Девушка на показ. Эпизод Два

Джессика Хилдрет

Девушка на показ. Эпизод два

Глава 1

Я сидела на веранде и пыталась собраться с мыслями, когда непонятный звук привлек мое внимание. Я оглядела улицу, но ничего не увидела.

Похоже на рев мотоцикла.

Звук был громким и с каждой секундой только усиливался.

Наверное, это был Лэс, но странно, что он вернулся не на внедорожнике, который за ним отправили. Продолжая вглядываться вдаль, я пыталась понять, откуда именно вдруг возник этот хаос.

Кусты возле веранды осветились. Я вскочила на ноги и посмотрела налево. Быстро приближающаяся масса хромированной стали только что миновала холм в нескольких кварталах от моего особняка и на высокой скорости неслась по улице. С грохотом мотоцикл проехал мимо меня и резко затормозил, поравнялся с домом Фрэнки и встал на заднее колесо.

Далее последовал маневр, как в голливудских фильмах. Дым с шумом вырывался из-под задней шины. Мотоцикл накренился в сторону, а затем развернулся на 180 градусов. Вновь повернувшись ко мне, гонщик ускорился и понесся прямо к нашей круговой подъездной дорожке.

Это черный «Харли-Дэвидсон» (прим. Харли-Дэвидсон (Harley-Davidson Motor Company) — американский производитель мотоциклов), весь покрытый блестящим хромом, он был уже совсем рядом. Гонщиком оказался мужчина, которым я мало заинтересовалась в первый день съемок, загадочный Лэс. Одетый в джинсы, черный кожаный жилет и байкерские ботинки, он выглядел — и ездил на мотоцикле — как настоящий хулиган. Его руки полностью, от кончиков пальцев до плеч, были покрыты татуировками. Они очень отличались от татуировок Фрэнки и выглядели так, будто кто-то решил поиграться с чернилами в гараже, а не сделать тату в нормальном салоне.

Он нажал на тормозной рычаг и заглушил двигатель.

Я продолжала стоять на краю веранды с широко открытыми глазами.

Я с благоговением смотрела на Лэса, впечатленная превосходным состоянием его мотоцикла и ошеломленная его умением безупречно выполнять скоростные трюки.

Он снял шлем с задней части мотоцикла.

— Садись сюда, — прорычал Лэс. — Надень его. Этот придурок на Шевроле всего в миле или двух. Он будет здесь через минуту, и он, бл*дь, не очень доволен мной.

— Но мы не можем никуда уезжать без водителя, — сказала я невинно. — У меня уже были проблемы из-за этого.

— Я что, выгляжу так, будто следую правилам? — усмехнулся он.

— Вероятно, нет, — закатив глаза, ответила я.

— На земле есть всего два типа людей, — сказал он, — те, кто подчиняются, и те, кто бунтуют. Кто из них ты?

Я никогда не была той, кто легко подчиняется. Я всегда тщательно обдумываю каждую мелочь и, рассмотрев все возможные варианты, делаю то, что кажется мне наиболее верным решением. Если выбирать из этих типов, то, скорее всего, я отношусь к последним.

— Бунтарь. Но я… я… — я потянулась за шлемом, — …никогда не ездила на мотоцикле.

— У тебя есть какие-нибудь очки? — спросил он, кивнув в сторону моей сумочки.

— Да, солнцезащитные.

— Достань их.

Хотя здравый смысл пытался остановить меня, но моя любовь к приключениям все-таки сумела одержать над ним верх. Я покопалась в своей сумочке и достала очки. Убедив себя, что поездка на мотоцикле именно то, что мне нужно, чтобы избавиться от путаницы в голове, я надела шлем, зацепила очки за ворот рубашки и начала возиться с ремнями.

— Здесь, — он наклонился в сторону, застегнул ремень и кивнул. — Надень очки.

— А что делать с сумочкой?

Он указал на кожаную сумку, прикрепленную к задней части мотоцикла.

— Положи ее в седельную сумку.

Я раскрыла ее, сунула внутрь свою сумочку и улыбнулась при мысли о предстоящей поездке на мотоцикле.

— Просто сядь, поставь ноги на эти выступы и крепко держись. Это самое главное. Ну, и еще держи голые ноги подальше от труб, — сказал он и, нажав ногой на кикстартер (прим. Киксартер — специальный рычаг, который раскручивает двигатель мотоцикла с помощью внешней энергии), завел байк.

Звук выхлопа был почти оглушающим, но в то же время волнующим. Я устроилась позади него и, уже почти обернув руки вокруг его талии, засомневалась, там ли они должны находиться.

— Не волнуйся, ты не сделаешь мне больно, — сказал Лэс. — Просто ухватись за что-нибудь и держись.

Осознав, что мест, за которые можно взяться, не так уж много, я все-таки решила обхватить его за талию. Как только я обернула руки вокруг него, фары Шевроле показались на вершине холма.

— Ты в порядке?

— Да! — крикнула я.

— Держись покрепче.

Мотоцикл рванул вперед, и мы вылетели с подъездной дорожки. Лэс плавно повернул налево. Как только мы оказались в нужной полосе, он стал разгоняться, из-за чего я откинулась на заднем сидении.

