Артем Ефремов

КОТЕНОК

— Котёнок, иди ужинать! Где там тебя ветры носят? Беги быстрее, папа принес горного тура! Получился просто на зависть! Даже лучше, чем в прошлый раз! Давай скорее, иначе отдам младшенькому!

Это была серьезная угроза. Младшенький у нас тот еще обжора. И куда только влезает? Слопать вполовину своего веса для него, не только не проблема, так еще и добавки попросит! Умишка пока ещё не больше чем у того же тура, а вот съесть оного за один присест, так всегда пожалуйста!

— Лечуууу! — крикнула я в ответ и действительно помчалась со всех ног. Я ж говорю, когда дело касается еды, с младшеньким шутки плохи. Тур был бесподобен, ну, по крайней мере, то, что мне досталось. Младшенький всё же успел раньше.

Сколько себя помню, меня называли Котёнком. Нет, я не против. Это даже весьма мило. Хотя котят я никогда в жизни не видела, только слышала, что там внизу есть крохотные подобия барсов, живущих совсем неподалеку от нас. Смешные существа, ну барсы в смысле. Маленькие, красивые, но очень гордые. Мы их не трогаем, хотя они тоже охотятся. Глупо спорить из-за туров, тех много, а нас мало. Папа с мамой тоже так думают, а детеныши барсов милы до невозможности, гляжу на их игры и смеюсь до упаду. Очень хочется присоединиться, но нельзя, раздавлю еще ненароком, будет обидно. Это вон даже младшенький понимает.

Я вообще очень люблю наши края. Мало кто в них был, поэтому и рассказываю. Кряж, который мы называем домом, начинается далеко на Западе, у границ людских королевств. Горы там маленькие, но их высота увеличивается по мере приближения к нашему обиталищу. А у нас высоко. Правда, высоко, по-настоящему. Поутру над тобой даже не небо, а нечто бездонное, зовущее к себе нереальной, не от мира сего красотой. Далеко внизу проплывают облака, подсвеченные, только, только начинающим просыпаться солнцем. Снег, белый до ломоты в глазах, укутывает вершины холодным, первозданным одеялом. Да, у нас очень красиво. Хотя, если честно, мне не с чем особо сравнивать. Родители не отпускали пока никуда. Всё должно измениться завтра. Завтра у меня День Рождения. Сто один оборот. Страшно! У нас просто есть традиция. Когда юному дракону исполняется сто один, он должен отправиться в путешествие. В одиночку. Сроком на один год и один день. Только по истечению этого времени можно вернуться и занять пустующую пещеру, жить самостоятельно, искать пару, раньше никак! Такой вот обычай, а с этим у нас строго. Когда живешь не одну тысячу лет, надо обязательно придерживаться неписанных законов, иначе можно и с ума сойти. Говорят, такое бывало раньше, поэтому среди других народов у нас репутация, ну, кхмм, не очень, мягко говоря. С последнего случая уже столько воды утекло, а ведь помнят до сих пор! Что касается меня, то я давно всё для себя решила. Я хочу побывать у людей. В конце концов, нужно же посмотреть на настоящих котят! Любопытно, но и страшно, впрочем, об этом я уже говорила. Ладно, слетаю к барсам свидеться напоследок, а завтра с утра в путь. С самым восходом. У нас не прощаются и не оборачиваются напоследок, еще одна традиция. Ты не уходишь навсегда, ты просто отлучаешься по своим делам. Нет смысла в проводах.

Утро пришло неожиданно быстро. Я даже не ожидала. Вернулась поздно и сама не заметила, как уснула, хотя была уверена, что поспать не получится, так переживала из-за сегодняшнего дня. Пора в путь. Мать, отец и младшенький еще спали, хотя насчёт родителей не уверена, мне, почему то кажется, что они притворялись. Выйдя из нашей пещеры, я вдохнула обжигающий воздух, распахнула крылья, и, оттолкнувшись, начала набирать высоту. Хорошо! Как же мне нравится ощущение полёта, вроде бы уже должна была привыкнуть, а всё никак. Крылья ловят потоки тугого ветра, и ты паришь, ощущая стихию вокруг, каждой клеточкой своего существа, ты не борешься с ней, наоборот приглашаешь её станцевать вольный танец, где она ведёт тебя, а ты, улавливая малейшие колебания аэра, отвечаешь на движения партнера. Люблю плясать в облаках. Папа всегда называл меня романтичной дурочкой, когда я рассказывала ему про эти ощущения, а я не могу иначе. Полёт — это свобода, восторг и музыка. Все эти чарующие моменты сливаются для меня в одном слове — полет. Поймав восходящее течение, я позволила ему нести меня в нужном направлении. На Запад. Год и один день. Много это или мало? Узнаю совсем скоро.

