сотрудников.

Наряду с организацией научно-исследовательской и опытной работы в сельском хозяйстве, правительство немало внимания уделяло проблеме его механизации. С 1921 года в Советскую Россию начали поставляться тракторы Форда ― Фордсоны. В январе 1926 года СССР закупил десять тысяч Фордсонов, а всего за 1921-27 гг. в Советский Союз их было поставлено около 24 тысяч.

Начал решаться вопрос создания собственной тракторной промы-тленности. С 1924 года на Путиловском заводе был налажен выпуск аналогов тракторов Форда, названных Фордсон-Путиловец. Их построили около 40 тыс.; во второй половине 1920-х гг. Фордсон-Путиловец был самым распространённым трактором в советском сельском хозяйстве.

Курс на промышленное развитие страны одобрялся в тогдашней Советской России не всеми. В первой половине 1920-х гг. среди левого крыла большевистской партии были популярны теоретические установки троцкизма, согласно которым в ближайшее время ожидалась мировая, или, по крайней мере, общеевропейская революция. После чего представители пролетариата в разных странах могли бы организовать, так сказать, разделение труда: в Германии развивать индустрию; в России ― аграрный сектор. Из чего делался вывод: развивать России собственную индустрию нет необходимости. (Отражением такого подхода было, например, предложение видного троцкиста Ю. М. Ларина[1] ликвидировать в России авиапромышленность: "авиазаводы подобны фабрикам духов и помады, в которых не нуждается Советское государство"[2]). Провалы попыток установления власти представителей пролетариата в Германии ― подавление путча "спартаковцев" в Берлине (январь 1918 г.); ликвидация Баварской Советской республики (май 1919 г.); неудача Гамбургского восстания (октябрь 1923 г.) ― отодвинули на второй план перспективы мировой революции, а заодно понизили "акции" Троцкого в Советской России. Однако лишь его политическое поражение в середине 1920-х гг. и последующее изгнание из страны позволили сталинскому руководству развернуть форсированную индустриализацию. Во второй половине 1920-х гг. задача создания собственной тяжёлой промышленности, включавшей выпуск автомобилей и тракторов, была поставлена в планы пятилеток. К концу первой пятилетки СССР создал свою машиностроительную базу, которая удовлетворяла основные потребности народного хозяйства в новой технике.

17 июня 1930 г. сошёл первый трактор с нового Сталинградского тракторного завода-гиганта. В 1931 году в сельское хозяйство СССР поступило около 60 тыс. тракторов.

Для облегчения доступа крестьянских хозяйств и колхозов к новой технике по всей стране начала создаваться сеть машинно-тракторных станций. К лету 1930 года действовало 158 государственных и 479 кооперативных МТС. Всего за первую пятилетку было создано около 2,5 тыс. МТС. К 1937 году, концу второй пятилетки, в хозяйствах МТС находилось около 365 тыс. тракторов; 105 тыс. зерноуборочных комбайнов; 60 тыс. грузовых автомобилей.

В 1927 г. 28,3 % крестьянских хозяйств РСФСР не имели рабочего скота, 31,6 % ― пахотного инвентаря, 19,2 % ― коров[3]. Безлошадные крестьяне одалживали лошадей, на условиях, в средней полосе России, "пуд в день". Полная обработка десятины занимала 12–15 рабочих дней лошади, и, если крестьянин брал взаймы ещё и инвентарь, ему приходилось отдавать до / всего урожая. Из-за низкой урожайности запасы хлеба во многих крестьянских хозяйствах заканчивались в феврале-марте; его приходилось также занимать, на кабальных условиях: "пуд на пуд или рубль на рубль" (100 % сезонных, не годовых).

Постройка тракторных заводов, массовый выпуск автомашин, создание сети МТС решили, в целом, вопрос механизации сельскохозяйственного производства. Вместе с тем, для освоения этой и другой новой техники, поставлявшейся в разные отрасли народного хозяйства, требовалась подготовка многочисленных квалифицированных кадров. Она была начата под известным лозунгом: "Кадры решают всё".

28 декабря 1934 г., выступая в Кремле на приёме в честь металлургов, Сталин заявил: "Если раньше однобоко делали ударение на технику, на машины, то теперь ударение надо делать на людях, овладевших техникой". На приёме в Кремле в честь выпускников военных академий 4 мая 1935 г. он же сказал: "надо было пойти на жертвы и навести во всем жесточайшую экономию, надо было экономить и на питании, и на школах, и на мануфактуре". Теперь голод в области техники позади, страна вступила "в новый период, я бы сказал, голода в области людей, в области кадров". Напомнив о лозунге "кадры решают всё", Сталин призвал "наконец, понять, что из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры".

Задача подготовки специалистов, владеющих новой сельскохозяйственной техникой, решалась путём расширения сети средних и высши ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→