Он продолжил гнать на полной скорости, наплевав на все правила. Мы неслись вверх по склону, когда на встречной полосе вдруг появился внедорожник. Нас разделяли примерно сто футов (прим. около 30,50 м), но расстояние быстро сокращалась. Лэс поднял левую руку и выставил средний палец. Одной рукой он зажимал газ, а другой четко выражал свое отношение — так мы и пронеслись мимо Шевроле.

Вид водителя, который таращился на нас с открытым ртом в боковое стекло, никак не скрывал его чувства о нашей незапланированной вечерней поездке.

Мы сбавили скорость, и скоро я поняла, что можно не держаться так крепко. Я отпустила талию мужчины и расслабилась. Через несколько миль мои мысли прояснилось. Все, что так долго крутилось у меня в голове, больше не имело значения. Я, наконец, впервые ощутила вкус настоящей свободы.

Когда мы проезжали вдоль побережья, на меня подул вечерний прохладный ветерок. Я закрыла глаза и сделала медленный глубокий вдох.

— Ты в порядке? — крикнул Лэс.

— Мне нравится, — ответила я. — Это потрясающе!

Он снизил скорость до комфортного темпа. Громкий звук мотоцикла изменился до низкого гула, но возбуждение никуда не делось. Лэс откашлялся:

— Ты любишь пончики?

Он что и правда, спросил, люблю ли я пончики? Нет, наверное, мне послышалось из-за шума ветра и громкого двигателя.

Я наклонилась к его уху:

— Что?

Он повернул голову в сторону, и его борода коснулась моей щеки.

— Пончики. Тебе они нравятся?

Это странный вопрос, особенно от байкера. Я не смогла сдержать улыбку.

— Я люблю пончики.

— В Лос-Анджелесе есть отличное место. Доедем за два часа.

Сейчас я не могла представить ничего лучше поездки на его мотоцикле. Хотя сомневалась, что какое-либо кафе с пончиками будет открыто ночью.

— Они работают так поздно?

— Настоящие кафе с пончиками открыты круглосуточно.

Он был очень взволнован. Я решила подыграть ему:

— А это настоящее место?

— «У Рауля»? — он рассмеялся. — Реальней некуда. Даже Тони Старк ест пончики там.

Интересно, почему он вспомнил «Железного человека», но я решила расспросить его об этом позже.

— Келли будет злиться.

— Забей на Келли! — рявкнул он.

Мои губы растянулись в улыбке.

— Давай сделаем это!

Лэс оказался бунтующим байкером с любовью к ночной охоте за пончиками. На удивление я чувствую странное спокойствие рядом с ним. Ну, по крайней мере, он не был пицца-мудаком.

Глава 2

Я сразу узнала забегаловку с огромным декоративным пончиком на крыше, которую не единожды видела в кино, музыкальных клипах и телевизионных шоу. Пока мы ждали в очереди, я показала рукой на вход:

— Я видела это место в кино.

Лэс взъерошил свои короткие темные волосы, которые спутались под шлемом. Вновь довольный своей внешностью он повернулся ко мне.

— Она здесь уже лет пятьдесят, — сказал он, — и, по словам многих, тут лучшие пончики во всех Штатах.

— Серьезно?

Он усмехнулся:

— Честное слово.

— Сомнительно, — я осмотрелась и прошептала еще одно замечание: — Однако, она вроде как почти по соседству.

— Технически это не Лос-Анджелес, а Инглвуд, — тихо проговорил он. — Ты когда-нибудь слышала о Комптоне?

— Комптон? Да. «Прямиком из Комптона», N.W.A, Dr. Dre, Айс Кьюб, Снуп Догг…

— Ты поняла. Он где-то в шести кварталах отсюда.

— Серьезно?

— Честное слово.

— Ты отсюда?

Он покачал головой:

— Нет, я живу примерно в четырех часах на север отсюда. Хендерсон, штат Невада. Прямо за пределами Вегаса.

— Но ты был здесь раньше?

— Я приезжал сюда время от времени, — сказал он. — Возможно, ты меня не расслышала. Лучшие. Пончики. В Штатах.

— Да, я слышала тебя, — ухмыльнулась я и наклонилась к нему ближе. — Нам безопасно быть здесь?

Он громко рассмеялся, а потом, затаив дыхание, покачал головой:

— Я похож на того, кого можно легко запугать?

Он был похож на плохого байкера. Все его руки покрыты татуировками, как у заключенных в тюрьмах, а его бицепсы напрягаются каждый раз, когда он двигается. Настоящий плохой байкер.

— Нет.

— На киску?

— Нет.

— На слабака?

— Нет.

— Вот и ответ, — он указал на меню. — Скоро наша очередь.

Я взглянула на меню и выпалила:

— Мне «Шоколадный Лонг Джон», малиновое желе и яблочные оладьи.

Девушка за стойкой заказов была милой и выглядела всего на шестнадцать. На шестнадцать и такой счастливой, словно продавать пончики до десяти часов вечера была работой ее мечты.

— У нас закончились шоколадные Лонг Джоны, — она улыбнулась мне от уха до уха. — Может быть, попробуете твистер?

— А что это?

— То же, что ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→