* * *

Три дня, долгих три дня, я летела вдоль хребта, прерывая движение, только для того чтобы выловить какую-нибудь живность на обед и на ночной сон. Горы, с каждым днём уменьшались, как-будто задавшись целью, превратится в ничем не примечательные холмы, и, наконец, перешли в предгорья, а затем и в равнину, перемежаемую островками леса. Мой план не отличался оригинальностью. Найти какое-нибудь поселение, понаблюдать за ним, познакомится с кем-нибудь из местных и дальше по обстоятельствам. Скажете ничего интересного? А как тут прикажете, если об окружающем мире знаю только по рассказам родичей. Конечно, они мне много всего говорили, но одно дело слышать, а совсем другое увидеть всё собственными глазами, почувствовать на своём опыте. Мудрая всё же у нас традиция, с какой стороны не посмотри. Кстати, они предупреждали, что может быть опасно, но тут я не сильно верю. Перестраховываются, скорее всего. Для пущей осторожности. Что могут люди сделать дракону?

Небольшой городок, привольно раскинувшийся около речной долины, я отыскала на следующий же день. Помню, в детстве мама мне как то читала про муравьёв, крохотных насекомых, которые строят себе огромные, по сравнению с ними, дома-муравейники, каждый из них занят от рождения своим делом и работает на благо всего сообщества. Вот такой муравейник и напомнила мне эта крепостица, окруженная сотнями маленьких, почти игрушечных на расстоянии домиков. С самого раннего утра люди выходили на улицы, и начинали торопливо суетиться, занимаясь какими-то своими, не совсем понятными мне делами. К небольшому причалу, расположенному посередине поселения несколько раз в день подходили ладьи, сгружая и загружая различные тюки, бочки, мешки, вооруженная стража совершала неторопливые променады по пыльным улочкам, ветер доносил какие-то незнакомые аппетитные запахи, готовящейся еды. А еще меня поразило, сколько людей обитает в одном и том же месте! Да в одном этом городе живет больше человек, чем всего драконов у нас на кряже! Странно и удивительно, тем более, что насколько я знаю это далеко не самый крупный город. И как они умудряются жить в такой тесноте? Непонятные создания.

За городком я наблюдала несколько дней. Он жил своей, такой отличной, от привычной мне, жизнью и явно даже не подозревал о том, что буквально неподалеку находится юный, но очень любопытный дракон. По крайней мере, я была в этом уверена.

Неприятности начались на третью ночь. Как? Ну, вот как, они умудрились подобраться ко мне незамеченными и как узнали о моём присутствии? Я же даже на охоту не выходила, предусмотрительно наевшись еще по дороге сюда. Не помню, говорила ли, что при необходимости мы можем питаться раз в неделю? Можем. Только вот сейчас это не сильно помогло, вернее совсем не помогло. Я тихо, мирно спала, ничего не подозревая, когда вдруг на меня сверху накинули сеть и начали колоть копьями. Больно же! Сначала я даже не испугалась. Наша чешуя практически не пробиваема для обычного оружия, но как говорит мой папа любое качество можно перешибить количеством, и у нас есть одно уязвимое место — крылья. Вот их повредить очень даже можно. Нападавшие, похоже, были прекрасно об этом осведомлены и упорно старались бить в них. И вот тогда я в первый раз в жизни по-настоящему испугалась. Дикий ужас, что вот так в несколько мгновений можно лишиться самого прекрасного, что может быть в жизни — возможности летать, затопил всё моё существо отвратительной, мерзкой волной. До сих пор вспоминаю об этих мгновениях с содроганием! Не помню, как вырвалась, как судорожно напрягая покалеченные перепонки, поднялась в воздух, как заходясь в молчаливом крике боли, не разбирая направления, мчалась подальше от этого страшного места. Помню только, что силы меня почти оставили и я уже не думая ни о чем, практически рухнула на ближайшую показавшуюся поляну и забылась в беспамятстве.

Пробуждение было тяжелым, Всё тело болело настолько, что даже мысль о том, чтобы пошевелиться вызывала панику. Я открыла глаза и тут же их закрыла. Кошмар, пережитый ночью, опять захлестнул меня с головой. Неподалеку, на земле сидел человек и что-то варил в большом походном котелке. «Это конец!» — промелькнула мысль, сейчас он позовёт своих сородичей и меня добьют, а я даже не смогу оказать сопротивления.

— Привет! — его голос оказался неожиданно сильным и глубоким для такого маленького создания.

— Чего ты ждешь? — прошептала я, — Заканчивай уже со мной, чего уж там.

Мне было горько и обидно, что моё путешествие закончилось так быстро и плачевно. Посмотрела на котят, называется…

— Кажется, мы друг друга не понимаем, — произнес он, — Я только хотел уточнить, не будет ли вредным для тебя отвар горной ромашки? Всё-таки мы слишком разные.

— Нет, — немного обескуражено ответила я, — Мама, меня в детстве всегда лечила этим настоем, когда я падала и ушибалась.

Человек только молча кивнул, и, дождавшись пока варево остынет, начал обрабатывать мои раны. Странно, его руки оказались такими нежными, что я почти не испытывала никаких неприятных ощущений.

— Расскажи про ваш народ, — почти закончив с процедурами, попросил неожиданно он.

Сама себя не понимая, я начала говорить. Про вершины гор, пронзающие ледяными пиками небо, про игру с ветром и маленьких барсов, про охоту на туров и пролетающие далеко внизу облака. Про наши традиции. Про котят. И даже про младшенького. Человек внимательно слушал, время от времени, вставляя чуть резковатые реплики, кот ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→