Один темный трон

Кендари Блэйк

Один темный трон

Персонажи

Индрид-даун

Столица, дом Королевы Катарины

Арроны

Натали Аррон

Глава семьи Арронов, Глава Чёрного Совета

Женевьева Аррон

Младшая сестра Натали

Антонин Аррон

Младший брат Натали

Пьетр Ренард

Племянник Натали от её брата Кристофа

Роланс

Дом Королевы Мирабеллы

Вествуды

Сара Вествуд

Глава семьи Вествуд. Ститхия: вода

Бри Вествуд

Дочь Сары Вествуд, подруга королевы. Стихияя: огонь

Волчья Веста

Дом Королевы Арсинои

Милоны

Каит Милон

Глава дома Милонов. Фамилиар: Ева, ворона

Эллис Милон

Муж Каит и отец её детей. Фамилиар: Джейк, белый спаниэль

Караф Милон

Старшая дочь Каит, отправленная в Чёрный Коттедж. Фамилар: Джинипер, коричневая собака

Мадригал Милон

Младшая дочь Каит. Фамилиар: Ария, ворона

Джульена «Джулс» Милон

Дочь Мадригал, самая сильная из обладателей дара Природы за годы и подруга королевы. Фамилиар: Камдэн, горная кошка

Сандрины

Мэтью Сандрин

Старший из сыновей Сандринов. Бывший жених Караф Милон

Джозеф Сандрин

Средний сын Сандринов. Друг Арсинои. Был отправлен на материк на пять лет

Другие

Лука Гиллеспи

Владелец книжного магазина Гиллеспи, друг Арсинои. Фамилиар: Хэнк, чёрно-зелёный петух

Уильям «Билли» Чатворт Младший

Названный брат Джозефа Сандрина. Жених королев

Храм

Верховная Жрица Лука

Жрица Ро Муртра

Элизабет

Инициирующие, на стороне королевы Мирабеллы

Чёрный Совет

Натали Аррон, отравительница

Женевьева Аррон, отравительница

Лукиан Аррон, отравитель

Антонин Аррон, отравитель

Аллегра Аррон, отравительница

Паола Венд, отравительница

Лукиан Марлоу, отравитель

Маргарет Бьюлин, воительница

Рената Харгроув, неодарённая

MAP

Грэйвисдрейк-Мэнор

Натали Аррон весьма критично следила за тем, как в Грэйвисдрейк возвращалась её младшая сестра. Женевьева была изгнана лишь на несколько месяцев, но если судить по тому, как медленно она шагала мимо шеренг слуг, казалось, не было её много лет.

— Как прекрасно будет вновь оказаться в своей постели! — глубоко вздохнула Женевьева. Воздух Грэйвисдрейка был наполнен ароматами масляной древесины и ядов, смешанных с прекрасными запахами блюд.

— Твоя городская постель не менее твоя, — ответила Натали, — и не надо говорить так, будто бы это было трудностью.

Натали краем глаза рассматривала Женевьеву. Щёки её порозовели, глаза сверкали, длинные светлые волосы спадали на плечи. Люди называли её красавицей-Аррон, но знали бы они, что за злые мысли таились в этой хорошенькой голове!

— А теперь, когда ты дома, — проронила Натали, — докажи свою полезность. Что же шепчет совет?

— Всё, как и ты говорила, — ответила Женевьев. — Королева Катарина пережила нападение королевы Арсинои и её медведя и спряталась до той поры, пока окружающая обстановка не тала безопасной. Но всё ещё ходят слухи…

— Что за слухи?

— Да так, ерунда! — Женевьева расслабленно махнула рукой, но Натали моментально насторожилась. Глупости часто превращаются в истину, если слишком часто вторить их.

— Что за ерунда?

— Что Катарина вообще мертва. Некоторые и вовсе абсурдно утверждают, что видели, как она умирала, а некоторые говорили, что видели её по возвращению домой: видели её серую кожу, как она была покрыта грязью и вся окровавлена… Они называли её Мертвячкой-Катариной. Представляешь?

Натали рассмеялась, всплеснув руками. Да, смех — но ей это не нравилось.

— Но что с нею было тогда, когда она блуждала там? — спросила Женевьева. — Даже ты не знаешь?

Натали вспомнила о ночи, когда Катарина вернулась, окровавленная, грязная… Она стояла в фойе, грязные чёрные волосы спадали на её лицо… И она напоминала чудовище.

— Я знаю достаточно, — отрезала Натали, оборачиваясь назад.

— Говорят, она изменилась. А как? Достаточно ли сильна, чтобы принимать яды вновь?

Натали сглотнула. Яды не нужны… Но она ничего не говорила. Она склонила голову и повела Женевьеву по коридору, разыскивая Катари, чтобы Женевьева во всём убедилась сама.

