Континент коротких теней

Пауль Вернер Ланге

Континент коротких теней

История географических открытий в Африке

Под крыльями Гора

Видимо, был 595 год до нашей эры, когда вблизи мыса Агульяш (мыса Игольного) у южной оконечности Африки, представляющего собой нагромождение песчаниковых глыб, появились странные корабли. Их обшивка из кедра, некогда сверкавшая в лучах солнца, потрескалась, огромные паруса, сшитые из белых и ярко-красных полотен, выгорели. Краска, когда-то покрывавшая вырезанные из дерева лошадиные головы на носу и взметенные кверху рыбьи хвосты на корме, была смыта пенными волнами. Однако не эти следы длительного плавания определяли настроение моряков, управлявших кораблями. Ликование и уверенность охватили их, когда они, обогнув предгорья, установили, что береговая линия повернула на северо-запад. Ведь моряки эти были финикийцами, посланными египетским фараоном Нехо II (609–594 гг. до н. э.1) для совершении самого значительного плавания древности — плавания вокруг Африки. Они снисходительно улыбались, видя, как египтяне, плывшие вместе с ними, вымаливали заступничество у своего соколоподобного бога Гора, ибо считали, что финикийские божества не оставляли их в беде. А Луна и Солнце — очи бога, воплощенного в соколе, — взирали на предприятие не всегда одобрительно. У побережья Сомали на них обрушился неистовый муссон2, вблизи экватора в прибрежных водах подстерегали коралловые рифы, в Мозамбикском проливе их подхватило могучее течение, заставившее испытать смертельный ужас. И вот наконец удалось достичь места, где крылья Гора касаются земли. Высоко над ними простерся голубой купол его оперения; исхлестанные непогодой лошадиные головы смотрят в ту сторону, где лежит известный морякам мир их родины.

Во всяком случае, так могло быть. До сих пор мы точно не знаем, ни когда состоялось это мужественное плавание, ни числа и внешнего вида кораблей, на которых плыли древние мореходы, ни имени хотя бы одного из них. Мы располагаем лишь свидетельством греческого историка Геродота из Галикарнаса (ок. 484–425 гг. до н. э.), который спустя полтора столетия после названного события путешествовал по Востоку и в Египте узнал следующее: «Ливия же [тогдашнее название Африки], по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает к Азии; это, насколько мне известно, первым доказал Нехо II, царь Египта. После прекращения строительства канала из Нила в Аравийский залив [т. е. Красное море] царь послал финикиян на кораблях. Обратный путь он приказал им держать через Геракловы Столпы… Финикияне вышли из Красного моря и затем поплыли по Южному [Индийскому океану]. Осенью они приставали к берегу и, в какое бы место в Ливии ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них

Финикийские суда; некоторые с оснасткой и приспособлением для тарана. Ассирийский храмовый рельеф времен Скнахериба (705–681 гг. до н. э.)

на правой стороне. Так впервые было доказано, что Ливия окружена морем».3

Замечание Геродота, высказанное им в последнем предложении, вызвало много толков среди его современников и последователей. С одной стороны, людям, жившим севернее тропика Рака4, казалось немыслимым, что при плавании в западном направлении солнце может находиться справа. С другой стороны, к тому времени уже сформировалась картина мира, выдвинутая задолго до этого другим греческим ученым. Обоснованная и усовершенствованная астрономом и математиком Клавдием Птолемеем (ок. 90 — ок. 160), она оставалась господствующей на протяжении нескольких столетий. Согласно ей, Индийский океан представлял собой внутреннее замкнутое море, окруженное в том числе и африканским побережьем. Поэтому Африку нельзя обогнуть. Кроме того, даже в нашу эпоху высказывались мнения, что древнеегипетские суда были слишком примитивны для такого плавания и что в сообщении Геродота нет никаких упоминаний о поразительных природных условиях африканского побережья. Однако с тех пор смельчаки дерзают пускаться в океан на бальсовых плотах, камышовых, надувных лодках и других необычных плавательных средствах. Кое-кого они заставили вспомнить, что техническое совершенство — лишь результат, а не предпосылка человеческой активности. По поводу других возражений не без основания указывалось, что в сообщении Геродота речь идет о сведениях «из вторых рук» и нельзя же в самом деле из обстоятельства, что историк не упоминает в своем труде Рим, делать вывод, что Рима тогда не было. Изменилось и мнение о древнейших морских плаваниях: «Еще до расцвета великих династий в долине Инда, древнейших шумерских и египетских цивилизаций скульпторы и художники вырубали на скалах и стенах горных пещер, расположенных на египетском берегу Красного моря, изображения больших парусных кораблей, а гончары из дельты Нила украшали свои вазы картинками судов. На большинстве этих изображений, которым более пяти тысяч лет, можно видеть плывущие в море большие корабли с круто загнутыми носом и кормой и двумя надстройками, похожими на рубку. Помимо мачты и парусов, на некоторых из них было до сорока-пятидесяти гребцов, чтобы плыть в штиль и ускорять ход судна. На этих ранних изображениях видно, что корпуса первых кораблей, способных плавать по морю, были сделаны из связанных между собой пучков азиатского камыша «тифа» или африканского папируса».5

