Спиноза. Жизнь мудреца
<p>Жизнь</p> <empty-line/></empty-line><p>Сергей Сергеевич Федоров</p>

Редактор Варвара Тиунова

Корректор Варвара Тиунова

© Сергей Сергеевич Федоров, 2018

ISBN 978-5-4490-3935-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>Благодарности</p>

Этот сборник не увидел бы свет без помощи, советов и поддержки многих людей, но именно нескольким из них я хотел бы выразить отдельную благодарность.

Варваре Тиуновой за показанный профессионализм в деле редактуры и корректуры этого сборника, Екатерине Ягодкиной за то, что подтолкнула меня к осуществлению моей давней мечты, а также за максимальную помощь в её осуществлении, Анне Ягодкиной за помощь в составлении макета и за порядок вещей в моей голове, моей Маме за терпение и поддержку моих ипохондрических выходок и просто за то, что она дала мне шанс появиться в этом мире и исполнить свое предназначение, моей любимой сестре Александре Ждановой за то, что не давала мне сдаться, отцу за понимание, Саше Буслову («Адаптация Пчёл») и Денису («Луперкаль») за использование строк из их творчества.

И господу Богу, за все преподнесённые испытания в жизни.

Остальные, я думаю, и сами увидят себя в этих строках.

<p>Поезд</p>

Жизнь – это поездка: никогда не знаешь, когда наступит твоя конечная станция. (с)

Раннее утро. Ночь еще не успела уйти в забвение и делит с утром свою постель. На небе гаснут звезды. Целой жизни не хватит, чтобы описать всю эту поэзию.

Я стою на платформе. Скоро подъедет поезд, который увезёт меня в мир неизведанного. На платформе только я один. Чувствую легкую пустоту в голове. Стою, выдыхаю утренний воздух и как обычно делю свою жизнь в голове на «до» и «после». Липкий туман окутывает всё вокруг.

Иногда мне кажется, что вокруг меня происходит достаточно много явлений, в которых я бы мог найти что-то необычное в своей жизни, но мой разум, словно боясь сойти с ума, ставит блокировку. И в этот момент между мной и чемто необычным появляется туман, словно стена, которая разделяет меня и что-то неизведанное. В наушниках играет что-то неразборчивое. Множество голосов говорят, как один, на языке, который я никогда не узнаю. На заднем плане – эффект Доплера. Я чувствую вибрацию под ногами, что предвещает приближение поезда.

Из тумана начинает постепенно вырисовываться голова поезда. Я роюсь в карманах, пытаюсь найти свой билет, но понимаю, что у меня его нет. Поезд подъезжает к платформе, медленно останавливается. Из окон вагонов на меня смотрят люди с улыбкой. И вот, поезд остановился.

– Молодой человек, Вы заходите? – спрашивает у меня проводник.

Я пожимаю плечами, и в этот момент он понимает, что билета у меня нет. Но, к моему величайшему удивлению, он коротко сообщает мне:

– Билет Вам не понадобится.

Я не стал спрашивать, в чем причина, и молча зашел в поезд. Проводник дружелюбно проводил меня до моего вагона. Вагон был пуст, любая из полок была моя.

– Если что понадобится – обращайтесь, – сказал проводник и закрыл за собой дверь.

Я достал тетрадь из сумки, начал было записывать свои размышления об этом странном поезде, но мысли путались, и я отложил тетрадь в сторону.

Поезд тронулся, пейзаж начал меняться. За окном мелькали поля, деревья. Я попытался мысленно слиться с природой за окном, как вдруг в дверь постучали.

– Войдите.

Это был проводник.

– Не хотите ли чаю?

Я кивнул в ответ. Проводник скрылся за дверью и через несколько минут вернулся с большим стаканом чая. Тот самый граненый стакан с железной подставкой, который я видел в старых фильмах в детстве.

– Позволите присесть? – спросил проводник.

Я поблагодарил его за чай и сказал, что это очень странно – спрашивать у меня разрешения, если он любезно впустил меня в поезд без билета и денег.

Тот сел, улыбнулся и произнес:

– В этом поезде нет никого, у кого был бы билет. Странно, что Вы не заметили, что многие люди улыбались, пока Вы стояли на платформе, и пытались с надеждой достать из кармана тот самый билет.

Я ответил, что четко помню, как покупал билет в кассе железнодорожного вокзала. Помню, что положил его в левый карман, а затем не обнаружил его.

Первой мыслью было то, что это просто какой-то розыгрыш. Не бывает бесплатных поездов в нашей стране, да и вообще я сомневаюсь, что где-либо в мире есть поезда, которыми люди едут куда-то бесплатно.

Проводник прервал паузу в разговоре:

– Вы знаете, куда едете?

И в эту секунду я понял, что мои мысли обретают какую-то реальную форму. Попытался вспомнить, до какой станции я покупал билет, но не смог. Дрожь прошла по телу, чувство неизвестности пыталось превратиться в страх, но до этого не дошло. – Я умер?

– Разве это похоже на смерть? – в ответ спросил у меня проводник.