Они заходили все дальше и дальше в поместье, забираясь туда, где свет уже окончательно терялся за плотными занавесками, а шаги лакеев, что носили вещи Женевьевы, постепенно затихали.

Женевьева стянула перчатки со своих рук и сунула их в карман брюк. Она казалась крайне важной и то и дело стряхивала невидимые пылинки со своих бедёр.

— Столько всего нужно сделать! — воскликнула она. — Ведь женихи прибудут в любой день!

Натали сжала губы.

Женихи.

Но только один из них попросил первой встречи с Катариной. Светлые волосы, глупый взгляд: Николас Мартель. Вопреки тому, как сильно проявила себя Катарина на пиршестве во время Белтейна, оба других жениха предпочли Арсиною.

Арсиноя с этими дурацкими шрамами, в оборванных штанах, неопрятная… Да кого это могло привлечь? Нет, их просто интересовал её медведь!

— Кто б мог подумать, что у нашей королевы будет всего лишь один жених? — протянула Женевьева, верно истолковав кислое выражение лица Натали.

— Это не имеет никакого значения! Николас Мартель — лучший из них. И если б не наш длительный союз с Чатвортами, именно на нём остановился бы мой выбор.

— Билли Чатворт без ума от медвежьей королевы, — пробормотала Женевьева. — об этом прекрасно знает весь остров…

— Билли Чатворт поступит так, как ему прикажет отец! — Натали захлёбывалась своими словами. — И не смей называть Арсиною Медвежьей королевой! Это худшая действительность для нас!

Они повернули за угол, минуя лестницу.

— Она не в своих покоях? — спросила Женевьева, покосившись на ступени.

— Никогда не предсказать, где королева будет находиться в следующий миг!

Горнична, что несла вазу с белыми олеандрами, остановилась и присела в глубоком реверансе.

— Где королева? — спросила Натали.

— Там, госпожа, — смирно отозвалась девушка.

— Благодарю, — Женевьева стянула головной уор с девушки и дёрнула её за прядь потемневших волос, потерявших искусственный окрас. — Немедленно приведи свои волосы в порядок!

Комната для отдыха была яркой, открытой, со множеством распахнутых окон, и ни белые стены, ни разноцветные диванные подушки были не к лицу дому Арронов, пустующих привычно, если только они не принимали посторонних у себя. Но Натали и Женевьева обнаружили там Катарину, занятую, окружённую множеством коробок.

— Посмотри, кто вернулся домой, — мягко улыбнулась Натали.

Катарина вернула на место крышку некой фиолетовой коробки, а затем повернулась, даря женщинам широкую улыбку.

— Женевьева, — проронила Катари, — как я рада, что вы с Антонином вновь в Грэйвисдрейк!

Женевьева так и застыла с открытым ртом. Она не видела Катарину с дня её возвращения, а ведь тогда Катарина была просто в отвратительном состоянии! Грязная, со сломанными ногтями…

А сейчас, глядя на Катари, Натали прекрасно понимала мысли своей сестры. Где та девочка с громадными глупыми глазищами и высоко убранными волосами? Где тощее дитя, склонившее голову и смеющееся только тогда, когда кто-то рассмеялся первым?

Где б ни была та Катари, здесь её нет.

— Антонин, — прошептала Женевьева, едва-едва вернув себе голос. — Разве он здесь?

— Разумеется, — ответила Натали. — Первым делом я приняла его.

Потрясённая видом королевы, Женевьева даже не позволила себе надуться. Катарина же шагнула вперёд и сжала её запястья, и даже если она заметила, как резко отпрянула Женевьева от этого внезапного жеста, то она этого не показала, просто улыбнулась и потянула её вглубь комнаты.

— Разве тебе не нравятся мои подарки? — спросила Катарина, кивая на коробки. Все они были красивыми, обёрнутыми цветной бумагой, повязанными атласными лентами или бархатными бантами.

— Чьи они? — спросила Женевьева. — От женихов?

— Не от, — отозвалась Катарина, — а для них. Как только я покончу со своими делами, они будут отправлен в Роланс моей драгоценной сестре Мирабеллы.

Кэтрин ласкала прекрасный бант из чёрных лент.

— Скажешь ли ты нам о том, что внутри? — спросила Натали, — или нам стоит угадать?

Катарина перебросила волосы через плечо.

— О, сколько всего прекрасного таится там! Перчатки и редчайшие драгоценные яды на них… Драгоценности, выжигающие клейма на кожи! Иссушенная хризантема, краски которой столь же прекрасны, сколь и ядовиты, предназначенная для столь прекрасного чая, что от вкуса его можно умереть…

— Это не сработает, — ответила Женевьева. — Они проверят. Красивыми ядовитыми подарками Мирабеллу не убить.

— Мы едва не убили эту… природу красиво обёрнутыми подарками, — тихо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→