Артем Ефремов

ШАГ К ТУМАНАМ

Темнота ночных улиц рассекалась перестуком моих ботинок. Звук был резким, как звонок утреннего будильника, вырывающий затуманенное сознание из тенет сна, когда оно еще не готово вернуться в реальный мир. Мелкая водяная взвесь парила над тёмным асфальтом, оставляя мелкие капельки исследовать лица и одежду прохожих. Впрочем, почему прохожих? Город спал и никак не хотел просыпаться, и даже самые добросовестные дворники еще не приступили к своей утренней вахте. Глупо, но мне искренне хотелось разбудить, нет, не людей уютно устроившихся на своих кроватях, а сам Город. В мерцающем свете фонарей он представлялся огромным каменным существом, живым, придавившим землю своей непомерной тяжестью и искренне желающим оттолкнуться от неё и взлететь в сумрачное небо. Я понимал его. Я сам сейчас взлетал, отталкиваясь от земли жесткой подошвой обуви. Вкус поцелуя еще горел на моих губах. А город не мог, не было рук способных обнять его и разделить его силу и слабость. Придавленный своей каменной плотью, он еле дышал, судорожным усилием раздвигая ребра улиц, но даже вздох полной грудью был ему уже не доступен. Миллионы людских судеб, эмоции и поступки, благородные и подлые, светлые и дышащие похотью, безудержное веселье и беспросветное отчаяние, воплощенные в зданиях, мостах и переулках держали его у земной тверди.

До моего дома оставалось идти около получаса, и я решил срезать дорогу, нырнув в чернеющий зев двора. Странно, но сейчас я не испытывал ни малейшего страха, будто кто-то сильный и надёжный взял меня за руку и повёл в одному ему известном направлении. Туда где безопасно. Я не мог противится этому мягкому давлению и шел всё убыстряя и убыстряя шаг, бездумно, не испытывая не малейших признаков волнения. Все желания и стремления растворились в звуке моих шагов и ночной тишине.

В проходе между двумя старыми пятиэтажками клубился туман. Я не воспринимал его зрением, только чувствовал его клубящуюся сущность и исходящую от него печаль. Туману было грустно. Он хотел на свободу, чтобы свежий ветер подхватил его и разнес по всему миру, он хотел вобрать в себя свежесть утра, весёлый танец лета и щемящую тоску осени, суровость зимы и радость весеннего возрождения. Наверное, только ночью, когда стираются границы, можно вот так запросто притормозить свой вечный бег и заговорить с туманом. Резко остановившись на расстоянии вытянутой руки от него, я негромко спросил.

— Как ты? — в этом вопросе не было ничего, кроме искреннего желания узнать, как себя чувствует туман в таком огромном, спящем городе.

Не знаю, то ли мне показалось, то ли это действительно был ответ. Послышался еле слышный глубокий вздох и тонкий расплывчатый лоскуток отделился от аморфного тела передо мной и ласково тронул меня за плечо.

— Отпусти меня, — послышался еле различимый шепот на самой грани восприятия.

Внезапная жалость охватила меня. В этом спящем Городе лишь туман был сейчас единственно живым существом. Он не спал и искренне хотел освободиться от того, что давило на него. А я очень хотел, но не знал, как ему помочь. Мой неосязаемый собеседник, казалось, прочитал то, что сейчас проносилось в моей голове и отпрянул в нерешительности.

— Как тебе помочь? — вырвалось у меня.

— Ты можешь — еще более тихо донеслось в ответ.

Не знаю, до сих пор не могу понять то, что произошло тогда, какая то неведомая сила наполнила всё моё существо и одной лишь силы моего желания хватило, чтобы разорвать те нити которые привязывали моего собеседника. Туман начал рассеиваться и вскоре передо мной был лишь ничем не примечательный проход между двумя старыми пятиэтажками.

— Спасибо! — неожиданно громко прозвучало в ответ.

Не помню, как я очутился дома, как разделся и нырнул в свою уютную кровать под защиту теплого, сухого одеяла. С той ночи прошло немало времени. Туман и лёгкий вкус поцелуя вот и всё что сохранила моя память.

В нашем Городе больше не бывает туманов и мне, кажется, ему от этого стало спокойнее. Дожди, ветра, яркое солнце всё происходит в положенное природой время. Учёный люд уже давно обратил внимание на этот феномен и даже, поговаривают, организует целые экспедиции для исследования данного явления. Я никому и никогда не говорил, что это я отпустил туман. Зачем? Город всё так же спит каждую ночь, а туман иногда приходит ко мне во сне и рассказывает о своих путешествиях. Там во сне я смеюсь и сопереживаю его рассказам и прошу его заглядывать почаще. В ответ он также как тогда, в нашу первую встречу, прикасается к моему плечу и растворяется до следующего раза. Я остаюсь… до следующего раза… Но однажды, я верю в это, я уйду вместе с ним.

...