Исследовав предварительно свою землю, египтяне могли однажды решиться отправиться на таких камышовых колоссах через Средиземное море в Ливан, где обнаружили в избытке то, чем была бедна их страна, — лес. Видимо, морские корабли без киля, с очень крепкой деревянной обшивкой и могучей мачтой, снабжённой реей (изображением одного из таких судов распорядился около 2450 года до нашей эры украсить свою гробницу фараон Сахур), были построены из долговечного ливанского кедра. Известно, что в ту эпоху Египет уже в течение пятисот лет не только ввозил данный вид дерева, но и поддерживал морские сношения с шумерами6, жившими в нижнем течении Евфрата и Тигра. Правда, еще не установлено окончательно, кто же был первым, наладившим эти связи. Плавали египетские моряки и на Синайский полуостров, богатый малахитом и бирюзой. Уже примерно в 2700-е годы до нашей эры сообщается, что фараон Снофру, отец Хеопса, посылал целые флотилии деревянных грузовых судов (одна из флотилий насчитывала сорок кораблей) в Библ на финикийском (ныне сирийско-ливанском) побережье. О том, какую страсть, кроме всего прочего, питал Снофру к морским путешествиям, повествует папирус Весткар.

Подданные, взгляды которых не очень устраивали египетских фараонов, вскоре отплывали в страну благовоний Пунт, загружали в Угарите (на территории сегодняшней Сирии) медь, в критских гаванях — оружие и предметы искусства, в Библе выгружали папирус и, возможно, привлеченные торговлей оловом и серебром, добирались даже до страны, которую мы сегодня называем Испанией.

Для понятия «корабль» тогда существовало не менее пятидесяти семи обозначений, что указывает на соответствующее многообразие типов судов. Около 1800 года до нашей эры фараон Аменемхет III повелел доставить по воде саркофаг, вырубленный из цельного куска кварцита, весивший почти 800 тонн, а примерно к 1500 году до нашей эры египетские корабелы достигли такого совершенства, что результаты их работы были еще более поразительными. Тогда на одном из судов из Карнака вниз по Нилу были доставлены два обелиска, весившие каждый по 700 тонн и достигавшие 30 метров в длину. Конечно, подобный громоздкий груз

Египетское морское судно с опущенной мачтой. Рельеф на гробнице фараона Сахура в Абу-Сире (XXVI в. до н. э.)

весом почти 1500 тонн никогда не доверили бы морю, но сейчас речь идет лишь о возможностях, которыми располагали египетские мореплаватели. Возможности эти, бесспорно, были значительными и приведены здесь лишь в общих чертах. И все-таки остаются вопросы относительно сообщения Геродота. Несмотря на то, что оно содержит крайне скупые сведения, тем не менее сомнительно, что «так впервые было доказано, что Ливия окружена морем». Мы еще узнаем, как целеустремленно египетские правители посылали своих людей на исследование Африки не ради славы или ни к чему не обязывающей жажды знаний, а в поисках сырья, золота и других ценностей. Поэтому представляется сомнительным, что предприятие, затеянное по повелению Нехо II, до того не имело аналогов. Скорее всего, оно такое же «единственное в своем роде», как и упомянутая Геродотом попытка соединить Нил каналом с Красным морем. Осуществление подобного намерения было начато уже во времена Среднего царства (ок. 2040–1730 гг. до н. э.). Следовательно, и в этом случае Нехо заимствовал идею у древних, пожертвовав ради нее жизнью ста двадцати тысяч человек.

Как бы то ни было, Африка, бесспорно, была открыта самими африканцами, и первое плавание вокруг Африки было предпринято ими или, по крайней мере, по их настоянию. Это так настойчиво подчеркивается здесь потому, что дальнейшее повествование в основном будет ограничено Центральной и Южной Африкой. Кроме того, не должно сложиться впечатление, что мы потакаем мнению тех, кто считает Северную Африку совершенно изолированной от остального континента и исторически связанной преимущественно с Востоком и Европой. На самом де ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→