Зеленая книга

Disclaimer

Это один роман в четырех книгах (частях). Магия тут авторская, не по правилам D&D. Книга про игроков и игру, но не ЛитРПГ с полотнами логов. Книга про попаданцев но не МС бургер на шаблонах. Это эпическое фэнтези и не факт, что все доживут до финала.

Взрослая сказа – чем дальше, тем страшнее. И я не шучу.

Пролог

Пролог

Дима

На календаре была середина лета, стоял теплый июльский пятничный вечер. Всю неделю шли холодные проливные дожди, от которых горожане прятались в серых коробках своих домов. Мало кому нравится промозглая сырость, да еще с порывистым пронизывающим ветром. Но в этот последний рабочий день недели погода наладилась, а потому люди спешили быстрее закончить свои рабочие дела. Закончить, – чтобы успеть до темноты выбраться на улицу погулять с детьми, поиграть в футбол или покататься на велосипедах в парке. Как-будто, не веря вернувшемуся теплу лета, городские жители торопились наверстать время, потерянное в холодную дождливую пору.

Дима никуда не спешил. Неторопливым прогулочным шагом он шел через городской парк по мощеной плиткой дорожке, вдыхая полной грудью ароматы наступающего летнего вечера. Прошедшие дожди сбили душную пыль с зелени, насытили землю влагой и очистили городской воздух от тяжелого смрада выхлопов машин. Дима проходил через буйную зелень парка и с интересом смотрел по сторонам, будто подглядывая за сценками из чужой жизни. Беззастенчиво воркующие и целующиеся молодые парочки. Пожилые люди, осуждающе качающие головами, видя такое безобразие. Мамаши, поглощенные беседой между собой или догоняющие своих расшалившихся детей. Счастливые семьи с колясками, вырвавшиеся из домашнего быта. Тихая идиллия теплого вечера нравилась Диме, уставшему к концу суматошного дня.

Вместе с тем его преследовало чувство нереальности происходящего, будто он смотрит на все из глубины зеркала. Он чувствовал запахи, тепло, аромат тела совершавшей вечернюю пробежку девушки, но цвета словно потеряли яркость, как картинка в старом кино. Такое ощущение у него случалось часто, а потому в такие моменты он представлялся себе кинозрителем, сидящем в первом ряду темного зала. Но даже в этом зале некому было взять его за руку или поделится соленой кукурузой. В неполных двадцать четыре года у него не было ни жены, ни постоянной подруги. Никто не ждал его на прогулку в парке после рабочего дня.

Дима жил совершенно один в небольшой квартирке, доставшейся по наследству от бабушки. Ключи ему отдали родители, когда он перешел на старший курс в университете. Отдавали со строгим наказом: компании не водить. Но в тайне они все же надеялись, что он заведет себе девушку и научится хоть немного самостоятельности.

Закончив с неплохим результатом университет, на следующий день он забросил синюю корочку в верхний ящик старенького комода, а спустя неделю устроился на работу продавцом в салон сотовых телефонов. Проживая отдельно, Дима научился некоторой самостоятельности, но его романтические отношения с девушками были редки и скоротечны. Как только женщина начинала отвоевывать себе пространство, раскладывая в ванной свои шампуни, скрабы, щетки да расчески, Дима неизменно находил повод расстаться. Каждый раз он ловил себя на мысли, что боится серьезных отношений.

В свои двадцать три он объяснял данный факт тем, что не хочет терять личную свободу. Ему нравилось играть в компьютерные игры до поздней ночи, крича в микрофон и ругаясь с другими игроками; пить пиво, оставляя бутылки где попало; громко слушать «тяжелую» музыку и не мыть посуду неделями, если нет настроения. Дима совершенно не понимал женщин, которые появлялись в его жизни и тут же начинали наводить свои порядки – хозяйничать в квартире подобно первой человеческой самке, повесившей шкуру на входе в пещеру, чтобы оградить жилище от опасностей мира. Ему казалось, что они с другой планеты. Он понимал, что рано или поздно сложившийся уклад жизни придется менять, но пока его все устраивало и потрясений не предвиделось. Глубоко в душе он чувствовал, что просто не хочет брать на себя ответственность за другого человека.

***

Эти страхи были поводом для шуток, которые отпускал его лучший друг Леха, позиция которого в отношении женщин была однозначна:

– Понимаешь, брат, – говорил он, – в наше благословенное время они сами не хотят серьезных отношений. Они хотят, чтобы их поставили в позу и отодрали вот так и так, чтобы ног не свести. Главное не забывай одевать доспехи на свой нефритовый стержень и не склоняйся на темную сторону. А то соблазнит сладкими булочками и потащит в ЗАГС за хобот.

Всякий раз при упоминании булочек молодой гуляка сладострастно прикрывал глаза, обретая при этом глупое выражение лица, чем вызывал неизменную улыбку.