Я пожал плечами. Разницы между тем моментом, когда я «жил» и когда «умер» не чувствовалось. Все происходило практически одинаково. По моему мнению, я был материален, мог чувствовать эмоции, мыслить, записывать в свою старую тетрадь заметки. Все происходило так же, как и при жизни, за исключением того, что я больше не чувствовал болей в голове и теле. До этого момента, меня постоянно посещали головные боли. Я чувствовал себя человеком с карикатуры Джорджа Крукшенка. С той самой, где черти бьют человека по голове всеми подручными средствами, кричат ему в уши и вкручивают штопор в голову. Но к моему счастью, я больше этого не чувствовал.

– Знаете, молодой человек, то, что сейчас происходит с Вами, сложно назвать смертью, но и жизнью это тоже не назовешь. Как бы Вам так привести пример? Слышали о том, как Харон перевозил мёртвые души через реку?

В ответ я кивнул головой.

– Не пугайтесь! Мы не едем в подземный мир, да и обол я у Вас в качестве оплаты не взял. Вы сейчас находитесь в состоянии между своей прежней жизнью и новой, к которой мы приближаемся…

Я перебил его, возмутился и сказал, что моё тело все еще при мне, и я могу думать, а значит, моя голова все еще находится у меня на плечах. В ответ он рассмеялся:

– Почему все каждый раз говорят практически одно и то же?! Вы ведь должны были понять, что мысли посещают далеко не вашу голову, Ваши мысли исходят отсюда, – он указал пальцем на солнечное сплетение, – а Ваше тело при вас, потому что Вы привыкли видеть себя и окружающих такими. Попробуйте вспомнить, что Вы делали последние часы перед тем, как оказались тут.

Я попытался восстановить хронологию событий, но раньше того момента, как я оказался на платформе поезда, я ничего вспомнить не мог.

– Вот и я о том же. Ваши воспоминания остались в том мире, где Вы находились раньше, а сюда Вам разрешили взять только то, что Вам искренне хотелось.

– Кто разрешил? – удивился я.

– Начальник поезда, – улыбнулся прово-дник.

Я спросил, могу ли я с ним встретиться. Проводник ответил, что все с ним встречаются на конечной станции, а сейчас тот занят.

Я начал понимать, что если бы я правда думал мозгом, то он бы треснул вместе с черепной коробкой, не выдержав всего происходящего, но этого не случилось. Во мне будто сняли занавес и показали, что происходит на самом деле. Я начал думать о том, что, возможно, и поезда никакого нет. Просто всю жизнь я так любил ездить на поездах, что и после смерти мне кажется, что я еду на поезде, а когда осознаю, что происходит на самом деле, увижу нечто другое. Но с другой стороны, эта обстановка было очень приятной для меня. Всё же лучше, чем быть меланхоликом. Моя меланхолия утратилась в прошествии времени и реальности. Я утратил лишний мусор своего сознания и оставил только необходимое.

– Если будет что-то ещё интересно, обращай-тесь, – сказал проводник и оставил меня.

Мне действительно сейчас нужно побыть одному, хотя на секунду показалось, что я и так один, а все, что появляется вокруг – это реальность, которую я придумываю сам себе. Возможно, все, что происходит со мной, я уже понимал, просто нужно было, чтобы все моё осознание произошло в естественной среде.

Я достал тетрадь, попытался прочитать свои старые заметки, но вдруг понял, что содержание изменилось.

В тех местах, где я упоминал о событиях своей жизни, были пробелы, но кое-что я всё-таки нашел. Это была история о том, как прошлой осенью я прогуливался по парку и увидел надпись, вырезанную на дереве. Надпись была отрывком из стиха Иосифа Бродского: «…но забыть одну жизнь – человеку нужна, как минимум, еще одна жизнь. И я эту долю прожил».

Этот отрывок запал мне в душу, но я не мог вспомнить почему. Поезд все ехал и ехал, панорама за окном менялась. Я чувствовал приближение конечной станции, медленно пил чай, записывая эту историю в тетрадь, и повторял, словно причудливую мантру: «Но забыть одну жизнь – человеку нужна, как минимум, еще одна жизнь.

И я эту долю прожил».

<p>Ом, как начало</p>

Бескрайнее путешествие в пучины своего мира. В ночном небе облако – кусок паззла, из которого ты собираешь сотни образов. Картинка меняется, происходит синхронизация между тобой и иным миром, в котором ты вновь и вновь находишь что-то новое для себя.

И все это далеко не фантазия. Все, что происходит в твоем внутреннем согласии и конфликте есть реальность. Ты можешь создать в себе любой мир, какой только можно представить, и если ты поверишь в него, то он станет реальностью. Реальность сама по себе – это зеркало твоего отражения: образы, мысли, формы, ощущения. Ведь не зря мы встречаем людей из своих самых жутких фантазий и видим нечто прекрасное там, где никогда этого ранее не замечали.

Наши границы условны. Человек способен на все, и тому нет предела, единственная граница – он сам. Говоря более простым языком – это сомне ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→

По решению правообладателя книга «Спиноза. Жизнь мудреца» представлена в виде фрагмента