Lomien

* * *

Ночь и бессмертие. Свечи горят.

Пьяное сердце — призраков ряд

В прахе прелюдий к распятию.

Ночь — небо стелется скатертью,

Яркие всплески немого безумия,

Холод металла ножей новолуния.

Холод бессмертия. Чаша разбита,

Льется вино на гранитные плиты,

Пьяное сердце — звезда зазвенела,

Ветер ладонью бьет в окна несмело,

Ночь и бессмертие. Гаснет свеча,

Ветер в окно бьет — а стены молчат…

* * *

Мы были бессмертны, мы были всесильны,

О синее небо разбились молитвы,

Зеленой травой шелестит тихо лето,

О свод поднебесья ударилась птица,

Июльское солнце шутя разломило

Надежду на сон — в преддверии бури,

И серые тучи кружатся, ликуя,

И бьют о чужие ворота, как стоном.

В дожде утопили, бичом исхлестали,

Пусть тает дорога на небо, пусть тает!

Рассыпались звезды — гроздь ягод в ладони,

Укройте! И раны омойте росою!

Мы были другими, мы в ночи бессонной

Скитались, прощались в тенетах разлуки,

Со смертью венчались, витая в молчании.

Остались лишь сны, что на белой стене

Писали слепыми руками, да чаша

Вин терпких рубиновых, смешанных с ядом,

Надежда в несбывшемся песней не спетой

Осталась печатью на теле распятом.

* * *

Не дойти. Не уснуть. Венценосная ночь,

Среброглазая вещая ночь. Утонуть

В лоне — в логове звезд. Отзови!

Свои старые песни седых облаков,

Что плащом укрывали луну. Отзови!

Венценосная ночь! Криком птиц,

Желтоглазых улыбчивых сов

Обратись! В реку легких смеющихся снов,

В город древних молитв

Не дойти. Растворяясь во мраке часов.

До зари. Не дойти. Не уснуть.

...