Строящий из себя альфа-самца, Леха, подобно диким древним кочевникам, врывался в спокойный уклад холостяцкой берлоги. Оставалось только беспомощно наблюдать как вечно лохматый рыжий друг, фонтанируя энергией, носится по квартире. Наблюдая за ним, Дима вспоминал зайцев из рекламы батареек. Парень одновременно успевал разговаривать, совать свой веснушчатый нос в пустой холодильник и отправлять сообщения очередной пассии в телефоне.Когда ураган немного успокаивался, друзья шли в ближайший магазин за пивом для традиционных посиделок с просмотром голливудской поделки или совсем уж дешевых ужастиков, обожаемых энергичным ловеласом. Большинство случайных подруг его страсть не разделяло, чему он неизменно сокрушался, с восторгом наблюдая очередную порцию вываливающихся кишок и искусственной крови, брызжущей в экран. Особенную радость ему доставляли глуповатые сексапильные героини с огромной грудью, колыхающейся под маечкой во время коротких забегов. В такие моменты его глаза горели, словно у маньяка при виде жертвы. Во время просмотров наблюдать за бурными реакциями парня было иногда интереснее, чем за происходящим на экране.

Обычно после третьей бутылки Леха начинал хвастаться своими победами над слабым полом, всякий раз выкладывая новую историю. Дима сомневался в правдивости большинства этих историй, но помалкивал о своих подозрениях, боясь обидеть лучшего друга. Возможно, часть рассказов Лехи основывалась на реальных событиях, но, если все же поверить во все его истории, из девушек, снявших трусы перед юным Казановой, можно собрать массовку для рекламы известного мужского дезодоранта.

***

Выйдя из парка, Дима перешел улицу и прошел под арку, ведущую во двор знакомой с детства хрущевки. Распугав у подъезда местных котов, он взбежал на третий этаж и открыл старую дверь, обитую дерматином еще с советских времён. Квартира встретила хозяина запахом книг и старой мебели.Дима давно не замечал его, но в этот вечер запах напомнил о временах, когда он гостил у бабушки.

Дед, умерший от инсульта, когда Дима был совсем маленьким, сумел собрать довольно большую библиотеку. Две стены небольшой квартиры были уставлены книжными полками до самого потолка. Когда внук прибегал с улицы, бабушка кормила его любимыми оладьями, а вечером читала ему книги со сказками, купленные еще до появления родителей Димы на свет. Книги все также стояли на полках, но повзрослевшему внуку, предпочитающему читать с экрана, они были безразличны. Ровные ряды расставленных еще дедом томов давно стали привычным предметом интерьера, равно как старая мебель, люстры и обои. Родители предлагали помощь с ремонтом, хотели поменять окна и двери, но плюнули, столкнувшись с инертным равнодушием сына.

Вернувшись домой, Дима первым делом включил компьютер, за которым проводил большую часть свободного времени. Возиться с готовкой в этот вечер ему было лень, а потому он поставил чайник и воду для дежурных магазинных пельменей, знакомых еще со времен учебы. Только потом парень пошел переодеваться в затасканные спортивные штаны и любимую майку с соблазнительной темной из Линейки. Рабочая одежда отправилась в таз, полный грязного белья. В субботу ему надо было заехать к родителям, где он обычно «стирался», поскольку своей стиральной машины не было, а оставшаяся от бабушки давно сломалась. Но его это не смущало. Последнюю модель компьютера Дима считал приоритетней какой-то там стиральной машинки.

Пельмени сварились быстро, а в старом холодильнике оставалось несколько бутылок темного. К родителям ему предстояло ехать только после обеда, поэтому можно провести всю ночь в очередной онлайновой игре с друзьями, которых он в жизни ни разу не видел, да и не стремился увидеть. У таких отношений, на взгляд Димы, был неоспоримый плюс – никаких лишних обязательств или моментов, способных испортить сказочный мир игры.

Пребывая в отличном настроении, он быстро поужинал под телевизор. По «зомбоящику» все было как всегда: войны, очередной теракт каких-то непримиримых с чем-то, американские военные, марширующие на фоне маслянистых столбов черного дыма. Новости привычно показывали разорванные тела, едва прикрытые цензурой. Жадный взгляд выхватывал детали, не попавшие под размытые квадратики, словно полоску кружевной ткани под слишком смелой юбкой. На куски мяса с мозгами разбросанные по асфальту квадратиков у телевизионщиков не хватило. Драматично показанная крупным планом залитая кровью женская туфля совершенно не трогала парня, жующего пельмени обильно политые красным словно кровь на экране кетчупом. Настроение было прекрасное и испортить предвкушение новых приключений могло только внезапное отключение электричества. Диме не было особого дела до новостей, он их смотрел как сериал под названием «жизнь». Если вдуматься, казалось, весь мир сходит с ума, но за окном сгущались сумерки тихого летнего вечера и предстояла ночь в игре с друзьями. Между собой они называли ночь с пятницы на субботу «ночью длинных ножей». Поставив гряз ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→